Коррупция
25.01.2013

Кехман пострадал из-за любви к театру

Кехман пострадал из-за любви к театру
  • Текст и фото Русский Forbes, 24.01.2013

    Владимир Кехман

Бывший «банановый король» уверяет, что это он сам попросил себя обыскать
МВД России провело обыски в рабочем кабинете директора Михайловского театра и бывшего «бананового короля» Владимира Кехмана. Они связаны с деятельностью ЗАО «Группа JFC» — некогда крупнейшего импортера фруктов, которую основал Кехман
Обыски идут и в офисах и складских помещениях JFC, и по месту жительства «бывшего руководства» фирмы. Причина обысков – расследование уголовного дела о мошенничестве о особо крупном размере, возбужденного следственным управлением ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Речь идет о невозврате денег по кредитам.

Он обвиняет своих бывших менеджеров в том, что они воспользовались его занятостью в театре и вывели огромные суммы через фирмы-однодневки. “В связи с информацией об оперативно-розыскных мероприятиях в ЗАО "Группа JFC" хочу заявить, что всесторонне проинформирован о них, полностью поддерживаю все следственные действия и заинтересован в их результативности", - процитировали "Интерфаксу" заявление Кехмана в пресс-службе JFC.

Кехман занялся торговлей фруктами случайно, в ходе бартерных операций в начале 1990-х став обладателем двух вагонов апельсинов. Уже через десять лет компания смогла стать одним из ведущих импортеров бананов. Кстати, кризис 2008-го помог компании не только избавится от основных конкурентов - Sunway и Sorus (они обанкротились, не сумев погасить облигации), но и отчасти выжить. Как признавался в интервью «Ведомостям» в 2009 году Кехман, потребление бананов в кризис значительно выросло, что и спало компанию. «Банан фактически является продуктом первой необходимости — он вкусный, полезный и самый дешевый”, рассказывал предприниматель.

Пока процветал банановый бизнес, у Кехмана появилась другая забота и страсть – Михайловский театр. Его бизнесмен театр возглавил в мае 2007 года по договоренности с тогдашним губернатором Санкт-Петербурга Валентиной Матвиенко.

Но в 2011 году, после революций в Северной Африке, у JFC начались проблемы. На регион приходилось до трети продаж JFC, а из-за волнений ее выручка стала падать. Чтобы защититься от кредиторов, 20 февраля 2012 года компания подала иск о собственном банкротстве; месяц спустя суд ввел в ней процедуру наблюдения. Осенью прошлого года Лондонский суд признал и самого Кехмана банкротом.

Несколько иначе ситуация видится следователям. По их информации, в 2010-2012 годах «группа лиц из числа руководителей и собственников компании JFC под предлогом исполнения договоров с фиктивными и аффилированными коммерческими организациями» получили от ряда крупных банков крупные денежные кредиты. «Не намереваясь выполнять кредитные обязательства, руководители компании в феврале 2012 года обратились в арбитражный суд о признании ЗАО «Группа JFC» банкротом. В результате банкротства кредитным учреждениям причинен ущерб на сумму более 10 млрд рублей», — сообщило 24 января МВД.

Основные кредиторы компании - Сбербанк, «Банк Москвы», «Уралсиб», «Райфайзенбанк», Промсвязьбанк, «Юникредит банк». В настоящее время суд включил в реестр требований кредиторов заявления на сумму почти в 5 млрд рублей, из которых 4,5 млрд рублей приходится на Сбербанк. Всего кредиторы требуют с компании более 17 млрд рублей, в том числе Сбербанк – 6,4 млрд рублей. Отчет временного управляющего по итогам процедуры наблюдения суд рассмотрит 16 апреля.

Счета JFC заблокированы. По решению суда наложен арест на денежные средства в сумме около 400 млн рублей, говорится в сообщении МВД.

Один из бывших руководителей компании заявил Forbes, что об обысках ему ничего не известно, как и о том, кто именно из бывших топ-менеджеров и собственников попал под подозрение. Лично к собеседнику журнала следователи претензий не предъявляли.
Пресс-служба театра распространила заявление, что обыски не связаны «ни с экономической, ни с любой другой деятельностью театра». Контракт Кехмана с театром истекает в этом году.

Ирина Скрынник 

****

«Банановый король» Владимир Кехман возглавил театр оперы и балета. При чем здесь коммерческая недвижимость?

Застать нового гендиректора Санкт-Петербургского театра оперы и балета имени Мусоргского в кабинете практически невозможно. Владимир Кехман, по совместительству владелец компании JFC, одного из крупнейших импортеров фруктов, то встречает делегацию из Смольного, то проводит оперативное совещание, то несется на переговоры к строителям. Директором одного из старейших в северной столице театров (ему теперь собираются вернуть прежнее название — Императорский Михайловский) Кехман стал в мае. Зачем? «Я не могу дать ответ, почему я это сделал и чего я от этого жду», — говорит бизнесмен.

Между тем директор он не номинальный. При поддержке Кехмана в театре установлена современная система пожаротушения, полностью заменена электропроводка, подписаны контракты с оперной примой Еленой Образцовой, готовится проект серьезной реконструкции. Кехман, по собственному признанию, уже потратил на подготовку к ней более 500 млн рублей.

Оказать театру помощь Кехмана, большого любителя джаза, надоумила Зорина Мыскова, советник министра культуры РФ и топ-менеджер компании «БДО Юникон Северо-Запад», выступавшей аудитором JFC при размещении еврооблигаций. «Идея родилась в течение нескольких минут — мы обсуждали ситуацию с культурой», — вспоминает Мыскова. Глава Комитета по культуре Санкт-Петербурга Николай Буров, который внес кандидатуру Кехмана, уверяет, что хозяином JFC движут личные амбиции: «Он прекрасно понимает, что любое его финансовое вложение [в театр] безвозвратно».

Возможно, дело не только в любви к искусству. Кехману нужны добрые отношения с петербургскими властями. Летом 2005 года глава JFC купил за $10–15 млн у владельца «Евросервиса» Константина Мирилашвили универмаг «Фрунзенский» на Обводном канале, рассчитывая снести монстра советской торговли и построить на его месте современный офисно-торговый центр (проект рисовала мастерская Нормана Фостера). По расчетам Марии Сорокиной, главы местного представительства компании «Миэль», аренда в таком месте будет стоить не менее $700 за кв. м в год. Однако петербургский Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) запретил сносить универмаг, поскольку причислил его к вновь выявленным культурным ценностям. Все попытки Кехмана переубедить главу КГИОП Веру Дементьеву оказались тщетными.

Но одно дело спорить с бизнесменом, другое — с деятелем культуры. «Мне питерские чиновники говорили, что он [Кехман] называет их теперь «коллегами», — иронизирует другой бизнесмен из северной столицы Александр Матт. В следующем году театр празднует 175-летие. Если все пройдет успешно, у Кехмана в переговорах со Смольным появятся новые аргументы.

Александр Сазонов

Источник:
Русский Forbes, 03.10.2007