Коррупция
21.05.2018

Сечинский опричник Ткачев и каток Шестуна

Сечинский опричник Ткачев и каток Шестуна
  • "ЦУР"

     

    Александр Шестун. Фото "Московская газета"

Андрей Воробьев задействовал против конкурента профессионального провокатора

  20 05 18 sectka 02

Генерал-майор ФСБ Иван Ткачев со своей ши-тцу

 

Начальник управления «К» СЭБ ФСБ (контрразведка в финансовой сфере) Иван Ткачев  —  лицо особо засекреченное, редко надевает форму, до сих пор его фотографий не было в интернете, а родственники не знали, чем он занимается. Генерал-майор Ткачев раньше командовал 6-й службой УСБ ФСБ, «сечинским спецназом», и руководил задержаниями Улюкаева, Сугробова, Белых, да что уж там, по его собственному признанию, «работал по всем губернаторам, по всем главам, по всем краям». О его методах обработки и шантажа высокопоставленных чиновников и бизнесменов стало известно в апреле благодаря сенсационному обращению к Владимиру Путину главы Серпуховского района Александра Шестуна с записью разговоров с Ткачевым. Корреспондент ЦУРа Сергей Канев побывал на родине генерала в Борисовке Белгородской области и побеседовал с его матерью. ЦУР впервые подробно рассказывает о том, кто такой Иван Ткачев, и публикует эксклюзивные фотографии засекреченного генерала — в школе, после свадьбы и на шашлыках с собачкой-хризантемой.

 

«Я вижу, кого переедет через месяц, кого через два, кого через три»

 

Кульминацией многолетней деятельности 6-й службы УСБ ФСБ, прозванной «сечинским спецназом» в честь ее конечного бенефициара, стало дело министра экономразвития Улюкаева, благодаря которому страна не только узнала о методах работы «шестерки», но и впервые посмотрела в улыбчивое лицо с бобриком ее организатора — почти легендарного генерала Олега Феоктистова. Острая тема была бы закрыта, а служба по-тихому расформирована, не случись месяц назад новый скандал со сменщиком Феоктистова: глава Серпуховского района Александр Шестун опубликовал видеообращение к президенту с аудиозаписями угроз в свой адрес от неизвестного ранее широкой публике генерала Ивана Ткачева.

Генерал-майор ФСБ, руководитель управления «К» Ткачев увещевает своего знакомого Шестуна покинуть пост в таких формулировках: «Ты жить не хочешь уже, все?», «Тебя просто катком переедут», «До выборов тебя закопают», «Нароют и закроют», «Ты будешь сидеть».

По утверждению Шестуна, его ухода добивается губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Их конфликт тянется не первый год, последнее обострение связано с намерением Шестуна закрыть мусорный полигон под Серпуховом, что идет вразрез с планами губернатора. Воробьев требует от главы Серпуховского района освободить пост, дом Шестуна через суд пытаются признать незаконной постройкой, в районной администрации проходят обыски. Конфликт стал публичным после видеообращения Шестуна к Путину 19 апреля с пятью аудиозаписями: разговором с руководителем администрации подмосковного губернатора Михаилом Кузнецовым, разговором в кабинете начальника управления президента по внутренней политике Андрея Ярина с участием Кузнецова и Ткачева, где собравшиеся убеждают Шестуна написать заявление об уходе, а также тремя беседами Шестуна с Ткачевым.

 

 

До сих пор всплывавшие время от времени сообщения о методах работы и операциях 6-й службы казались полной конспирологией, но выложенные Шестуном аудиофрагменты звучат так буднично, искренне и цинично, что в их подлинность нельзя не поверить. В частности, Ткачев утверждает, что «все списки согласования начиная от губернатора и в район на выборы» идут через него: «Я вижу, кого переедет через месяц, кого через два, кого через три, кого сменят, кто боится». По его словам, если «есть команда» (президента или АП) освободить пост, а занимающий его упирается, то работать с ним «будут по всем фронтам: следствие, прокуратура, со всех сторон будут окружать», «под ручки под беленькие заберут, арестуют активы». «Я всю эту методику отработал <…> Я работал по всем губернаторам, по всем главам, по всем краям», — резюмирует Ткачев.

 

«Мене тут всі знають, я вдома»

 

На центральной площади Борисовки вовсю готовились к майским праздникам: репетировал сборный оркестр, группа школьников под фанеру исполняла песню местного композитора с припевом «Путин, Родина, мы — победим!», а чиновники из администрации с нервным видом бегали со списками, и все не могли решить, где во время торжеств будут стоять ветераны труда, а где делегации из других районов.

 

  20 05 18 sectka 03

Дом матери Ивана Ткачева в Борисовке

 

Но пенсионерке Валентине Ткачевой сейчас не до праздников, у нее много забот. Во-первых, нужно заняться огородом и прибраться в погребе. А, во-вторых, найти непьющего мужика, чтобы поправил на заднем дворе покосившийся забор.

— Так ви сідайте, втомилися, мабуть, з дороги? — улыбается пенсионерка. — Можу запропонувати вам чай.

— На украинском не боитесь разговаривать? — интересуюсь. — Времена-то нынче не те.

— А чого мені боятися? Мене тут всі знають, я вдома.

 

  20 05 18 sectka 04

Валентина Павловна Ткачева

 

Валентина Павловна родом с западной Украины и, хотя почти всю жизнь прожила в Борисовке, так и не привыкла говорить по-русски. Муж Иван работал в лесхозе и умер в середине 90-х годов. Сама она трудилась санитаркой в больнице и родила четверых сыновей. Старший погиб в Афганистане, второй живет в Калининграде, третий — в Мурманске, а вот Иван попал в центральный аппарат на Лубянке благодаря близкому знакомству с генералом ФСБ Олегом Феоктистовым, известным еще как Олег Большой или генерал Фикс. Они вместе служили на погранзаставе в Карелии, и когда в 2003 году куратор силовых структур из администрации президента Игорь Сечин поручил Феоктистову подобрать людей для создающейся внутри УСБ ФСБ 6-й службы, кандидатом №1 стал исполнительный и не замеченный в интригах Иван Ткачев.

С тех пор Феоктистов и Ткачев шли в одной связке, но если первый считался интеллектуалом и разрабатывал большинство оперативных схем, то второго на Лубянке за глаза называли белгородским колхозником. В чекистской особке «колхозник» в основном занимался организационными вопросами, выезжал на задержания, в его обязанности в том числе входила отмазка подчиненных после пьяных автогонок по столице и драк в ресторанах. Как признавался мне один из бойцов: «После третьей рюмки нам повсюду мерещатся чеченские террористы и американские шпионы».

— Це неправда, ніякий Ваня не колхозник, — обиделась Валентина Павловна. — Он багато читав книжок, цікавився історією, був зразковим піонером. В класі у нього половина дівчат була закохана. Скажіть мені чесно, він у Москві не балується? А то він симпатичний хлопець.

— Иван Иванычу некогда глупостями заниматься, — успокаиваю я мать. — Он возглавляет очень важное управление в ФСБ, ходит с докладами к Путину, его боятся губернаторы, депутаты и банкиры.

— Навіщо мені його регалії. Головне, щоб він був живий i здоровий.

 

  20 05 18 sectka 05

Школьная фотография Вани Ткачева

 

Впрочем, источник ЦУРа в ФСБ уверен, что Ткачев только играет роль простака, а на самом деле давно набрался опыта в оперативных провокациях и помогал Феоктистову собирать компромат на выходцев из других питерских кланов, в том числе на начальника УСБ ФСБ Сергея Королева и его куратора экс-премьера Виктора Зубкова.

— У нас на Лубянке идет постоянная борьба между влиятельными кланами и стоящими за ними друзьями Путина, — сообщил источник из управления «К» ФСБ. — Другими словами, второй этаж воюет с третьим, четвертый с первым, а пятый со всеми сразу. Каждый клан старается на ключевые должности пропихнуть своих людей. Вот Сечин создал «шестерку», тогда во главе всего УСБ ФСБ газпромовец Зубков поставил Королева, и формально Феоктистов ему подчинялся. Или тот же глава «Ростеха» Чемезов продавил на департамент контрразведки своего старого приятеля из Питера Владислава Меньщикова. Во всех службах полно чьих-то родственников, всяких блатных. Вот у нас во втором отделе старшим уполномоченным служит Антон Бобровицкий. Все знают, что в Москве бейсбольной битой он избил гаишника и на него завели уголовное дело. Но папа-бизнесмен через свои связи порешал проблемы. И таких блатняков у нас много.

ЦУР проверил информацию: действительно, «04.12.2003 на Боровском шоссе гражданин Бобровицкий из хулиганских побуждений нанес телесные повреждения бывшему инспектору ДПС Владимиру Непотенко (уголовное дело № 197420)».

 

«В то время я Ткачеву полностью доверял и считал порядочным человеком»

 

Впервые фамилия тогда еще подполковника ФСБ Ивана Ткачева промелькнула в 2010 году, когда началась межклановая схватка за многомиллиардный контракт на два вертолетоносца для Минобороны РФ. Минобороны хотело приобрести французские Mistral. Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), председателем совета директоров которой являлся Сечин, а вице-президентом по безопасности — прикомандированный генерал ФСБ Анатолий Тюков (сейчас Тюков возглавляет транспортное управление администрации президента. — ЦУР), планировала привлечь корейскую компанию для строительства вертолетоносцев типа Dokdo. Однако Генпрокуратура направила в ОСК проверку, и та выявила «многочисленные нарушения»: в частности, корпорация закупала технику у компании матери своего президента, человека Сечина Романа Троценко и «использовала не по назначению» предназначенные для развития лизинга в судостроении 4 млрд бюджетных рублей — размещала их в коммерческих банках под проценты. Началась шумиха в прессе, и источники «Коммерсанта» заявляли, что на корпорацию оказывается политическое давление с целью помешать участию в тендере.

Вскоре после этого 6-я служба УСБ ФСБ выступила тараном против министра обороны Анатолия Сердюкова и генпрокурора Юрия Чайки, посмевших с одобрения Дмитрия Медведева наехать на империю Игоря Сечина. Вся страна с интересом наблюдала, как «сечинский спецназ» Феоктистова и Ткачева проводил обыски и задержания перепуганных подмосковных прокуроров, названных следствием крышевателями подпольных казино. Заговорили даже об отставке самого генпрокурора Чайки, а на его сына Артема собирались возбудить уголовное дело.

Активную помощь в деле прокуроров тогда оказал глава Серпуховского района Александр Шестун, передавший Ткачеву компромат на ближайшее окружение сына Чайки:

— Конечно я очень сильно рисковал, но слил Иван Иванычу диктофонные записи, где были прописаны визитеры от Артема, требующие у меня два миллиона долларов. В то время я Ткачеву полностью доверял и считал порядочным человеком. А сейчас он меня просто предал. И начальник УФСБ по Москве и области Алексей Дорофеев с Каратаевым предали (Роман Каратаев — прикомандированный сотрудник управления «М» ФСБ, в ранге министра возглавляет Главное управление региональной безопасности Московской области. — ЦУР). Во время недавнего обыска подбросили конверты с деньгами, совсем совесть потеряли.

Как известно, в той межклановой войне победивших не было: Роман Троценко и его мать не пострадали, арестованные синие мундиры и владельцы подпольных казино вышли на свободу, а французы отказались передавать России уже построенные Mistral. Через полтора года, однако, «шестерка» все-таки добралась до Анатолия Сердюкова: именно она проводила оперативное сопровождение уголовных дел по печально знаменитому «Оборонсервису» Евгении Васильевой, а Ткачев лично приезжал с «масками-шоу» на ее квартиру, где в то время находился неодетый Сердюков.

  20 05 18 sectka 07

Пограничник Иван Ткачев и учительница Ольга Ткачева после свадьбы

 

К тому времени Феоктистов уже два года был первым заместителем начальника УСБ ФСБ, а Ткачев сменил его на посту командира «шестерки». «Сечинский спецназ» базировался под вывеской «Горящие туры и путевки» в торгово-офисном центре недалеко от здания ФСБ на Лубянке. Там было тесно, к тому же постоянно наведывались судебные приставы, коллекторы и разная братва, разыскивая должников. Как оказалось, местный участковый с сообщником из УФМС за взятки регистрировали в здании иногородних граждан, а те брали кредиты и тут же исчезали.

Новое помещение подобрали в Колпачном переулке в бывшем институтском гараже и там же оборудовали отдельный служебный кабинет для Ткачева. Иногда с ним в компании можно было увидеть редакторов и журналистов известных СМИ, а потом появлялись громкие «расследования» или демонстрировались эксклюзивные видеокадры задержаний и обысков у чиновников.

Визитер из «шестерки» по прозвищу Олег Маленький приходил и ко мне: «У меня санкция на контакт с тобой. Мы тебе будем давать эксклюзивную информацию, а взамен сливай нам компромат на сотрудников ФСБ», но получил отказ.

В 2014 году уже на новой базе Ткачев координировал задержания начальника ГУЭБиПК МВД генерал-лейтенанта Дениса Сугробова, его заместителя Бориса Колесникова (по версии следствия, во время допроса в СК покончил жизнь самоубийством. — ЦУР) и их агентуры, осмелившихся взять в оперативную разработку сотрудника «сечинского спецназа» полковника Игоря Демина. Суд над Сугробовым оставил много вопросов, а самого полковника Демина, выступившего в роли наживки, вскоре откомандировали во Всероссийский банк развития регионов (основной акционер ВБРР — «Роснефть») сначала советником администрации банка по вопросам безопасности, затем — старшим вице-президентом. После он перешел в «Роснефть», где в 2015–2016 годах работал заместителем руководителя службы безопасности.

В марте 2015 года бойцы 6-й службы доставили в суд губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, которому предъявили обвинение в получении взятки в размере $5,6 млн. До самого ареста чиновник хвастался своим приближенным, что он человек Сечина. В том же году «шестерка» надела наручники на главу Республики Коми Вячеслава Гайзера и членов его команды. В ночь на 1 июня 2016 года она же «закрыла» мэра Владивостока Игоря Пушкарева, а затем губернатора Кировской области Никиту Белых.

В октябре того же года подчиненные Феоктистова взяли в оперативную разработку бывшего депутата Госдумы от КПРФ Дениса Вороненкова, по их данным, замешанного в крупных мошенничествах с недвижимостью и выводе денег из страны. Коммунист Вороненков, лишившийся к этому времени покровительства Бориса Грызлова, не стал дожидаться прибытия спецназа ФСБ и вместе с женой Марией Максаковой уехал на Украину. Но в марте 2017 года в центре Киева его настигла пуля киллера.

В ноябре 2016 года прикомандированный к «Роснефти» Феоктистов и Ткачев совместно руководили спецоперацией по задержанию главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева. По версии следствия, министр вымогал $2 млн у Сечина за положительное решение на сделку по приобретению госпакета акций «Башнефти». В итоге министра осудили на 8 лет в колонии строгого режима и наложили штраф 130 млн рублей, несмотря на недостаток улик и доказательств вины.

В апреле 2017 года сотрудники чекистской особки задержали глав Марий Эл Леонида Маркелова и Удмуртии Александра Соловьева. Маркелов уже год сидит в «Матросской тишине» и ему инкриминируют получение взятки в размере 235 млн рублей, а Соловьеву предъявили два эпизода получения взяток на сумму около 140 млн рублей.

Что любопытно, на обнародованных диктофонных записях Александра Шестуна, генерал Ткачев рассказывает, как руководитель управления президента по внутренней политике Андрей Ярин шантажировал Маркелова и Соловьева, требуя их отставки, а когда те уперлись, подключил ФСБ. Многих арестованных глав регионов трудно назвать невинными жертвами режима, но откровения главного борца с коррупцией просто поражают своим цинизмом:

Ткачев (Шестуну): Cамое лучшее решение — бумагу, она без даты, оставляешь. <…> Все решается у него <Ярина>. Ты ему отдаешь, он кладет в сейф. То же самое сделали Соловьев и Маркелов. Маркелов приехал сюда, его ломали две недели. Он написал, положил в сейф. А ушел и раскрутил в обратную сторону все. Его бы никто не арестовал, им дали всем возможность красиво уйти, если бы они не пошли в противовес, против, их бы никто не тронул. Они пошли в противовес, была команда, паровоз поехал.

 
«Готов вас выслушать или прислать сотрудников»

 

В начале марта 2016 года на стол Путина положили папку с компроматом на руководство СЭБ ФСБ, собранную Феоктистовым и Ткачевым. В оперативных справках говорилось, что сэбовцы контролируют контрабандные поставки в Россию китайской электроники, левых сигарет, обнальные фирмы, за многомиллионные взятки решают проблемы банкиров, крупных страховых компаний, а некоторые генералы через подставных лиц обзавелись недвижимостью в Европе и ОАЭ. Особый упор был сделан на Балтийскую таможню, один из крупнейших контрабандных каналов России. К этому времени таможню сотрясали громкие скандалы, а курирующий борьбу с «контрабасом» начальник 7-го отдела управления «К»СЭБ ФСБ Вадим Уваров фигурировал в уголовном деле о вымогательстве взятки. Управление «К» СЭБ ФСБ (кашники) ранее «прославилось» своим участием в уголовном деле против юриста инвестфонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, умершего в больнице «Матросской тишины».

Компромат, собранный особистами на кашников, очевидно впечатлил Путина: в итоге были отправлены на пенсию начальник СЭБ ФСБ Юрий Яковлев и многолетний начальник Управления «К» СЭБ ФСБ генерал Виктор Воронин, а фотографии с набитыми долларами обувными коробками, изъятыми дома у старого путинского сослуживца и главы ФТС Андрея Бельянинова, даже показали по телевизору. Вскоре в кабинет Яковлева въехал начальник чекистской особки зубковец Королев, а в кресло Воронина пересел сечинец Ткачев.

Тогда многим на Лубянке показалось, что Феоктистова ждет повышение до начальника УСБ ФСБ, чего он добивался несколько лет, но его неожиданно откомандировали в «Роснефть». Вполне возможно, что роковую роль сыграло досье на самого генерала Фикса. К примеру, еще в 2010 году анонимный автор под ником vlad_tuh разместил в интернете статью, в которой говорилось, что банкиры и крупные коммерсанты будто бы ежемесячно заносят «шестерке» $500 тыс., так сказать за общее покровительство (статья была удалена. — ЦУР). Сейчас Феоктистов присматривает за санацией банка «Пересвет», которую проводит подконтрольный «Роснефти» ВБРР.

 

Что же касается Ткачева, то через год после рокировок и увольнений в СЭБ ФСБ, Путин своим указом присвоил ему звание генерал-майора. По сути сейчас в сфере ответственности новоиспеченного кашника — финансовая система, борьба с коррупцией и наркотрафиком. Последняя «боевая заслуга» управления генерала — оперативное сопровождение уголовного дела против недавно арестованных братьев Магомедовых, близких Медведеву.

Пошла вверх и карьера жены главного «кашника» Ольги Ткачевой. Еще недавно она работала учительницей в лицее, а сегодня уже заместитель начальника управления образования Одинцовского района Московской области. Как рассказывают в администрации Одинцово, к ней за советом обращаются не только глава района Андрей Иванов, родственник авторитетного акционера «Вимм-Билль-Данна» Гавриила Юшваева (Гарик Махачкала), но и сам губернатор Подмосковья Андрей Воробьев.

 

  20 05 18 sectka 08

Ольга Ткачева (вторая слева) на празднике «Дошкольный педагог района — 2016»

 

Еще рассказывают, что Ткачева лично курировала строительство скандально известной элитной гимназии имени Евгения Примакова в Раздорах, на которую ушла пятая часть бюджета Одинцовского района и теперь там учатся дети Воробьева и других влиятельных чиновников.

Судя по декларации о доходах и имуществе Ольги Ткачевой, супруги купили внедорожник Land Cruiser Prado и переехали в новую квартиру общей площадью 189,4 кв. м. Раньше они жили в двухкомнатной квартире на Можайском шоссе, доставшейся им от Жанны Жаровой — второй жены бывшего вице-мэра Москвы и губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева, работавшей парикхмахером у его первой жены.

 

  20 05 18 sectka 09

Иван Ткачев и его жена Ольга вместе со своей ши-тцу

 

Генерала часто видят в ресторане абхазской кухни «Страна души» на Кузнецком мосту, при его появлении подчиненные вытягиваются по стойке смирно. Там же он назначает важные встречи и под хорошую закуску становится весьма откровенным. Как, например, в разговоре с Александром Шестуном, которого хочет снять губернатор Воробьев.

Ткачев (Шестуну): Сейчас будут тебя по всем фронтам: следствие, прокуратура, со всех сторон тебя будут окружать. Все будут давить. Искать возможность для того, чтобы тебя заколбасить. Тебя и так снимут оттуда. Даже снять тебя по декларации не вопрос. На тебя сейчас заточен Дорофеев. Он тебя катком переедет. <…> Дорофеев управляет и прокурорами, и ментами, и с Воробьевым, они заходят, целуются. <…> Нахрен тебе это надо? Здесь вопрос не в том, что посадят. Здесь вопрос: зачем проблемы тебе, жене, детям? Да отойди ты в сторону. Ему тоже недолго, поверь. Я имею в виду губернатора.

Такие откровения — достаточный повод для начала парламентского расследования. Но не в России: глава МВД Владимир Колокольцев поручил лишь провести проверку сведений в обращении Шестуна, и ей займется участковый из райотдела Серпухова. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил «Коммерсантъ FM», что постарается посмотреть видео, но никакой дальнейшей реакции не последовало. Зато 4 мая в администрацию Серпуховского района вновь нагрянул с обыском сводный отряд из областного УФСБ, МВД и Росгвардии (всего около 100 человек).

Живущая в Борисовке пенсионерка Валентина Ткачева о Шестуне, Воробьеве, Дорофееве и Ярине никогда не слышала, а приезжающий на лето в отпуск сын ничего не рассказывает о своей службе.

— Я весь час відчуваю тривогу за Івана. Дуже переживаю за сина, просто серце болить. Нехай кидає свою Москву і повертається додому, — разглядывает она семейный альбом.

Валентина Павловна тревожится за сына не зря: перед майскими праздниками первым заместителем начальника СЭБ ФСБ назначили Сергея Алпатова, с которым у Ткачева далеко не дружеские отношения. Генерал Алпатов ранее руководил 2-й службой УСБ ФСБ и часто конфликтовал с «шестеркой», потом возглавил управление «М» ФСБ (контрразведка по линии СК, МВД, МЧС, прокуратуры и судов). Будучи главным эмщиком, Алпатов успешно реализовал оперативную информацию о том, что и.о. начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрий Захарченко хранит «чекистский общак», принадлежащий его родственнику — сотруднику ФСБ Дмитрию Сенину (объявлен в федеральный розыск). Во время обысков у Захарченко и его родни обнаружили миллиарды рублей наличными и миллионы евро на банковских счетах. Кроме того, во время расследования были выявлены еще несколько чекистов из центрального аппарата ФСБ, тесно связанных с беглым Сениным, крышевавших теневых банкиров. Причем те даже не шифровались, жили на широкую ногу и разъезжали на дорогих иномарках.

К заслугам генерала Алпатова можно причислить успешную оперативную разработку считавшегося неприкасаемым вора в законе Захария Калашова (Шакро), обладающего многочисленными связями на Старой площади и в силовых структурах. В итоге на скамье подсудимых оказались не только сам Шакро и его правая рука Андрей Кочуйков (Итальянец), но и первый заместитель начальника ГСУ СК по г. Москве Денис Никандров, начальник УСБ СК Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов, получившие, по версии следствия, крупную взятку от авторитета.

По делу Шакро арестовали и бывшего главу СК по ЦАО г. Москвы Алексея Крамаренко, гулявшего на корпоративах вместе с УСБ ФСБ. Следователь Крамаренко считался внештатным консультантом «сечинского спецназа» и подсказывал бывшим снайперам, минерам и чистильщикам, как проводить оперативно-разыскные мероприятия и собирать доказательную базу. После начала расследования по Шакро консультант подал рапорт на увольнение и перешел заниматься вопросами безопасности в «Роснефть», где на него и надели наручники.

Некогда могущественную «шестерку» собираются расформировать, а ее базу в Колпачном переулке передать хозяйственному управлению ФСБ. Часть бойцов уже забрал с собой в управление «К» генерал Ткачев, остальных в ближайшее время переведут в аппарат прикомандированных сотрудников, а затем трудоустроят в СБ банков и компаний, близких «Роснефти».

Самого же бывшего командира «сечинского спецназа» после обнародования разговоров с Шестуном вызвал на ковер и устроил разнос за слишком длинный язык и преждевременное раскрытие планов на губернатора Воробьева (которому «тоже недолго, поверь») директор ФСБ Александр Бортников.

Ивану Ткачеву удалось дозвониться в прошлый четверг:

— Я сейчас нахожусь в отпуске и никаких комментариев давать не буду и не планирую.

— У вас были неприятности из-за диктофонных записей Шестуна?

— Никаких проблем у меня нет, все хорошо. Я всегда открыт для общения и мой номер есть у многих ваших коллег. Готов вас выслушать или прислать сотрудников. Выйду из отпуска, давайте встретимся.

Надеемся, что и после публикации этого материала предложение генерала останется в силе. О результатах встречи мы сообщим.

Сергей Канев

 

****
 
«Это же чистый разводняк бандюганский»
 
Глава Серпуховского района Александр Шестун — о том, почему он опубликовал прослушки переговоров в Администрации президента

 

Александр Шестун сейчас временно недоступен. Он отключил все мобильные телефоны, и о его местонахождении знают только самые близкие люди. Однако корреспонденту «Новой» Ирине Гордиенко удалось связаться с главой Серпуховского района Московской области и взять у него интервью.

— В моем видеообращении использовано несколько аудиозаписей, я их смонтировал из [записей] двух встреч — 28 апреля и 2 мая 2017 года на Старой площади в администрации президента. Я опубликовал маленькую часть из того, что у меня есть. Я использовал наиболее, на мой взгляд, яркие моменты, но не все. На моих аудиозаписях — а записывал я все наши встречи с Иваном Ткачевым (генерал ФСБ, ныне начальник Управления «К», ранее — начальник 6-й службы УСБ ФСБ.Ред.), за последний год их было минимум пять, — есть моменты еще ярче, там уже ниже пояса. Их я решил не публиковать.

Кто выступал посредником в организации встреч?

— Посредников не было.

Вы были инициатором этих встреч?

— Инициатива исходила всегда с их стороны. В апреле прошлого года мне на мобильный телефон позвонила секретарша и пригласила на Старую площадь. Я сначала сказал, что не могу, оттягивал встречу. Не хотел туда идти. Секретарь очень злилась.

Ткачев и Кузнецов говорили мне: «Тебя пригласят к Ярину». Я не верил им, думал шутка. Но когда пришел и послушал ту херню, которую они городят, обалдел. Я сидел и буквально щипал себя, думал, мне это снится. Они же знают, что я прокуроров писал, что у меня хватит ума и их записать, а уж тем более хватит отмороженности опубликовать это [если я окажусь] в смертельной опасности.

Две встречи были внутри здания. Потом были и в других местах, и около здания администрации, и все встречи я записывал. Есть запись телефонного звонка: перед митингом против мусора, который проходил у меня в районе 21 апреля, мне звонит Иван Ткачев и говорит: «Не согласовывай митинг. Мы не дадим тебе устроить второй Волоколамск». Это не вошло в мое видеообращение, но запись есть.

Проверить факты моего присутствия там легко. Во-первых, фиксируется звонок, 206-е телефонные номера принадлежат администрации президента. Я проходил через несколько фэсэошных кордонов, моя фамилия есть в журнале посетителей, мне пропуск выписывали.

 

На какой носитель вы записывали беседу?

— На айфон.

Каким образом вам его удалось пронести мимо сотрудников ФСО? Телефоны же должны изымать при входе.

— Меня обыскали, но телефоны не отобрали. У меня было два айфона с собой. Я их положил на стул рядом во время беседы. Я потом приехал домой, рассказал все жене. Она мне сказала: срочно пиши заявление об отставке, ты что, самоубийца, что ли. Тогда я дал ей послушать запись полностью. Она послушала и произнесла: «…» Она не ожидала такого открытого наезда. Это же чистый разводняк бандюганский. «Нам нужен Шестун, красивый, здоровый», — мило говорят они на записи. Это чистые бандитские разборки 90-х. «Тогда писать нельзя, они тебя закопают сразу же», — сказала мне жена.

Я всегда вспоминаю мэра города Красноармейска, которого Михаил Кузнецов заставил написать заявление об отставке, а через два часа после этого его арестовали сотрудники Управления «К» ФСБ по совершенно выдуманному делу. Я как раз Ивану Ивановичу Ткачеву приводил пример этого мэра как яркий пример политического заказа. Иван Иванович отнекивался, мол, мы его давно разрабатывали, но ясно же, что это заказ. И я не хочу быть их очередной жертвой.

Почему именно сейчас решили запись опубликовать?

— Я с самого начала говорил, что опубликую в случае смертельной опасности. Сейчас я ее ощущаю. На меня плотно наезжают ГУЭБиПК (Главное управление по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России. — И. Г.) и областное ФСБ. Обыски, выемки документов. За две недели прошло три обыска. Во время последнего в мое отсутствие мне в кабинет подбросили два конверта с деньгами: в одном 30 тысяч рублей, во втором 150 тысяч, на конвертах подписаны какие-то фамилии. То ли я якобы давал взятку, то ли мне, я так и не понял. Зато понял другое: они от меня уже не отстанут, пока не посадят.

Еще я тянул, так как не хотел портить предвыборную кампанию Владимиру Путину и ловить конъюнктуру на этом. Эффект был бы намного больше, учитывая, какую Ярин важную должность занимает. На одной из записей (это также не вошло в видеообращение) во время угроз я говорю Ярину: «Вы хотите меня посадить? С чего вы взяли, что я буду в тишине погибать?» На что мне Ярин ответил: если меня спросят, я скажу, что Шестуна ни разу не видел, только на казачьем параде. То есть начальник Управления внутренней политики администрации президента говорит, что будет открыто врать.

Я сразу сказал подчиненным Ткачева, что записал нашу встречу, — буквально на следующий день после того, как они стали открыто мне угрожать. А когда месяц назад на меня начались наезды областного ФСБ и Управления экономической безопасности, я отправил Ярину и Ткачеву эти аудиозаписи, сообщив, что опубликую их. Они знают мою историю жизни и знают, что за мной не заржавеет.

Какова была реакция на это?

— Сказали: не публикуй, мы урегулируем все наезды ФСБ. Не то что они меня уговаривали, нет. Сказали — не делай глупости, навредишь сам себе.

Далеко не каждого главу района вот так запросто пригласят на Старую площадь в кабинет к начальнику на разговор с генералом ФСБ. Вы были до этого знакомы с Иваном Ткачевым?

— Конечно, был. Еще с 2009 года. Я же был заявителем в истории с прокурором Сергеем Абросимовым, который вымогал у меня пять миллионов рублей. В то время я участвовал в разработке ФСБ банды подмосковных прокуроров, которые устраивали подпольные казино. Они на меня наезжали и вымогали деньги, угрожая открыть уголовное дело. Ко мне пришли люди — по их словам, от бизнесмена Ивана Назарова (фигурант дела.И. Г.) и начальника управления прокуратуры Московской области Дмитрия Урумова. По требованию, как они подчеркнули, первого заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко, которого они называли «папой». Еще они все время бравировали знакомством с сыном Чайки Артемом. Они требовали от меня 2 миллиона долларов и контроль над песчаными карьерами в Серпуховском районе, а также — чтобы я их людей поставил директорами МУПа (муниципального предприятия.И. Г.). Я тогда был предпринимателем, и по Серпуховским меркам — достаточно крупным. Я обратился в ФСБ. Мы очень долго разрабатывали эту банду, я ходил с ног до головы в спецтехнике, прослушивающих устройствах.

И тут появился начальник отдела по ОРД и дознанию Сергей Абросимов, он не знал, что я сотрудничаю с ФСБ. Он с меня и стал требовать взятку, чтобы Игнатенко не смог на меня уголовное дело открыть. Говорил Абросимов это прямо по телефону, а я уже был подключен ко всем прослушивающим спецсредствам ФСБ. фээсбэшники мне сказали: срочно пиши на него заявление. Я поначалу не хотел. Тогда мне заявили: у тебя враги прокуроры, Следственный комитет, МВД, хочешь, чтобы еще и мы стали врагами?

Во время всех этих дел я и познакомился с Ткачевым, с Дорофеевым (начальник УФСБ по Москве и Московской области.И. Г.) и прочими фээсбэшниками. По моему заявлению ФСБ Абросимова арестовала. И сразу ответочка пришла. Буквально на следующий день сотрудники ГУЭБиПК арестовали мою заместительницу Елену Базанову, подкинули ей платежку. Следователи ей сказали: дай показания против Шестуна, и мы тебя выпустим. Она показания не дала и уехала на шесть лет на зону. Ее обвинили в попытке дачи взятки.

Я, пытаясь спасти Базанову, выяснил, что ее обвинил некий человек по фамилии Каримов, в деле он был засекреченным свидетелем. Я провел собственное расследование и выяснил, что это Каримов на самом деле полковник МВД по фамилии Калимулин, он мало того что провоцировал ее на взятку, так еще и являлся заявителем. По закону сотрудники полиции не имеют права давать взятки. Они могут проводить следственный эксперимент, но не могут в таком случае быть заявителями. Я стал собирать дальше информацию и выяснил, что Калимулин под разными фамилиями просто выполнял заказы на определенных людей, пытаясь развести их на взятки. Потерпевших от его действий было больше десятка.

Я общался с Брянским губернатором Дениным, которого тоже Калимулин разводил, ездил на суд в Воронеж по дагестанцам, которых он же спровоцировал. Я доказал, что в ГУЭБ и ПК ряд сотрудников вместе с Калимулиным выполняют заказы. Мы проводили экспертизы голосов, почерков, тайно фотографировали его в форме, я доказал, что он использовал фальшивые паспорта. Всю информацию обобщал и подробные справки относил прямо Ткачеву.

Поначалу Ткачев отказывался заводить уголовное дело, пока это не коснулось ФСБ. Калимулин попытался развести на взятку зама Ткачева Игоря Демина (на самом деле этим занимался коллега Калимулина — Сергей Пирожков И.Г.). Калимулин со своими подельниками пришел на встречу в сопровождении бойцов спецподразделения «Рысь», фейсы пришли со своими «тяжелыми» (спецназ ФСБ.И. Г.) с автоматами. «Тяжелые» сказали: «Рысь» — брысь отсюда, а все остальные задержитесь». Там их и арестовали.

Вам предоставляли какую-либо охрану? Вы участвовали в программе защиты свидетелей?

— Это закрытая информация. Я до сих пор не имею права распространяться об этом.

После этого как часто вы с Ткачевым общались?

— Очень редко. Тем более он перешел на службу уже в другое управление в ФСБ. Но он лоббировал Воробьева (губернатор Московской области. И. Г.). За последний год у меня как минимум было пять встреч с ним. Все встречи инициировал он. И на каждой он заводил разговор о Воробьеве, что его не надо трогать и тем более ругать. Его надо слушаться, а мне уходить в отставку.

А сейчас вы скрываетесь?

— Я не скрываюсь. Одно могу точно сказать: эмигрировать или уезжать за границу я не собираюсь.

Вы будете участвовать в выборах главы района в сентябре?

— Сначала я не хотел. Но теперь у меня выбора нет. Губернатор Воробьев продал Серпуховской район людям из подольской криминальной группировки. В моем присутствии Воробьев не раз упоминал Сергея Лалакина, «Лучка» (по данными СМИ, лидер подольской преступной группировки. — Ред.). Это тоже у меня есть на аудиозаписи. Я считаю, что «подольские» (имеется в виду ОПГ.Ред.) сначала проплатили город Серпухов, теперь там мэр — их человек, потом проплатили район. А я вот отказался уходить в отставку. Мне Михаил Кузнецов лично говорил: «Дай подольским своего человека назначить». Но так как в Серпуховском районе, одном из двух во всем Подмосковье, по-прежнему остались прямые выборы главы района, пусть в сентябре главу выберут его жители.

 

Источник: "Новая газета", 22.04.2018

 
****
 
Кто рулит катком?
 
Глава подмосковного района с помощью «прослушки» раскрыл тайны администрации президента: за что на самом деле арестовывают губернаторов и как спецслужбы определяют внутреннюю политику страны

 

Если вы хотите знать все о внутренней политике России начала XXI века и разбираться в ней лучше любого политолога, то вам не нужно учиться много лет в университете; не нужно читать тысячи страниц скучных научных трудов; не нужно проводить сотни интервью с участниками политического процесса. Вам просто нужно посмотреть 16 минут 59 секунд видео на YouTube, опубликованного 19 апреля 2018 года главой Серпуховского района Московской области Александром Шестуном.

 

По форме это видео — обращение Шестуна к президенту Владимиру Путину из-за конфликта с губернатором Московской области Андреем Воробьевым. По содержанию — это самый громкий политический скандал в России за последние годы: Шестун опубликовал записи своих разговоров с Андреем Яриным, начальником Управления президента по внутренней политике (УВП), а также с руководителем одного из самых мощных и влиятельных подразделений российских спецслужб — Иваном Ткачевым, возглавляющим Управление «К» ФСБ.

 

Из этих «прослушек» вы узнаете все о скрытых за плотным кремлевским занавесом особенностях кадровой политики в России; об истинных причинах массового уголовного преследования глав регионов; а также о том, как российские спецслужбы стали карающим мечом администрации президента.

 

«Новая газета» рассказывает невероятную биографию Александра Шестуна, главы небольшого подмосковного района, который вот уже десятилетие оказывается в центре самых громких войн федеральных силовиков, чиновников и политиков.

 
«Прослушка» генерала ФСБ

 

Причиной обращения Шестуна к Владимиру Путину стал его конфликт с губернатором Московской области Андреем Воробьевым. Шестун в своем видео называет два формальных повода: желание Воробьева ликвидировать Серпуховский район и митинги против мусорного полигона «Лесная». На самом деле причины этого конфликта гораздо глубже, о чем мы расскажем ниже.

 

  20 05 18 sectka 10

Андрей Воробьев

 

Первая «прослушка» на видео — это разговор между Александром Шестуном и начальником Управления «К» ФСБ России Иваном Ткачевым. «Нахрен тебе это надо? Здесь вопрос не в том, что посадят. Здесь вопрос: зачем проблемы тебе, жене, детям? Да отойди ты в сторону. Ему тоже недолго, поверь. Я имею в виду губернатора…» — советует генерал ФСБ Шестуну.

А дальше Ткачев говорит главе района, как правильно поступить, и тут же на примерах объясняет, что случится, если тот не согласится: «Все решается у него (у руководителя УВП Ярина. — Р. А.). Ты ему отдаешь, он кладет в сейф. То же самое сделали Соловьев и Маркелов (бывшие главы Удмуртской Республики и Марий Эл соответственно. — Р. А.). Маркелов приехал сюда, его ломали две недели. Он написал, положил в сейф. А ушел и раскрутил в обратную сторону все. Его бы никто не арестовал, им дали всем возможность красиво уйти, если бы они не пошли в противовес, против, их бы никто не тронул. Они пошли в противовес, была команда, паровоз поехал».

Иван Ткачев знал, о чем говорил: возглавляемые им подразделения ФСБ (сначала 6-я служба УСБ ФСБ, а затем и Управление «К») занимались оперативным сопровождением уголовных дел в отношении, пожалуй, всех осужденных недавно глав российских регионов.

 
«Прослушка» в администрации президента

 

  20 05 18 sectka 11

Андрей Ярин

 

Далее следуют аудиозаписи встречи Александра Шестуна, Ивана Ткачева, Андрея Ярина и Михаила Кузнецова (руководителя администрации губернатора Московской области) в здании администрации президента.

«Если мы дальше хотим двинуться, то должно поступить от вас заявление. Это заявление я при вас закрою в сейф. Мы с Иваном Ивановичем [Ткачевым] этот проговорили момент. Есть вещи косвенные, как то: информационное молчание и отсутствие дискуссии в прессе» — это говорит Андрей Ярин, предлагая Шестуну написать заявление об отставке без даты, чтобы иметь возможность уволить его в любой момент.

«О том, что напишет заявление Шестун, знают четверо здесь и Воробьев, — продолжает Ярин. — Все, мы больше не комментируем. Если меня спросят, то я ничего не знаю, я Шестуна видел в своей жизни один раз на казачьем параде. Или два. Вот, собственно говоря, и все. Давайте мы с этим и закончим».

Александр Шестун отказался писать заявление. Через какое-то время он снова встретился с Иваном Ткачевым. «Сейчас будут тебя по всем фронтам: следствие, прокуратура, со всех сторон тебя будут окружать. Все будут давить. Искать возможность для того, чтобы тебя заколбасить… На тебя сейчас заточен Дорофеев (руководитель УФСБ по Москве и Московской области. — Р. А.). Он тебя катком переедет. Дорофеев управляет и прокурорами, и ментами, и с Воробьевым, они заходят, целуются», — прямым текстом объяснил генерал ФСБ главе района.

Почему судьбу главы небольшого подмосковного района решают на совещаниях в администрации президента с участием генерала ФСБ?

 

«Оборзевший коммерсант»

 

«Когда меня избрали, разные люди, в том числе «подольская братва», интересовались: «Кто такой Шестун? Он кто — авторитет? «Им отвечали в городе так: «Нет, он оборзевший коммерсант», — говорит Шестун «Новой газете». «У меня была позиция такая: я ни с кем не договариваюсь. Если наезжали бандиты, то мы наезжали в ответ, условно говоря. Но в рамках закона. По моим заявлениям огромное количество коррупционеров посадили — и ОБЭПа, и налоговой полиции. Я всю жизнь был такой. У меня просто такая позиция, и я о ней открыто всем заявляю. Я заднюю не включаю».

И действительно, вся биография Александра Шестуна — это какая-то невероятная череда войн силовиков и федеральных чиновников, в которых он оказывался одним из главных героев. В этих историях один за одним за решетку отправлялись противники Шестуна, в том числе те, кто с ним до этого состоял в союзе. А Шестун продолжал править своим небольшим районом.

В каком-то смысле и нынешний конфликт с губернатором Воробьевым, который пытались решить Ткачев и Ярин, тоже можно назвать войной бывших союзников.

Генерал ФСБ Иван Ткачев в «прослушках» рассказывает Шестуну о том, что им занимается другой генерал ФСБ — Алексей Дорофеев. Тон, которым говорит Ткачев, — не угрожающий, а, скорее, дружески-покровительственный; генерал призывает главу района одуматься.

Это и неудивительно. Потому что на протяжении нескольких лет, как минимум с 2009 года, Ткачев, Шестун и тот же Дорофеев вместе воевали против генерального прокурора Юрия Чайки и его многочисленных подчиненных в Московской области, которых подозревали в «крышевании» подпольных казино.

 

Дело прокуроров

 

Дело о «крышевании» прокурорами подпольных казино в Московской области — самый громкий и яркий пример противостояния Следственного комитета и прокуратуры. Это дело началось с доследственной проверки муниципального предприятия ЖКХ Серпуховского района «Энергосервис». В материалах проверок о преднамеренном банкротстве этого предприятия упоминалась фамилия Шестуна, поэтому все могло закончиться для него уголовным делом.

Но в какой-то момент на него вышел посредник, молодой бизнесмен Иван Назаров. По словам Шестуна, Назаров передал ему требования прокуроров: 2 млн долларов и место директора в другом муниципальном предприятии, которое должен был занять человек, якобы близкий к Артему Чайке, сыну генпрокурора. Шестун вступил в переговоры и начал записывать все свои встречи.

«Работал я тогда с Управлением «М», которое тогда возглавлял Дорофеев. Я с его сотрудниками разрабатывал эту банду прокурорскую. Я их прописывал почти два года», — говорит Шестун.

А затем, когда Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении нескольких прокуроров, его оперативным сопровождением стала заниматься 6-я служба УСБ ФСБ, которую в то время возглавлял Иван Ткачев.

«Дело прокуроров», по сути, закончилось ничем: Генеральная прокуратура не утвердила обвинительные заключения в отношении своих же сотрудников. И любопытно, что, пожалуй, самым пострадавшим в той истории оказался Сергей Абросимов, бывший прокурор Серпухова и в то время — хороший приятель Александра Шестуна.

«Абросимов не входил в эту «прокурорскую банду». Он просто был таким мародером, который сказал, что если ты будешь платить 20 тыс. евро, то я тебе гарантирую, что на тебя не будет возбуждено уголовное дело. У меня действительно были с ним хорошие отношения. Я не хотел, честно говоря, писать на него заявление. Но он начал впрямую просить деньги, и в том числе в разговорах по телефону. А я к тому моменту уже год ходил весь обмотанный диктофонами, микрофонами и жучками. То есть каждый мой шаг писался. Абросимов просто под раздачу попал», — вспоминает Александр Шестун.

А буквально через пару дней после задержания прокурора Абросимова в администрацию Серпуховского района нагрянул ОМОН, и была задержана заместитель Шестуна Елена Базанова. Ей инкриминировали взятку: во время обыска была найдена платежка на фирму-однодневку, за которой якобы стояла Базанова. «Это была месть прокуроров», — говорит Шестун (подробнее — читайте в материале Ирины Гордиенко  Р. А.).

 
Массовые банкротства

 

МУП «Энергосервис», который послужил поводом к началу «прокурорского дела», — лишь одно из многих муниципальных предприятий ЖКХ, обанкроченных в Серпуховском районе за последнее время. Общий счет уже перевалил за десяток. Во всех случаях ситуация была идентичной: население платило за коммунальные услуги в различные МУПы, а деньги до поставщиков коммунальных услуг почему-то не доходили, а в некоторых случаях перечислялись на счета фирм-однодневок.

По этому поводу было возбуждено несколько уголовных дел, в результате которых были осуждены директора этих муниципальных предприятий. В некоторых материалах правоохранительных органов в этой связи упоминалась и фамилия Шестуна — якобы он стоял за банкротствами.

Александр Шестун это отрицает. «Долги накапливались, потому что инфраструктура изношена. Это бывшее имущество совхозов, колхозов и текстильных фабрик. Все это было в ужасающем состоянии. Многие котельные были дореволюционными. Плюс сама себестоимость у этих котельных примерно в 10 раз выше, чем у газа. Как минимум. Мы набирали примерно 50 млн в год убытков. И я всегда об этом открыто говорил. Мы открыто показывали всю экономику этих убытков», — говорит Шестун.

По его словам, в какой-то момент эти котельные перешли к «Газпрому», и руководить муниципальным предприятиями ЖКХ стали люди из газовой монополии. «Знаете, сколько они набрали долгов за два года? 400 млн рублей — в два раза больше, чем те, которых осудили до них. Но их никто не сажает. Потому что они из «Газпрома», — уверен Шестун.

В рамках одного из этих банкротных дел к участию в качестве третьего лица привлекли лично губернатора Московской области Андрея Воробьева. И как говорит источник «Новой газеты» в правительстве Московской области, в администрации губернатора тогда сильно удивились, что Воробьеву прислали личное уведомление о привлечении его к участию «в судебном процессе по делу о субсидиарной ответственности администрации Серпуховского муниципального района Московской области в связи с предумышленным банкротством МУП «УКЖКХ», организации единой коррупционной схемы в период 2003–2014 годов на территории Серпуховского района в целях ухода от оплаты платежей за поставляемые ресурсы» (цитата из уведомления).

 
Временные союзники

 

Воробьев и правительство Московской области в этом судебном процессе де-факто встали на сторону администрации Серпуховского муниципального района и Шестуна.

Более того, Воробьев и руководитель его администрации Михаил Кузнецов встали на сторону Шестуна и в другой войне, которая уже давно гремела на территории Серпуховского района.

В то время Александр Шестун, как глава района, воевал с Павлом Залесовым, мэром Серпухова. Шестун требовал передать земли в центре города в собственность муниципалитета, а Залесов не отдавал. Как вспоминают участники тех событий, в городе шла «информационная бойня»: почти каждый день кто-то на кого-то публиковал компромат.

«Наверно, у нас сложилась уникальная ситуация во всей Российской Федерации: Серпуховский район и город Серпухов раздирают информационные войны. Я убежден, что в этой истории один заказчик, один хозяин и один виновник. И пока он будет иметь возможность, деньги и желание будоражить регион, все это будет повторяться, усиливаться», — говорил Залесов агентству Regnum.

Разрешить ситуацию в Серпухов в 2014 году приехал Михаил Кузнецов, тот самый глава администрации губернатора Московской области, который позже попадет на записи Шестуна. Участники того совещания, которым руководил Кузнецов, сказали «Новой газете», что администрация Московской области встала в споре на сторону Шестуна. «Залесову тогда намекнули, что если он не передаст земли, то могут наступить политические последствия. Они и наступили», — говорит один из участников того совещания.

И действительно, вскоре мэра города сняли с поста весьма экстравагантным способом. Серпуховских депутатов посадили в автобус и отвезли в Красногорск в правительство Московской области, где они без прессы, за закрытыми дверями провели заседание и проголосовали за его отставку.

Этому предшествовала массированная информационная кампания в СМИ, близких Шестуну. «У меня были нормальные отношения изначально и с самим Воробьевым, и с Кузнецовым, — объясняет Александр Шестун. — Но я никогда не был их человеком. Они всегда относились ко мне как к чужому. И я публично осудил, что они сняли Залесова раньше срока. Надо было дать ему доработать. Мало того, я сказал, что за Залесовым буду сбит я. Воробьев на тот момент мне уже открыто хамил».

 

Война с Воробьевым

 

Открытое противостояние Шестуна с Воробьевым началось в том же 2014 году. Основной причиной, пожалуй, стало наступление губернатора Московской области на местное самоуправление. Были не только отменены прямые выборы глав городов и районов, но у муниципалитетов отняли и финансовую независимость. Все полномочия по землепользованию, выдаче разрешений на строительство были отданы в ведение Московской области.

Серпуховский район оказался одним из последних, где выборность сохранили. Но, чтобы не пустить на эти выборы Шестуна, начали применяться привычные методы: запугивание и обыски.

Причем сначала область, видимо, рассчитывала выиграть эту войну чужими руками. Территориальное Управление Росимущества по Московской области попыталось через суд отобрать землю у парка Дракино, который контролируется близкими людьми Александра Шестуна. Росимущество утверждало, что парк незаконно получил федеральные земли.

Территориальное Управление Рос­имущества по Московской области в то время возглавляла Елена Паткина.

Шестун не скрывает, что парк Дракино принадлежит его хорошим знакомым, но настаивает, что они не его подставные лица. «Паткина наехала по просьбе Воробьева. Мы с ней встретились через друзей. Она сказала, что ее попросил Воробьев и прокуроры — опять же по просьбе Воробьева. Это было прописано на диктофон. Мы ей сказали, что если вы иск не заберете, то имейте в виду, мы будем по вам работать. Но, естественно, в рамках закона», — говорит Александр Шестун.

Елена Паткина в скором времени перебралась в федеральное Росимущество, где стала заместителем руководителя. А в декабре 2017 года ее постигла та же участь, что и многих других противников Шестуна: она была задержана сотрудниками ФСБ по подозрению в хищении 150 млн рублей из Росимущества.

«Мы нашли обиженных людей, которые слили информацию. Мы отправляли это в ФСБ. И с Ткачевым много обсуждали это. Но кто ее задержал или кто занимался расследованием, не знаю», — признается Шестун.

После неудавшейся попытки снести Шестуна чужими руками администрация губернатора, видимо, решила включить более действенный ресурс — администрацию президента. Промежуточный итог этой попытки мы уже знаем: все переговоры были слиты в YouTube.

 

Заступники

 

В «прослушке» между Александром Шестуном и Иваном Ткачевым генерал ФСБ произносит странную фразу, которая явно была обрезана главой Серпуховского района. Ткачев говорит: «Патрушев сейчас в оппозиции».

На вопрос «Новой газеты», что Иван Ткачев имел в виду и почему упоминал секретаря Совета безопасности, Шестун отвечает: «Честно говоря, не знаю, к чему Иван Иванович сказал эту фразу. Вероятнее всего, он опасался, что я как-то постараюсь повлиять на ситуацию со стороны Николая Платоновича. Я думаю, что он опасался этого. Он мне еще говорил, чтобы я к Кадырову не обращался, к президенту не обращался».

В Сети действительно есть немало фотографий, где Шестун рядом с Патрушевым или принимает грамоты от главы Чечни Рамзана Кадырова. «У меня с Николаем Платоновичем отношения только на фоне волейбола. Патрушева я знаю как президента федерации лет 15. А что касается Кадырова, то у нас базировался волейбольный клуб «Грозный». Я им предложил сам арендовать спорткомплекс. Я случайно пообщался с Хасаном Хакимовым, он президент клуба «Грозный» и зам Кадырова по инвестициям (на сайте правительства Чеченской Республики он указан как советник Кадырова — Р. А.). И я ему предложил перевезти команду к нам. А потом Кадыров построил дворец спорта, и команда вернулась в Грозный», — говорит Шестун.

Глава Серпуховского района пережил много войн и действительно отправил за решетку многих высокопоставленных чиновников. Но война, которую он затеял сейчас, — самая опасная в его послужном списке.

«Когда они начали подбрасывать конверты с деньгами, когда уже был третий обыск, конечно, терпение лопнуло. Конечно, я не хотел этого делать. Я понимаю, что нарушаю разные кодексы — чести, понятийный… Но тут вопрос жизни и смерти», — говорит он.

 

Роман Анин

 

Источник: "Новая газета", 22.04.2018

 

Материалы по теме