Коррупция
28.11.2018

Профсоюзный бонза Шмаков и его латифундии

Профсоюзный бонза Шмаков и его латифундии
  • "Собеседник"

     

    Михаил Шмаков. Фото "Ведомости", "Общая Газета"

Имущество ФНПР переходит в собственность семьи главного профсоюзника страны

На днях Центр экономических и политических реформ опубликовал данные своего мониторинга уличной активности в России в этом году, насчитав 1174 акции протеста против повышения пенсионного возраста. На первом месте среди бузотеров – КПРФ и Алексей Навальный. Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР), которая сама у себя насчитала 20 миллионов членов, предпочитает возмущаться в кабинетах и на собственном сайте. 

Да если б эти 20 миллионов вышли на улицы… Но нет. Глава ФНПР Михаил Шмаков разве что выходит из себя, критикуя реформу исключительно на словах. А первый зам Шмакова депутат Андрей Исаев и вовсе голосовал в Госдуме за реформу.

– Я еще в 90-х придумал такой термин – «шмакция»: протестные действия без внятной цели и адресата протеста, – пояснил главный инспектор труда Союза профсоюзов России Сергей Храмов. – Возникает даже крамольная мысль: а есть ли у ФНПР эти 20 млн членов? Что точно есть, так это куча недвижимости и гигантские бизнес-проекты, которые делают Шмакова одним из крупнейших олигархов страны. 

В свое время Сергей Храмов лично пытался препятствовать распродаже лакомых кусков профсоюзного имущества за копейки. Вздыхает:

– Не получилось. Многие активы по скромной цене ушли нужным людям. И вряд ли просто за спасибо. Тем более что Шмаков – не госслужащий и декларировать свои доходы не обязан. Правда, случаев, когда имущество ФНПР переходило прямиком к семье Шмакова, я лично не знаю.

Зато узнал «Собеседник».

Семейная «подсобка» Есть у ФНПР, например, в Калужской области ООО «Подсобное сельское хозяйство «Балабаново» по выращиванию зерновых и всего остального. Ну, точнее, было. С марта прошлого года хозяйством вдруг стали владеть Светлана Николаевна (80% уставного капитала) и Петр Викторович (еще 20%) Шмаковы. Жена и младший брат главного профсоюзного бонзы России. Простые российские пенсионеры.

[Около 100.000 рублей стоит одна сотка земли в окрестностях Балабаново. Только один из участков хозяйства Шмаковых, который нашел «Собеседник», можно оценить почти в миллиард рублей.]

 

 – Как же так получилось? – спрашиваю у гендиректора хозяйства Александра Деева.

– Ну как, купили хозяйство.

За сколько, если не секрет? И почему ФНПР решила его продать?

– Вот уж не могу точно сказать.

Неужели жена Шмакова лично теперь тут всем руководит? 

– Конечно. Она же владелец.

Но она ведь в Москве живет. Или приезжает?

– Так ведь разные есть способы информацию передавать. Через разных людей.

И что теперь будет после смены владельца? Продолжите сельским хозяйством заниматься или землю пустите под застройку?

– Застроим, у нас тут места хорошие, многие хотят купить. И в поле участки есть, и в деревьях.

И сколько всего гектаров?

– Что-то вы много вопросов задаете. Подозрительно. Спросите лучше у Шмакова.

В ФНПР?

– Ну да, у Михаила.

Так он же не собственник.

– Ну как, он же все тут затевал.

 

[Несколько лет назад Светлана Шмакова получала доход в банке «Солидарность», учрежденном ФНПР, и владела небольшой фирмой «Мэкси», которая давно ликвидирована. Ее компаньоном по бизнесу там выступал сын Виктор.

Одновременно Виктор Шмаков через другую свою фирму – «Арт-Микс» – по заказу своего отца устраивал для ФНПР праздники. Сегодня эта фирма тоже закрыта, но у Виктора есть и несколько других, некоторыми из них руководит связанный с ФНПР Александр Шалимов.

А сам Михаил Шмаков еще в 2014 году, оказывается, тоже стал работодателем. Вместе с тремя компаньонами (включая одного из бизнес-партнеров сына) он создал компанию «Фибросталь К» по производству стальной проволочной фибры для армирования бетона. Правда, пока производство официально приносит только убытки. Зато ни о каких конфликтах собственников предприятия с профсоюзами до сих пор слышно не было.]

 

Ждите ответа

 

По совету менеджера звоню в ФНПР. Правда, самого Михаила Шмакова застать в офисе не получилось. Пришлось пообщаться с руководителем департамента общественных связей федерации Владимиром Корнеевым.

Тот, узнав тему беседы, судя по голосу, почему-то разволновался:

– Вы знаете что, пришлите запрос. Такая деликатная тема, связана с собственностью. Тем более с семьей. Чтобы мы могли как следует защищаться.

 

Чего уж сразу защищаться? Никто ведь не нападает.

– Да, я понимаю. Но все равно пришлите запрос.

«Собеседник» так и сделал. Очень уж хотелось узнать, каким образом профсоюзное хозяйство и его имущество оказалось в собственности семьи главы ФНПР. А также, если сделка была рыночной, откуда у его жены и младшего брата взялись деньги на такую покупку (при отсутствии у них крупного бизнеса)? И почему вместо развития сельхозпроизводства и импортозамещения родные Шмакова (одного из лидеров ОНФ, между прочим) решили распродать сельхозугодья под застройку? И наконец, какие еще объекты ФНПР Шмаковы намерены в будущем приобрести?

Надеемся, Шмаков все же найдет свободное от бизнеса время, чтобы ответить. Должны же рядовые члены профсоюзов знать, кого и что они содержат на профсоюзные взносы. А то пока получается, что собственное финансовое состояние беспокоит главного профсоюзника гораздо больше, чем состояние защиты прав рабочих, за которых он (на словах) так сильно переживает.

 

  27 11 18 profso 02

У лидера ФНПР оказалась общая крыша и с Юрием Лужковым, и с олигархом Евтушенковым

 

[Кроме «Балабаново», Светлана Шмакова является учредителем ТСЖ «Дом», зарегистрированного в Москве по адресу: 3-я Тверская-Ямская, 48. Это дореволюционный особняк, в котором в 90-е годы поселилось все руководство АФК «Система» и столичный мэр Юрий Лужков. Шмаковым в этом доме принадлежит квартира на вполне приличном пятом этаже площадью 145,7 кв. м и стоимостью около 150 млн рублей. Отделка фасада здания выполнена из натурального камня с элементами мозаики и декора, что делает особняк уникальным. При этом у семьи Шмаковых есть и другая недвижимость в Москве. К примеру, квартира в Богословском переулке, прямо у Тверского бульвара, стоимостью примерно 50 млн рублей.]

 

Ролдугин Олег