Коррупция
19.09.2019

На хитрость АСВ у Беджамова есть офшор в БВО

На хитрость АСВ у Беджамова есть офшор в БВО
  • Георгий Беджамов Фото РИА Новости
Экс-владелец Внешпромбанка защитил имущество через искусственно созданные долги

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) просит суд признать фиктивными сделки с недвижимостью бывшего владельца Внешпромбанка Георгия Беджамова в Британии и Франции. Ранее английский суд наложил арест на имущество банкира — но часть его оказалась в залоге по подозрительному кредиту.

Как сообщает РБК, в деле беглого банкира и бывшего владельца Внешпромбанка Георгия Беджамова может появиться новый ответчик — офшор Clement Glory, в залоге у которого оказалась недвижимость Беджамова в Британии. Ему же продана вилла во Франции, все эти активы оцениваются в $30 млн. Агентство по страхованию вкладов (АСВ — конкурсный управляющий Внешпромбанка) считает, что залог и продажа виллы носили фиктивный характер, и просит суд привлечь Clement Glory к процессу, следует из дополненных требований АСВ к офшору.

Внешпромбанк (ВПБ), требующий с Беджамова $1,75 млрд в Высоком суде Лондона, весной добился ареста активов бывшего банкира. Уже после решения суда выяснилось, что его недвижимость обременена долгом перед офшором Clement Glory, говорится в документе. Сам Беджамов в России заочно арестован.

 

Что есть у Беджамова

 

В 2015 году, еще до отзыва лицензии у ВПБ, Беджамов приобрел лизхолд до 2034 года (leasehold, длительное право распоряжения) на два дома в Белгравии, престижном районе Лондона. Инвестиция обошлась ему в $43 млн (суммы в фунтах представлены в долларовом эквиваленте), при условии реновации недвижимости лизхолд можно продлить на 129 лет, говорится в иске.

Сейчас эта недвижимость стоит всего $7,5 млн, следует из отчета оценщика Savils, представленного суду Беджамовым. При получении разрешения на реновацию под жилой фонд стоимость объекта вырастет до $35 млн, а при завершении реновации — до $75 млн. Как следует из решения городского совета, Беджамов практически получил разрешение, ему осталось заплатить городу $1,8 млн для его утверждения.


Как недвижимость в Лондоне оказалась в залоге


Как писали «Открытые медиа», из-за того что недвижимость Беджамова заложена Clement Glory, у офшора будут преимущественные права на эти объекты в случае юридических претензий. АСВ, которое само претендует на активы Беджамова, в своих требованиях объясняет, почему считает эту сделку фиктивной.

Беджамов в 2012 году взял $30 млн в кредит у кипрского офшора Felarco. Позднее офшор переуступил долг в пользу Clement Glory, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Выплата по кредиту ожидалась 31 августа 2017 года, но Беджамов и Clement заключили мировое соглашение и отложили дату погашения кредита на месяц — 25 сентября.

К тому моменту долг Беджамова насчитывал уже $35 млн, на кредит начислялся ежедневный процент в размере $10 тыс., следует из документа, а стороны отдельно прописали, что в случае дефолта Беджамова долг увеличится еще на $4,3 млн. Одновременно лондонская недвижимость была передана в залог Clement Glory. 25 сентября Беджамов все же допустил дефолт.

АСВ обращает внимание, что бывший банкир не предоставил каких-либо доказательств ни существования у него долга перед Felarco, ни его уступки в пользу Clement Glory. Сама Felarco уже упоминалась в одном из эпизодов процесса Внешпромбанка против Беджамова.

Истец предполагает, что кредит от Felarco и «не был нужен» Беджамову в 2012 году. На момент получения кредита банкир, по собственным показаниям, владел состоянием полмиллиарда долларов, его ежегодные расходы составляли $2 млн.

Беджамов заключил мировое соглашение по кредиту на $35 млн «при отсутствии перспектив выплаты этой суммы» и свидетельств наличия спора с Clement Glory, говорится в документе. Сам кредитор не смог бы компенсировать свой ущерб от дефолта Беджамова увеличением долга на $4,3 млн, считает истец. ВПБ также заподозрил офшор в том, что он не вел себя как настоящий бенефициар недвижимости Беджамова: например, не стал оплачивать проект по реновации дома в Белгравии.

Бенефициаром и директором Clement Glory является Эдуард Голодницкий, он же оформил залог на недвижимость, пишет ВПБ. Беджамов в своих показаниях, как следует из требований ВПБ, говорил, что знает Эдварда и его сына Максима Голодницкого в течение долгого времени. Когда Беджамов просил суд разрешить ему дополнительные траты, выяснилось, что он задолжал Максиму Голодницкому £45 тыс ($56 тыс). Суд не разрешил ему погасить этот долг.

Раскрытием схемы занималось А1 — инвестиционное подразделение «Альфа-Групп» (его наняло АСВ). «У А1 нет сомнений в том, что Clement Glory — это техническая компания, цель которой состоит в сокрытии активов Беджамова от его кредиторов», — сообщил РБК представитель А1, отметив, что Clement Glory была создана незадолго до того, как она «якобы выкупила права требования к Беджамову на сумму более $30 млн».

«Возможность привлечения к процессу нового ответчика в лице Clement Glory появилась в результате успешной судебной работы, проделанной агентством в партнерстве с А1», — подтвердил представитель АСВ. Доказательства «фиктивного обременения активов Беджамова» удалось сформировать в том числе благодаря полученной в судебном порядке информации, отметил он. РБК направил запрос в представляющую интересы Беджамова юрфирму Mishcon de Reya.


Что требует АСВ


ВПБ настаивает, что мировое соглашение, уступка прав требований и залог не были настоящими сделками, а проводились, чтобы скрыть активы банкира, и просит суд признать, что эти документы не имеют юридической силы.

Представитель А1 добавил, что надеется, что «системная работа по выявлению схем сокрытия активов, например, таких как в случае с Clement Glory, поможет установить спрятанное имущество, расширить круг ответчиков и вернуть активы в конкурсную массу Внешпромбанка». Если заявление Внешпромбанка в отношении Clement Glory будет удовлетворено, это позволит в перспективе обратить взыскание на объекты недвижимости Беджамова в Великобритании и Франции в полном объеме, указал представитель АСВ.

Истцу вряд ли будет сложно получить информацию о контактах Беджамова и предполагаемого номинала, рассуждает советник коллегии адвокатов Pen & Paper Сергей Гландин: «Обычно такие процессы сопровождаются работой расследовательских фирм, которые отслеживают переписку, перемещения и другие сведения об ответчиках».

Не исключено, что суд потребует от бенефициара офшора — Голодницкого — раскрыть информацию о Clement Glory, предполагает партнер бюро «А2 Адвокаты» Михаил Александров. «Просто сказать: «я ничего не знаю, вам это нужно, вы и доказывайте» — не получится», — считает юрист. Формально, если выяснится, что Беджамов нарушил процессуальную обязанность полностью раскрыть информацию о принадлежащих ему компаниях, можно будет ходатайствовать о возбуждении против него уголовного дела, пояснил Гландин.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», президент Внешпромбанка Лариса Маркус и Георгий Беджамов — дети главы этнической ассирийской криминальной группировки Авдыша Беджамо, контролировавшей денежные потоки московских казино. Беджамо, известный также как «Алик Ассирийский» и «Алик Зверь», был убит бойцами ореховской группировки во главе с Александром Пустоваловым по кличке «Саша Солдат». Источник в правоохранительных органах говорит, что сын убитого Георгий тоже был им хорошо знаком и состоял на специальном учете.