Коррупция
26.11.2019

Артема Суркова профинансировали на 24 млн

Артема Суркова профинансировали на 24 млн

  • Владислав Сурков. Фото zn.ua, СПАРК-Интерфакс
Сыну замглавы президентской администрации доверили экологический прорыв
У бывшего руководителя Аппарата правительства и зама главы Администрации Президента, а ныне помощника президента Владислава Суркова есть приёмный сын Артём. Мать Артёма — Юлия Вишневская, первая жена политика.

Сейчас Артёму уже 36 лет. Что о нём известно? После развода с Сурковым мать увезла его жить в Лондон. В 2011 году Артём запустил бизнес вместе с сыном бывшего руководителя Администрации Президента Александра Волошина Ильёй, Антоном Мау — сыном ректора Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте Владимира Мау и Антоном Чиркуновым — сыном экс-губернатора Пермского края Олега Чиркунова. Дети высокопоставленных чиновников создали ООО «Система управления здоровьем» и планировали открыть клинику, практикующую авторскую технику поддержания здоровья доктора Дмитрия Шаменкова, который также стал одним из совладельцев фирмы. До реализации проекта дело не дошло.

Как выяснилось, помимо бизнеса Артём участвует и в экологических проектах, которые щедро субсидируются из бюджета. С 2015 года он числится учредителем московского «филиала» Всероссийского общества охраны природы (ВООП). Кроме него есть ещё четыре учредителя-эколога.

В этом году московская организация ВООП получила свою первую субсидию. Минтруда выделил ей 24,2 млн рублей. В реестре субсидий сказано, что деньги должны пойти на «Федеральные экологические посты ВООП».
 
voop-m-439058340853480590-9846748564306-47649-5376806958879809870678
Совладельцы ВООП - Бакунев Яков Валентинович, Лопухин Владимир Михайлович, Лукоянов Артем Иванович, Расулмухамедов Элмурод Абдурахимович, Рахматуллин Алмаз Абдрахманович

Что это такое? Волонтёрам выдают специальные приборы, и они измеряют, насколько грязным воздухом мы дышим. Если всё плохо, информация передаётся Росприроднадзору и другим надзорным органам. За 24,2 млн московская организация ВООП должна закупить 40 приборов, привлечь (видимо, за деньги) 200 волонтёров, организовать для них два слёта и 8 вебинаров.

— Сейчас волонтёров ВООП порядка 400 человек по стране, — рассказал «Базе» Элмурод Расулмухамедов (один из учредителей московской организации ВООП). — В Москве — 40—50.

По его словам, приборы для измерения загрязнённости воздуха дорогие — 500—600 тыс. рублей в Москве за штуку. При этом в сентябре в СМИ сообщалось, что волонтёры использовали газоанализатор «Геолан-1П». «Базе» не удалось найти в интернете приборов по такой цене, зато есть немало предложений по 100—300 тыс. рублей (в зависимости от модификации и дополнительных опций) за штуку.

priborm-45306984598694058096845b7568c440a0d9cfb0d3e80d05a915d62  900x
Просмотреть изображение в полном размере

Хотя субсидию получила московская организация ВООП, по словам Расулмухамедова, эти деньги могут передаваться через неё и в другие регионы.

У федеральной ВООП финансовое состояние не очень хорошее, на ней суды и т. д., она физически не может получать субсидии, поэтому получили мы

"Каким образом бюджетные деньги могут переводиться в другие территориальные структуры ВООП (которые юридически совершенно самостоятельные организации), столичные экологи не пояснили," - говорит Элмурод Расулмухамедов.

— Когда московская организация передает деньги федеральной, это все равно что чесать правой рукой левое ухо. Нелогично, но финансовых нарушений я не вижу. Главное, чтобы деньги шли на благие цели в итоге, — говорит председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

«Не надо мне звонить»

— У нас сын Суркова в учредителях? — удивляется Элмурод Расулмухамедов. — Я и забыл об этом. Он давно уже не участвует в делах ВООП. В общественной организации ведь нельзя купить или продать долю, и если ты такую организацию учредил, то так и будешь числиться учредителем, даже если по сути с ней уже никак не связан. Управляется она президиумом — и в состав нашего президиума Артём не входит.

Артём, возможно, не хочет афишировать, что является сыном известного политика, поэтому сменил фамилию: под одним и тем же ИНН числятся Сурков Артём Владиславович и Лукоянов Артём Иванович (девичья фамилия матери Артема — Лукоянова).

По словам Расулмухамедова, когда он познакомился с Артёмом Лукояновым, тот не выглядел персоной с большими связями, «перебивался с мяса на воду и студенческие проекты делал».

— И когда мы регистрировали нашу организацию, речь шла о том, чтобы привлекать к нашим проектам студенчество. Мне нужны были молодые люди, которые в этой студенческой среде работают, — сказал Расулмухамедов.

Со студентами Артем действительно работал. Как сообщало издание «Проект», он отвечал за связи с общественностью в университете «Синергия». И связь со скандальным университетом остаётся у сына Суркова до сих пор.

У Артёма Лукоянова есть 15-процентная доля в компании «Моя книга здоровья» — другим совладельцем выступает компания «Максмедиагрупп» (35%). Она занимается рекламой среди абитуриентов по заказу вузов.

luk-m-4306843096809348693405967495837698435687498367049857638940576756765657
Просмотреть изображение в полном размере

На фирму зарегистрированы два домена, которые раньше принадлежали «Синергии». А один из владельцев «Синергии» Вадим Лобов ранее был учредителем «Максмедиагрупп». Сегодня единственным владельцем компании и партнёром Суркова-младшего по бизнесу является Игорь Краснов. Его фамилия и фото красуются на сайте «Синергии» в ряду «успешных выпускников».

krasn-b-456843986faf2375fbb10bb25d567035f10d769ee  900x
Игорь Краснов

«База» хотела поговорить с Артёмом Лукояновым о его роли в экопроектах ВООП и о бизнесе, но он ограничился лишь короткой фразой: «Не надо мне звонить».

Находят аммиак и поддерживают Собянина

Недавно активисты столичного ВООП заявили о 10-кратном превышении аммиака в Москве и попали в топ «Яндекса». «Жители ощущали лёгкий кислый запах, звонили в МЧС. Замеры мы производили с балконов высоких этажей по двум адресам. Это не первый случай, когда мы фиксируем превышения по аммиаку», — заявил один из активистов СМИ.

Вообще, за загрязнением воздуха в Москве следит Мосэкомониторинг мэрии. Многим москвичам есть что сказать по поводу эффективности этой организации. Вы можете задыхаться от вони, несущейся со стороны нефтеперерабатывающего завода в Капотне или с подмосковной свалки (как в 2017 году), а Мосэкомониторинг заявляет, что всё «в норме».

После истории с аммиаком в Мосэкономониторинге также сказали, что всё ок. С чиновниками согласились даже в головном ВООПе.

«Измерения с превышением ПДК по аммиаку, попавшие в прессу накануне, проводились жителем района, который не проходил обучение для работы на таком оборудовании», — заявили экологи.

Как пояснил «Базе» Элмурод Расулмухамедов, сначала активисты сделали моментальный замер, который показал превышение аммиака. Но такие исследования нужно проводить в течение 20 минут — и когда это было сделано, превышения не было видно. Но это что касается аммиака. А вот по оксидам углерода и азота активисты выявили нарушения даже при 20-минутных замерах, и теперь в ситуации разбирается прокуратура, как и с другими случаями нарушений, которые выявили активисты.

Впрочем в остальном экоактивисты вполне лояльны столичным властям. В 2017 году московская организация ВООП защитила мэра Москвы Сергея Собянина от Гринписа. Гринпис выступил против реновации: раз будут сноситься пятиэтажки, придется рубить деревья. Элмурод Расулмухамедов направил по этому поводу письмо председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. Оно сводилось к тому, что реновация — хорошо, а в Гринпис сидят идиоты.

«Данные о площадях зелёных насаждений, предназначенных к реновации, взяты, по-видимому, со спутника-шпиона ЦРУ», — говорилось в его письме. Ещё один аргумент: деревья в Москве со временем почти перестают выделять кислород, так что и рубить их не жалко.