Коррупция
10.12.2008

Ебралидизация Невского

Ебралидизация Невского
"Для меня это — уничтожение памятника культуры". Как "Алик рынок" разрушил Дом Чичерина
Инвесторы ... всячески стремятся похвастать где мнимым, а где и реальным покровительством губернатора. Едва ли отец «Монблана» не причастен к активному распространению слухов о том, будто ему в этом городе все сойдет с рук благодаря близкой дружбе с земляком — Сергеем Матвиенко.

Другой «авторитетный» бизнесмен, Александр Ебралидзе, с первых шагов на пути реализации перестройки Дома Чичерина (Невский, 15) под отель с бассейном на крыше, в раздаваемых интервью то и дело намекал на личное участие и поддержку губернатора.

А недавно представил тому и наглядное подтверждение — Валентина Ивановна в присутствии специально приглашенных представителей прессы посетила стройплощадку господина Ебралидзе, осыпав его комплиментами и словами благодарности. И это после публикации убийственных фоторепортажей, зафиксировавших масштабы разрушений и нового строительства на данном памятнике, после всех гневных выступлений депутатов, общественности и целого ряда экспертов, членов возглавляемого Валентиной Матвиенко Совета по сохранению наследия!

В ситуации, когда спасение исторического Петербурга признается одной из самых актуальных для северной столицы, когда акции в его защиту выводят на улицы тысячи горожан, объединяя в этом протесте представителей самых разных социальных слоев и политических взглядов — худшей услуги оказать губернатору было нельзя.

Сопровождавший высокую гостью при осмотре плодов «реконструкции» Александр Ебралидзе заверил, что все посносить пришлось исключительно ввиду аварийности здания и насквозь прогнивших фундаментов, что наделавший столько шуму бассейн с видом на арку Главного штаба и Дворцовую площадь — отдельный объект, который «к исторической части никакого отношения не имеет». Что мансардная надстройка нигде видна не будет, только во дворе здания. И что с КГИОП у него «никаких недоразумений никогда не было».

Валентина Ивановна вполне удовлетворилась представленной инвестором версией, похвалила его за то, что «исполняет все предписания Комитета по охране памятников», и резюмировала: «Это пример того, как нужно относиться к культурному наследию».

Можно, хотя и с некоторой натяжкой, предположить, что, химик-фармацевт по первому своему образованию, Валентина Ивановна не горазда отличить на глазок подлинник от фальшивки, снос и новое строительство от реставрации (единственно допустимом на памятнике роде работ). У нее, собственно, на то и советники, и профильные чиновники есть — чтобы готовить оценки и речи по таким случаям. И тут возникает вопрос: кто же так постарался, чтобы подложить губернатору упакованную в какую-нибудь сопроводительную записку дезинформацию?

Деликатные варвары

Чтобы не быть голословными, давайте, как говорится, разберемся по пунктам. Для начала — обзор потерь, сопровождавших действия инвестора, охарактеризованные губернатором как «деликатные».

Вот как оценивает их Михаил Мильчик, член федерального и городского советов по сохранению наследия, заместитель директора института «Спецпроектреставрация», проводившего официальную экспертизу Дома Чичерина:

— Разобран главный зал, сверху донизу, а он шел по всем трем этажам. Посчитали, видимо, что опоры недостаточно прочные, чтобы выдержать нагрузку бассейна. Снесен Овальный корпус XVIII века, известный многим по гравюре Добужинского… Тут сверху надстраивается два новых этажа. Здесь часть здания разрушена — для пробивки сквозного проезда с Мойки на Большую Морскую… Разобрали значительную часть колонн. Замена перекрытий — а это значит утрата подлинных полов и потолков с лепниной. Хотя способы укрепления перекрытий, позволяющие и лепку сохранить, прекрасно известны — однако это методы реставрационные, а тут повсеместно применены методы реконструкции, что категорически недопустимо в отношении памятника вообще, а такого тем более. А этот проект был согласован КГИОП без участия Совета по культурному наследию, ни на каких стадиях мы его не рассматривали. И я вынужден констатировать, что проведенная нашим институтом экспертиза полностью проигнорирована, ее рекомендации тут не учитываются вовсе.

Теперь — по второму пункту. О том, что якобы здание было в аварийном состоянии, а фундаменты «насквозь прогнили».

В заключении экспертизы «Спецпроектреставрации» указывалось: физический износ фундаментов — 40 процентов, стен — 45 процентов, состояние отдельных участков (около 12 процентов площади стен) только приближается к аварийному. Любой добросовестный специалист подтвердит: для здания с 250-летней историей показатели более чем обнадеживающие. И, к слову сказать, довольно много петербуржцев живет в домах, физический износ которых оценивается в 60 и более процентов — однако их аварийными не признают и даже с ремонтом не торопятся. В случае же с Домом Чичерина эксперты «Спецпроектреставрации» не сомневались в наличии способов сохранения и укрепления всех конструкций, реставрации элементов декора, интерьеров (а не варварского демонтажа с последующей заменой на не имеющий никакой историко-культурной ценности новодел):

— Состояние Дома Чичерина было технически удовлетворительным, — подчеркивает Михаил Мильчик. — Ну, может быть, за исключением каких-то отдельных элементов. Однако достаточно было применить известные реставрационные методы — по укреплению кладки, например. Есть и современная методика сохранения деревянных перекрытий — да, она довольно дорогая, но задача сохранения памятника такого уровня стоит того ...

Пункт третий — те самые «встройки», что якобы не относятся к памятнику, а представляют собой «отдельное здание». Вот оценка Александра Марголиса, члена Совета по сохранению культурного наследия при городском правительстве (цитируем по записи эфира «Эха Петербурга»):

— Я не знаю, на кого рассчитаны подобные рассуждения. Что значит «отдельное здание»? Представим себе, что кто-нибудь построил во дворе Зимнего дворца отдельное здание, а над ним — я не знаю, бассейн или что-нибудь в этом духе — конюшню. Стали бы говорить, что от этого Зимний дворец нисколько не пострадал? Это же совершенно циничная позиция. Потому что в равной степени охраняются государством и фасады, выходящие на Невский проспект, Большую Морскую улицу, и дворовые фасады, и дворовое пространство, и все, что на этом дворовом пространстве находится. Это все единый организм.

И наконец, пункт четвертый — о том, что все якобы согласовано с КГИОП, с которым у господина Ебралидзе «никаких недоразумений никогда не было».

Председатель КГИОП Вера Анатольевна Дементьева высказывала на сей счет совсем иное мнение: ... «идея с бассейном возникла уже потом, когда они почувствовали вкус и решили, что нужно еще и вот это устроить».

В мае нынешнего года, отвечая на вопросы «Эха Петербурга» о пресловутом бассейне на крыше, глава КГИОП подтвердила, что согласования так и нет:

— Да, действительно, с бассейном там большая проблема. До конца нами не согласован этот узел, потому что не ясно, как по живым… как будут пропускаться нагрузки. Конечно, мы можем запретить, если нам не будут предъявлены существенные доказательства того, что это не навредит конструкциям здания и — более того — не будет «вытарчивания», а там уже торчит ого-го сколько всего…

Фонтанка.Ру: Депутат ЗакСа Алексей Ковалев возмущен самой ситуацией: «Если для губернатора это хороший пример сохранения исторического наследия, то для меня это - иллюстрация того, что происходит в городе в целом. Для меня это — уничтожение памятника культуры. Уничтожены все подлинные конструкции здания. Созданы декорации. Те элементы внутри, которые имеют исторический облик, скорее, напоминают работу реставраторов в пригородах, где элементы воссоздаются с нуля после разрушения фашистскими захватчиками. Здесь фашистских захватчиков не было. И такого рода реставрация, которая осуществлена на Невском, 15, должна быть запрещена. Этот пример должен быть рассмотрен на всех уровнях. Ведь даже лицевой фасад разобран больше чем наполовину. Ради интересов инвесторов, видимо. Позиция общества охраны памятников правомерна. Но как могли Спецпроектреставрация и КГИОП пойти на это, я не знаю. Это пример того, когда памятник лишен статуса федерального объекта специально для того, чтобы позволить инвестору получить в собственность все это здание и земельный участок».

Напоследок о главном. Все сотворенное с Домом Чичерина есть грубое и откровенное нарушение федерального закона об охране культурного наследия — ибо никакой реставрацией не является, а представляет собой уничтожение подлинного и новое строительство. Помнится, вступая в президентскую должность, Владимир Путин торжественно провозгласил, что признает единственную диктатуру — диктатуру закона. Президент Дмитрий Медведев в своей инаугурационной речи подтвердил приверженность означенному курсу. Валентина Матвиенко, оценивая преступление как пример для подражания, по сути, заявляет о совсем иных предпочтениях — скорее близких курсу дважды судимого инвестора.

Интересно, это потому, что она такая откровенная — или потому, что злые люди спидманули-спидвели?

Татьяна ЛИХАНОВА
Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА