Коррупция
25.03.2009

Воровской Татарстан

Воровской Татарстан
Из жизни "воров в законе"
Ты жизнь искал в могильной мгле,
Свободу ты искал в тюрьме.
Здоровье ты искал в недуге
И верность - в вероломном друге.

Это эпитафия с могильного камня известного на всю Россию казанского "вора в законе" Хабибуллина по кличке Фарит Резаный. Могила уголовного авторитета на Беляевском кладбище Казани по роскоши уступает разве что скульптуре похороненного неподалеку члена преступного сообщества "Грязь" Эдуарда Гарипова, которую в народе именуют не иначе, как "Лев Толстой". Могила Резаного всегда чисто прибрана, и, хотя кладбище занесено снегом, дорожка к ней заметно утоптана.
 
Впрочем, время берет свое, и многие "воры" позабыты. Мало кто помнит, например, криминальных деятелей середины 80-х, державших под контролем едва ли не все преступное сообщество республики. Леня Француз, Ларик, Рашпиль... Эти имена ничего не говорят даже молодым милиционерам.
 
Между тем именно в Казани в 1955 году прошла всесоюзная сходка "законников". А в музее управления исполнения наказаний по РТ и по сей день хранится "корона", которую неведомыми путями доставили в чистопольскую тюрьму для проведения ритуала "посвящения".
 
В те годы получить высокое звание "вора" было очень и очень сложно. Нужно было "правильно" отсидеть не один срок, заработать на зоне авторитет и постоянно поддерживать свое звание, следуя крайне жестким нормам поведения. Настоящий "вор в законе" не должен был работать, иметь семью и имущество, служить в армии. Самозванцу, попытавшемуся объявить себя "вором в законе", грозила смерть.
 
Сейчас этим требованиям отвечают единицы. Как ни парадоксально, воровской мир тоже оказался подвержен коррупции, и сегодня "вором в законе" можно стать, даже не побывав на зоне, - были бы деньги. Неудивительно, что количество "воров" в последние годы увеличилось в несколько раз, а авторитет их катастрофически упал.
 
Именно по этой причине воровской мир разделился на два лагеря: "славянских", так называемых "чистых воров", тяготеющих к старым традициям, и "лаврушников", то есть коронованных ворами кавказцев, среди которых, по мнению "славян", много "коррупционеров". Впрочем, российские тюрьмы и колонии до сих пор находятся под неформальной властью и тех, и других.
 
Любопытно, что в Татарстане в последние годы именно "правильные" "воры" как раз и не котировались. В отличие от других регионов, они пользовались авторитетом лишь как участники местных организованных преступных сообществ, нежели из-за своего криминального статуса.
 
Авторитет одиночек был сильно подорван повальным алкоголизмом и наркоманией. Вдобавок лидеры татарстанских группировок их попросту не признавали. Куда проще было объявить "вора" алкашом, поставить под сомнение "законность" его коронации или даже убить, нежели делиться с ним доходами.
 
Правоохранительным органам, которым хватало и местной братвы, такое положение дел было на руку, хотя милиция и без того эффективно пресекала все попытки воровского сообщества укорениться в республике, прекрасно понимая, к чему приведет передел криминальной собственности. Видимо, не без вмешательства правоохранительных органов "воры в законе" крайне редко направлялись для отбытия наказания в Татарстан, что также не способствовало усилению их влияния. Лишь в 2000 году в восьмой колонии Альметьевска срок за хранение наркотиков отбывал уроженец Грозного "вор в законе" Хусейн Слепой. После освобождения он был немедленно отправлен домой, в Москву.
 
Впрочем, говорить о том, что "воровские" идеи непопулярны среди татарстанской братвы, было бы неправильно. По оперативным данным, наиболее подверженные влиянию "воров в законе" Альметьевский, Нижнекамский и Зеленодольский районы республики. В Казани "воровские" идеи поддерживают молодые участники оргпреступных формирований Авиастроительного района, поселков Северный, Караваево, центральной части Московского района. Так, например, на похоронах "вора в законе" Креста казанского (Рустем Назаров), убитого в Перми, несмотря на разговоры о его сомнительном "воровском" статусе, были задержаны 102 молодых казанца…
 
Наследники "чистых" традиций

В конце 90-х в Татарстане оставалось всего три "правильных" "вора". Причем пошел уже седьмой год, как на тот свет ушел последний из них. Первым среди равных был казанец Фарит Резаный. Он в свою очередь, несмотря на то, что практически постоянно сидел либо находился под наблюдением, умудрился короновать еще двух человек: жителя Зеленодольска Николая Игнатьева по кличке Зеленый и казанца Альберта Сушенцова по кличке Холик (Хомяк, Халик Кемеровский). Правда, все трое были беспробудными пьяницами. Причем некоторые утверждают, что Зеленый и Холик на самом деле были всего лишь собутыльниками Резаного, которых он короновал чуть ли не под градусом.
 
Фарит Резаный умер от цирроза печени в 2000 году в одной из колоний Кемеровской области. Проводить "вора" в последний путь прибыли коллеги из Москвы, Екатеринбурга и Челябинска.
 
В это же время в Зеленодольске от цирроза умирал ученик Резаного Зеленый. По слухам, место Зеленого позже хотел занять уголовный авторитет Сирота. Но до коронации дело не дошло. Конкуренты распустили слух, что Сирота, отбывая наказание, выходил на работы и таким образом грубо нарушил "воровские" традиции. В результате "коронация" была отложена до выяснения обстоятельств. А потом "авторитет" и вовсе пропал.
 
Последний из последователей Фарита Резаного Альберт Сушенцов поддерживал контакты с представителями казанского ОПС "Новотатарка". Но авторитетом среди братков не пользовался. Да и особой активности в Казани не проявлял, ограничившись организацией "грева" в зоны. Зато он развил кипучую деятельность за пределами республики. Часто встречался с "ворами" старой формации, обсуждая планы по возвращению в уголовный мир утерянных традиций. Кроме того, для подтверждения своего статуса, в 2000 году вместе с "вором в законе" по кличке Ерш "короновал" некоего уголовника из Златоуста.
 
Последний носитель истинных традиций трагически погиб зимой 2002 года. 46-летний Холик приехал к приятелю в деревню попариться в бане. Но мужчины разругались, и, будучи в изрядном подпитии, Холик ушел на станцию. По дороге вор замерз. Его труп, объеденный бродячими собаками, нашли, когда растаял снег…
 
Общепризнанным уголовным лидером начала 90-х был житель казанского поселка Борисково Ренат Игламов (Иглам). Без сомнения, его можно назвать одним из самых загадочных криминальных лидеров своего времени. Достаточно сказать, что Иглама "короновал" ни много ни мало один из лидеров бауманской группировки Москвы Валерий Длугач по кличке Глобус, с которым они вместе отбывали наказание. Глобус вообще считался покровителем казанских в Москве. Правда, "патронирование" продолжалось недолго: в апреле 1993 года Глобус был убит знаменитым курганским киллером Солоником.
 
Иглам пережил Глобуса, но всего на месяц. Он стал одной из первых жертв криминальной войны между преступными сообществами "Жилка" и "Севастопольские". Она, по официальной версии, разгорелась из-за того, что в начале 90-х лидер "Жилки" Хайдар Закиров по кличке Хайдер решил создать общегородской криминальный "общак". Каждая группировка должна была выделить по одному представителю, которые вместе с Хайдером контролировали бы общак. Месячный оборот "общака" предполагался в размере 100 тыс. рублей. Однако на одном из последних сходняков, на котором присутствовало около 300 человек, в том числе приглашенные в качестве наблюдателей российские воры в законе Буська, Томаз Тбилисский и Паша цируль, ОПГ Борисково выступило против того, чтобы "общак" собирал Хайдар, и предложила кандидатуру Иглама. Приезжие воры поддержали борисковских, предложив, чтобы за "общаком" смотрел более авторитетный Иглам, а Хайдар помогал ему. Хайдар отказался, заявив, что будет на своей половине города "общак" собирать сам. Впоследствии один из замов Хайдера Флер пытался "наехать" на Иглама и заставить отказаться от контроля за "общаком", но "вор в законе" заехал ему по лицу. Иглама застрелили в мае 1993 года на улице Амирхана…
 
Вскоре участь Иглама разделил еще один "вор" - Виктор Михайлов по кличке Амбал. Этот представитель криминалитета Соцгорода ушел по этапу обычным уголовником, но "короновался" в местах лишения свободы и, освободившись в 1993 году, сразу же заявил о своих претензиях на лидерство в криминальном мире Казани.
 
Об авторитете Амбала говорит хотя бы тот факт, что даже Хайдер не скрывал: тот может отнять у него власть. Действительно, в Казани его знали многие уголовники и знали, кстати, что Амбал недолюбливал Хайдера за его агрессивную политику и называл его "бандитом с большой дороги", который "летает в облаках". С началом войны между "Жилкой" и "Севастопольскими" Амбал встречался с воюющими сторонами и уговаривал их прекратить "беспредел среди татар". "Севастопольские", не особенно горевшие желанием воевать с Хайдером, тем не менее поддержали Амбала, но Хайдер на сотрудничество упорно не шел. Например, Амбал приезжал к лидеру "Жилки" в Петербург и просил, чтобы тот не мешал ему собирать "общак" для поддержки осужденных, и предлагал сотрудничать. Хайдер отказался…
 
Вскоре Амбал узнал, что его "заказали", и, говорят, сильно обиделся на Хайдера… за то, что тот назначил за голову Амбала непомерно маленькую, по мнению последнего, награду. Маленькая она была или нет, но в 1995 году на Амбала было совершено первое покушение. При этом был убит один из людей "вора в законе", а сам он попал в больницу. Казанские милиционеры приставили к пациенту двух охранников, круглосуточно дежуривших у его палаты, но в одну из октябрьских ночей охрана по невыясненным причинам была снята, в палату Амбала ворвались двое "жилковских" киллеров, переодетых в форму спецназа, и расстреляли "вора в законе" и его жену из автоматов.

Андрей Шептицкий