Коррупция
11.06.2010

Заговор министров

Как и за что пытаются лишить докторской степени профессора Леонида Маевского
В Санкт-Петербурге пытаются лишить докторской степени профессора Леонида Маевского - капитана-подводника I ранга, экс-депута Государственной Думы, преподавателя Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича.

Делается это топорно, грубо, с циничными комментариями со стороны тех, кто всё это затеял, и оттого выглядит особенно омерзительно. Группа преподавателей университета им. Бонч-Бруевича написала в поддержку профессора Маевского гневное письмо, в котором рассуждения о том, что "Видимо, в нашей стране не всё в порядке с образованием и связью, если министры с таким рвением пытаются лишить Вас докторской степени", смотрится ещё самым мягким пассажем. Как указывают авторы письма, ректор университета Гоголь, в своё время обласкавший Маевского и не скупившийся на щедрые похвалы в его адрес, в один прекрасный день резко переменил своё мнение и "дал поручение" срочно собрать на Маевского компромат.

"На просьбу объяснить, для чего это делается, Гоголь ответил, что таково указание министра [информационных технологий и связи] Реймана. Поскольку в Университете ничего подобного не удалось, то эту работу выполнил доверенный человек Гоголя профессор Жерненко (...) Надо сказать, что этот человек с давних времен специализируется на кляузах… и как известно, делает это далеко не "за спасибо" - пишут преподаватели Маевскому.

И всё же профессор Маевский оказался для "товарищей министра" крепким орешком - диссертационный совет при МАИ, рассмотрев со всех точек зрения заявление Жерненко о якобы имевшем месте в диссертации Маевского плагиате, фактически признал его клеветой: против лишения профессора степени единогласно проголосовали все 10 членов Совета. Но административный ресурс - это штука, которая в России не знает преград, и вот приказом министра образования Фурсенко (какое внимание рядовому профессору!) издаётся приказ о создании комиссии по проверке диссертации Маевского, причём контроль за исполнением этого приказа по горло занятой министр "оставляет за собой". А другой министр, Леонид Рейман, не менее загруженный работой на государственном посту, занимается формированием той комиссии, что называется собственноручно. Весьма показательный момент - никто из профессоров Университета не согласился принимать участие в этой комедии и согласиться стать "кивающими головами" в карманной комиссии Реймана. Итог должен был показаться министру неутешительным - комиссию-то создали, но ни одного специалиста, имеющего отношение к теме диссертации Маевского, в ней не оказалось. Но даже в этом составе члены комиссии не смогли договориться о каком бы то ни было едином мнении. И потому, заключение комиссии, которое профессора назвали "полной фальшивкой", "формулировалось не на самом заседании, а в кабинетах Фурсенко и Реймана, куда ректор вуза вынужден был выехать для согласования. "Сам я на заседание комиссии приглашён не был и не был ознакомлен с её заключением и выводами", - говорит Леонид Маевский, подчёркивая, что тем самым были грубо нарушены его права.

Нет никаких сомнений, что такие святые для российской профессуры понятия, как научная этика и объективный подход, не имеют к этой истории никакого отношения. Более того, история с попыткой лишить Маевского степени выглядит ещё более некрасивой, чем это кажется на первый взгляд: ректор университета Гоголь, взявший на себя всё чёрную часть работы, ещё три года назад охотно фотографировался с Маевским на официальных мероприятиях вуза, неоднократно обращался к нему с просьбой оказать поддержку (которую Маевский охотно оказывал). Когда профессор Маевский имел статус думского депутата, Гоголь был частым гостем в здании на Охотном ряду. И наконец, наезжая в столицу, ректор нередко экономил на гостиничных расходах, пользуясь гостеприимством Маевского и членов его семьи.

Что же заставило ректора Гоголя, человека, называвшего себя "товарищем" Леонида Маевского, вести себя так, что теперь, при случайной встрече с профессором он вынужден смотреть в сторону и переходить на другую сторону улицы?

"В кулуарах университета постоянно обсуждается одна тема - Рейман договорился с Фурсенко любыми путями лишить Вас докторской степени", - говорится в письме преподавателей. Гоголь оказался пешкой в чужой игре, что, конечно, уважения к нему не прибавляет. Но и нахрапистость, с которой действуют министры конституционного государства, создаёт полное впечатление в том, что гарантии безнаказанности Рейману и Фуренко были вручены вместе с их министерскими портфелями.

Вряд ли автор интриги Леонид Рейман стал бы давать повод петербургской профессуре лишний раз говорить о себе до такой степени нелицеприятно, если бы на кону не стоял вопрос, который в настоящее время занимает министра больше всего.

Аналитики уже связали происходящее с Маевским с иском о признании права собственности на 25,1% акций "Мегафона", который поступил в арбитражный суд Санкт-Петербурга. Истцом выступает зарегистрированный на Бермудах инвестиционный фонд IPOC - недавно Цюрихский арбитражный трибунал признал Реймана "конечным бенефициарным собственником" этой организации, в отношении которой так же было определено, что её представители "вводили суд в заблуждение, а сам IPOC вовлечен в ряд незаконных операций, включая отмывание денежных средств". По утверждению представителя IPOC Джеффри Гальмонда, фонд получил права на "Мегафон" после опциона, заключённого с компанией LV Finance, несмотря на то, что тогдашний собственник LV Леонид Рожецкин изменил своё решение и продал акции другому покупателю. Кстати сказать, сам Рожецкин уже дал показания в суде, согласно которым опционные соглашения были подписаны им под давлением Леонида Реймана: "Столкнувшись с возрастающей угрозой со стороны Л.Реймана в отношении жизни, я был вынужден подписать (...). Оба договора подписаны под давлением, угрозами и вымогательством".

В настоящее время Леонид Маевский имеет прямое отношение к LV Finance, являясь одним из сотрудников компании, a потому и, что называется, "попал под раздачу". Поскольку судебная перспектива иска IPOC выглядит весьма и весьма малообещающей, его инициаторы, как видно, решили устранять конкурентов путём "расстрела" их деловой и научной репутации.