Коррупция
22.11.2011

Ольга Литвиненко борется за дочь

Ольга Литвиненко борется за дочь
Депутат питерского ЗакСа боится возвращаться в Россию из зарубежного декретного отпуска: "у отца большие связи, он может ... подставить"
Ректор Горного университета Владимир Литвиненко не может найти свою дочь — депутата петербургского ЗакСа Ольгу Литвиненко. Отец настолько переволновался, что был вынужден обратиться в ГСУ СК РФ по Петербургу, где по его заявлению было возбуждено уголовное дело по ч. 3 статьи 127 УК РФ (незаконное лишение свободы). В рамках расследования в Петербурге арестовали все имущество Ольги Литвиненко. Сама депутат заявляет, что никто ее не похищал и не удерживает. Она находится в декретном отпуске за границей.

Конфликт отца и дочери Литвиненко, продолжающийся с прошлого года, вышел на новый виток. Ольга Литвиненко (на фото), обвинявшая своего родителя в том, что он незаконно удерживает у себя внучку, дочь депутата, теперь подозревает его в том, что он хочет отобрать у нее еще и сына. Якобы именно с целью защитить своего малыша женщина покинула родину. Благо не исполнять депутатские полномочия она может с полным правом — находится в декретном отпуске. Однако отец не оставил ее своим вниманием и всеми силами пытается разыскать беглянку.

Буквально сразу после того, как Ольга Литвиненко покинула пределы страны, по заявлению ее отца Владимира Литвиненко Следственный комитет возбудил уголовное дело, в рамках которого начались поиски «мадонны с младенцем». Искать якобы незаконно удерживаемую Ольгу и ее несовершеннолетнего сына официально начали с 29 июня 2011 года.

Сама дочь ректора обнаружила, что ее пытаются найти, когда узнала об аресте ее имущества в Петербурге. Следователи еще в августе 2011 года опечатали ее квартиру на улице Нахимова, 15, где соседом Ольги является сам Владимир Литвиненко, а также ее квартиру на Комендантском проспекте. Депутат сдавала ее жильцам, которым по требованию сотрудников правоохранительных органов пришлось экстренно съезжать.

Помощники депутата также сообщают, что следователи пытаются наложить арест и на счета госпожи Литвиненко. А две недели назад в рамках расследования ее мнимого похищения провели обыск у адвоката женщины. Следователи изъяли компьютер и документы.

Сама Ольга Литвиненко заявляет, что не раз пыталась доказать российскому следствию, что жива, здорова, не потерялась и не удерживается насильно. В телефонном разговоре с корреспондентом «Фонтанки» Ольга Литвиненко заявила, что звонила и писала в ГСУ СК, а также отправляла в адрес следователей нотариально заверенные свидетельства своих коллег о ее нахождении в добром здравии. Например, депутат сообщает, что 1 августа 2011 года, уже после того, как было возбуждено уголовное дело, она вместе с официальной делегацией петербургского парламента принимала участие в официальных мероприятиях в Гданьске, где присутствовали ее коллеги, в том числе депутаты Геннадий Озеров, Владимир Дмитриев, а также генеральный консул России в Гданьске Сергей Пучков.

«На следователя, однако, свидетельские показания эффекта не произвели, — отмечает Литвиненко. — Он просит меня назвать свой адрес за рубежом, а я не хочу этого делать, так как опасаюсь, что мой отец, отнявший у меня дочь, предпримет попытку забрать и сына». Литвиненко также сообщила «Фонтанке», что является патриоткой своей страны, но сейчас, из-за уголовного дела и связанного с ним преследования подумывает о том, чтобы навсегда остаться за границей.

В Следственном комитете «Фонтанке» факт расследования по делу пропавшей госпожи Литвиненко подтвердили, однако от подробных комментариев отказались со ссылкой на тайну следствия. Напомним, конфликт между ректором Горного университета Владимиром Литвиненко и его дочерью, депутатом ЗакСа Ольгой Литвиненко, разгорелся в начале этого года. Тогда стало известно, что отец забрал у своей дочери малолетнюю внучку и отказывается возвращать матери. Ректор посчитал, что девочке будет лучше с бабушкой и дедушкой, а не с матерью.

За это время Ольга Литвиненко успела пожаловаться на своего отца и лидеру «Справедливой России» Сергею Миронову, и экс-губернатору Валентине Матвиенко, и премьер-министру Владимиру Путину, которого называют близким другом ректора Горного. Однако попытки эти ничего не дали. Безутешная мать вышла из партии эсеров, разочаровавшись в ее политических идеалах, а позже и вовсе покинула страну.

Сторона ректора Горного университета в суде за внучку сейчас утверждает, что девочка проживает не с бабушкой и дедушкой, а с отцом — гражданином Нидерландов Андреем Агошковым, а следственно, они не могут вернуть ее матери.

[Фонтанка.Ру, 22.06.2011, "Борьба за дочку Ольги Литвиненко продолжается": Горсуд отменил решение Василеостровского райсуда по иску Ольги Литвиненко "о возврате ребенка и нечинении препятствий исполнению родительских обязанностей" к Владимиру и Татьяне Литвиненко. […]

Кассационную жалобу подавали отец девочки и дедушка с бабушкой. Их главный аргумент состоит в том, что малышка Эстер-Мария фактически проживает с отцом. Поэтому Владимир и Татьяна Литвиненко исполнить решение суда и вернуть ребенка Ольге Литвиненко не могут. […] Теперь мать вынуждена будет подать иск об определении места жительства ребенка к отцу девочки. — Врезка К.ру]


Маша Могилевская

****

"Ее от меня уносили, не давали на руки, называли меня при ней "тетей Олей", а себя — бабушку и дедушку — мамой и папой"

Ольга Литвиненко обвиняет родителей в удержании внучки в качестве дочки

Конфликт вокруг дочери депутата Законодательного Собрания Ольги Литвиненко и внучки ректора Горного института Владимира Литвиненко, 17-ти месячной Эстер-Марии, набирает обороты. Чтобы донести до читателей максимально объективную информацию, «Наша Версия на Неве» предоставляет слово самой Ольге Владимировне и адвокату Литвиненко-старшего Светлане Савиновой.

Светлана Савинова: Где материнские чувства депутата Литвиненко?

— Правда ли, что Ольга Литвиненко передала дочь бабушке и дедушке и даже заверила передачу нотариальным актом?


— Родившаяся 9 сентября 2009 года Эстер-Мария Андреевна Литвиненко в настоящее время проживает с дедушкой Владимиром Стефановичем Литвиненко и бабушкой Татьяной Петровной Литвиненко в посёлке Белоостров. Девочка была принята на попечение бабушкой и дедушкой 28 мая 2010 года в возрасте 8 месяцев по нотариально заверенному согласию своей матери Ольги Литвиненко. Согласие давалось на срок до 27 мая 2013 года, а решение, по словам Ольги Владимировны, было вызвано отсутствием времени для ухода за ребёнком из-за необходимости работать в Законодательном Собрании. Нотариально заверить попечение необходимо было в интересах жизни и здоровья ребёнка, так как если вдруг возникнет необходимость госпитализации или какого-нибудь медицинского вмешательства, необходимо письменное согласие родителей. Если же родители далеко — нужно, чтобы опекуны имели законное право давать такое согласие.

— Кто отец девочки?

— Отца девочки зовут Андрей Юрьевич Агапов, он гражданин Голландии и России одновременно. Имеется нотариально заверенное согласие господина Агапова на проживание ребёнка с бабушкой и дедом. Ольга Литвиненко в сентябре прошлого года родила второго ребенка, но официально она до сих пор числится матерью-одиночкой. С отцом Эстер-Марии отношения напряженные, она даже подавала на него заявления о якобы нанесенных побоях. В конце декабря Ольга неожиданно официально оформила отказ от передачи дочери на опекунство и направила бумагу сразу в Горный институт, по месту работы отца. Тут и случился скандал. Почему она не отправила этот документ в частном порядке по месту жительства, непонятно. Родители никогда не препятствовали ей общаться с ребенком, но она очень редко появлялась в Белоострове, последний раз была там летом. Может быть, конечно, это было связано со второй беременностью и родами, но, по словам бабушки ребенка, Татьяны Петровны, в один из приездов Ольга застала девочку спящей и даже отказалась от предложения бабушки взглянуть на неё. Дожидаться пробуждения тоже не стала, сказав, что ей некогда. В другой раз приехала с какими-то непонятными людьми, и её отец высказал недовольство, попросив больше не приводить в дом посторонних. Саму же Ольгу родители приглашали жить вместе с ними, если ей трудно одной, но та всегда отказывалась.

— Почему же не отдать дочь матери?

— Родители резонно ответили, что так резко поступать нельзя. У маленького ребёнка, отвыкшего от матери, случится истерика, если та внезапно её заберёт из родного дома, от бабушки, которую она психологически воспринимала как маму. Ольге сказали: побудь с ней хотя бы день-другой, пусть девочка привыкнет к тебе, а потом уже забирай. Но она категорически отказалась, уехала и начала писать бумаги с жалобами на отца. Дело осложняется состоянием здоровья Эстер-Марии, которой в НИИ акушерства и гинекологии имени Отта был поставлен диагноз «синдром повышенной нервнорефлекторной возбудимости, ситуационно обусловленный с признаками вегетативно висцеральной дисфункции». Говоря проще, девочка при нервном возбуждении начинает плакать до рвоты, нуждается в постоянном уходе, покое, медицинском наблюдении, стабильном распорядке дня и режиме отдыха. Хочется предложить журналистам, раздувшим скандал о «кинднеппинге», приехать вместе с Ольгой в Белоостров и посмотреть, как она будет забирать успевшую забыть её дочь от бабушки с дедушкой, и как ребёнка будет рвать от истерического плача. По закону Ольга имеет право в любой момент забрать дочь, но нельзя же действовать такими жестокими методами! И где же материнские чувства, если она не едет к девочке, «потому что боится отца»? Хорошая мать даже в любую «горячую точку» поедет за своим ребенком, а эта…


Ольга Литвиненко: Мама ругалась нецензурно, отец меня бил, бывший возлюбленный не платит алименты, а "Справедливая Россия" не помогает!

— Вы заключили договор со своими родителями о передаче своей дочери Эстер-Марии дочери в попечение до 27 мая 2013 года. Почему вы решили её забрать?


— Никакого договора с родителями об опеке я не заключала. Было только два юридических согласия о том, что я разрешаю проживание ребёнка по двум адресам: на даче в Белоострове и в квартире родителей в городе. Документ написан на имя моего отца — на экстренный случай, если дочери понадобится медицинская помощь и нужно будет письменное согласие родителей. Я постоянно проживала на отцовской даче с дочерью, уехала только в конце августа в связи с рождением второго ребёнка. Через две недели после выписки из роддома, как только немного оправилась после кесарева сечения, поехала на дачу, чтобы забрать дочь. Но её от меня уносили, не давали на руки, называли меня при ней «тётей Олей», а себя — бабушку и дедушку — мамой и папой. Когда я спросила мать, когда мне можно будет забрать девочку, она устроила скандал, кричала, что я не мать, потому что рожала с помощью кесарева сечения, а не «в муках, как полагается», и ругалась нецензурно. Через некоторое время, в середине октября, я приехала на дачу опять, отец схватил меня за подбородок, прижал к стене и начал бить, а потом вытолкал из дома. Колотилась в дверь и кричала: «Отдайте дочь!», но мне не открывали. Я поехала к нотариусу, отозвала согласие на проживание ребёнка с бабушкой и дедушкой, отправила отцу официальное уведомление, но после случая с рукоприкладством боялась ехать к нему одна, а договориться поехать с кем-нибудь из знакомых не удалось. В декабре, узнав от соседей, что дочка больна и сильно кашляет, я вызвала «скорую» из клиники «Евромед», и надеялась приехать на ней, но из-за снежных заносов не удалось даже подъехать к даче.

— Ваши родители утверждают, что готовы передать ребёнка после нескольких дней адаптации, чтобы нервная девочка к вам привыкла, готовы оформить все в сопровождении своего адвоката и социального работника из комиссии по правам ребёнка...

— Врачи «Евромеда», где она наблюдается с рождения, никаких подобных диагнозов не ставили. Не знаю, откуда взялись справки, подписанные медиками (кстати, не детскими специалистами) из института Отта от 30 мая 2010 года — в этот день никаких обследований проводиться не могло, потому что я в тот момент находилась с дочерью на даче. Более того, мы обследовались в больнице Раухфуса, и у меня есть выписка о том, что у девочки нет никакой нервной патологии. Она вообще с рождения очень спокойная. Может быть, сейчас, за то время, что она вынуждена находиться без матери, уже появилась нервная возбудимость? Клеветой являются утверждения, что в доме была «нервозогенная» обстановка — ребёнок находился в атмосфере покоя и самого лучшего ухода. А если она болеет, тем более, отдайте матери, ведь лучше матери о ней никто не позаботится! В данный момент ехать к родителям я боюсь даже в сопровождении адвоката, потому что у отца большие связи, и он может каким-либо образом нас подставить. Поеду только после решения суда или после заключения мирового соглашения о передаче ребёнка.

— Почему, по-вашему, родители удерживают Эстер-Марию у себя?

— Причина чисто психологическая. Они долго хотели второго ребенка, а я была единственной. Когда родилась внучка, родители восприняли её как собственного ребенка и сейчас упорствуют в этом, называя себя при внучке её мамой и папой.

— Какую позицию в конфликте занимает отец Эстер-Марии?

— Он выдал соглашение на установление опеки над дочерью, но это абсолютно незаконно при живой матери, не лишённой родительских прав. Брак наш не был зарегистрирован, алиментов отец не платил и не платит, сейчас скрывается от долгов в Голландии.

— А ваш второй молодой человек, от которого вы родили сейчас, готов принять девочку?

— Я не хочу говорить об этом и впутывать новорождённого в эту грязь.

— Помогает ли вам партия «Справедливая Россия»?

— Партия меня никаким образом не поддерживает, и я по-человечески на это очень обижена! Думаю даже о выходе из неё. И переизбираться на второй срок, скорее всего, не буду. Адвокат Савинова говорит неправду, что для меня вся эта история — предвыборный пиар, и я на неё в суд подам. И за то, что она заявила в СМИ о том, что я якобы за лето только два раза навестила дочь. Это абсолютно не соответствует истине, я там жила.

["БалтИнфо", 17.02.2011, "В борьбе за дочь Ольга Литвиненко разошлась с интересами партии": 9 февраля депутата Ольгу Литвиненко исключили из «Справедливой России» на заседании президиума Центрального Совета за дискредитацию партии. Об этом во вторник сообщила лидер петербургских «эсеров» Оксана Дмитриева во время регионального совета. Исключение Литвиненко подтвердил депутат Госдумы Иван Грачев. По его словам, поводом стало заявление от петербургских коллег о несоответствии действий и заявлений Ольги Литвиненко уставу и программе партии. «Было заявление — ну и проголосовали», — говорит Грачев.

Другой партийный функционер, попросивший не называть его в СМИ, считает, что инициатором исключения Ольги Литвиненко стал лично председатель партии Сергей Миронов. «Здесь все сложно, затронута одна из семей, и, учитывая особые отношения к Горному (институту) и Владимиру Литвиненко (ректору и отцу Ольги, — прим.), можно понять вмешательство Миронова и его реакцию», — отмечает партиец. По его версии, Миронов не хотел бы «влезать в семейную историю», но думает, что «в этой схватке с отцом Ольга перешагнула через все моральные и семейные устои», что несовместимо с членством в «Справедливой России». — Врезка К.ру]


Жанна Ильина

Источник: "Наша Версия на Неве", 25.02.2011

****

"Мой отец продолжает запугивать всех своим удостоверением генеральной прокуратуры"



Губернатору Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко

ДЕПУТАТСКИЙ ЗАПРОС

Уважаемая Валентина Ивановна!

На основании ст. 58 Устава Санкт-Петербурга к Вам обращается депутат с целью защиты собственных прав, как гражданина, что не запрещает закон и регламент и которая предусмотрена ст. ст. 23, 24 Закона Санкт-Петербурга № 13-3 от 08 02 1995 г. "О статусе депутата Законодательного Собрания" Я, депутат Законодательного Собрания СПб, но я и мать, не лишенная родительских прав. Мои права и права моего ребенка защищает Конституция РФ и Семейный Кодекс Российской Федерации, в частности статья № 68.

С 27 мая 2010 года мною было выдано нотариальное согласие ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ПРОЖИВАНИЕ моей малолетней дочери Литвиненко Эстер - Марин 09. 09. 2009 г р . ввиду того факта, что мы всей семьей решили переехать на дачу с целью обеспечить моему ребенку полноценный летний отдых, на имя моих родителей - Литвиненко В. С. и Литвиненко Т.П. Учитывая имевшие место факты угроз со стороны человека, который записан в свидетельстве о рождении как отец ребенка, я опасалась, что он может выкрасть мою дочь с целью вымогательства, поэтому я - законная мать и дала нотариально оформленное согласие на НАХОЖДЕНИЕ моей дочери вместе с моими родителями. Также, ввиду моей второй тяжело протекавшей беременности, я была вынуждена регулярно (раз в неделю) отлучаться в город на медицинские консультации, а также ввиду того, что я добросовестно отношусь к работе, мне приходилось оставлять ребенка с бабушкой и/или дедушкой, чтобы исполнять возложенные на меня профессиональные обязанности и не потерять второго ребенка. Учитывая достаточно тяжелое состояние здоровья связанное со второй беременностью и реальную возможность оказаться в больнице, я в вышеуказанных согласиях, одно из которых было выдано на имя моего отца Литвиненко В. С., разрешила ему, в экстренных случаях, принимать решения, связанные со здоровьем ребенка Вышеуказанные согласия были выданы мною на три года так как родителям я доверяла в полном объеме и никогда не препятствовала общению дедушки и бабушки с внучкой.

Обращаю внимание, что в вышеуказанных согласиях речь шла исключительно о возможном нахождении ребенка по двум конкретным адресам с бабушкой и дедушкой. Ни о какой опеке и пр. не было и не могло быть и речи. Так же утверждаю, что, исключая время работы и прохождения медицинского обследования, я постоянно проживания в период с 27 мая 2010 года по конец августа 2010 года вместе с моими родителями и моей дочерью по адресу Санкт-Петербург. Курортный район пос. Белоостров. Александровское шоссе д. 118
Уехала я с вышеуказанного адреса лишь в конце августа - начале сентября 2010 года ввиду приближающихся родов. 14 сентября 2011 года у меня родился сын. Оправившись от операции кесарево сечение сразу после выписки из НИИ им ОТТА я, в выходные дни  стала приезжать навещать дочь, по которой очень соскучилась, и рассчитывала, через пару недель, когда окончательно заживет шов от операции и можно будет брать ребенка на руки, забрать ее домой ко мне и к братику. Однако я стала замечать странные вещи мои родители меня при ребенке стали называть "тетя Оля", запрещали к ней подходить, кормить, одевать и пр. (у меня имеются неопровержимые доказательства - аудиозаписи) Все подарки, которые я присылала своей дочери из больницы и т.е. которые привезла с собой, я увидела выкинутыми в мусор. Ребенка забрать домой я не смогла 14 октября, я предприняла попытку обсудить происходящее, однако моя мать - бабушка моей дочери заявила, что "я - не мать, так как не рожала в муках, а рожала с помощью кесарева сечения".

Далее бабушка заявила, что "у тебя есть сын - вот его и воспитывай, а про дочь забудь!" (у меня имеются неопровержимые доказательства - аудиозапись). После данного разговора я приняла решение незамедлительно забрать дочь домой 16 октября 2010 года я предприняла такую попытку, в результате которой была жестоко избита собственным отцом. Факт побоев зафиксирован в медицинском учреждении. Далее мои попытки проникнуть на дачный участок, где они незаконно удерживают мою дочь до сих пор - никаким успехом не увенчались. 17 ноября я отозвала у нотариуса вышеобозначенные СОГЛАСИЯ на нахождение моего ребенка по адресу Санкт-Петербург. Курортный район пос. Белоостров. Александровское шоссе д. 118 о чем письменно уведомила моих родителей. Однако вернуть мне мою дочь они отказываются до сих пор.

13 декабря 2010 года я обратилась в 60 отдел милиции УВД Василеостровского РУВД с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Литвиненко В. С. и Литвиненко Т.П. по ст. 127 УК РФ в связи с тем, что они незаконно удерживают моего ребенка. Указанное заявление было зарегистрировано в 60 отделе милиции за номером КУСП-6910. Из 60 отдела милиции мое заявление было направлено в УВД Курортного района Санкт-Петербурга - по месту удержания ребенка 22.12.2010 г. В Курортном УВД мое заявление зарегистрировано под номером КУСП-31 12.01.2011 г. 24.01.2011 г. участковым уполномоченным УВД Курортного района Санкт-Петербурга Евлоевым было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п 2 ч 1 ст 24 УПК РФ в связи с отсутствием признаков преступления, предусмотренного ч 1 ст. 127 УПК РФ Считаю данное постановление незаконным и необоснованным по следующим основаниям Данным постановлением нарушены мои Конституционные права н права моего ребенка, предусмотренные ст. 17-19, 45 Конституции РФ. В данном случае поводом для возбуждения уголовного дела являлось мое заявление с приложенными к нему документами, а основанием - наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В соответствии с постановлением участковый произвел проверку по заявлению путем опроса лица, в отношении которого написано заявление - Литвиненко В. С. из которого следует, что моя дочь действительно до сих пор находится у мои:-: родителей якобы на основании моего согласия (копии отзывов согласия и почтовое уведомление с описью вложения о получении ими отзывов было приложено к моему заявлению), что отец ребенка выплачивает алименты на его содержание (имеется исполнительное производство в отношении отца ребенка, возбужденное на основании решения суда, алименты мне не выплачиваются), что, тем не менее девочка в настоящее время находится на полном содержании бабушки и дедушки, и что Литвиненко В. С. не создает мне препятствий видеться мне с моим ребенком Поясню - вышеуказанное "объяснение" было в печатном виде и попало в милицию неизвестным образом, участковый данное объяснение не отбирал, прав, обязанностей Литвиненко В.С. не разъяснял, об уголовной ответственности не предупреждал. При этом Литвиненко Т. П. - второго соучастника - никто не опросил Литвиненко В С постоянно ссылается на подложные и сфальсифицированные справки из НИИ им ОТТА. которые, помимо того, что абсолютно незаконные (мною уже поданы соответствующие жалобы в Прокуратуру и суд), еще и не относятся к делу Интересен также факт того, что согласно моему письму от 13 12.2010 года, на органы опеки и попечительства МО "Белоостров" мною было написано обращение о факте того, что мои родители лишили меня возможности всяческого общения с дочерью и просила оказать помощь забрать дочь домой. Также я попросила органы опеки и попечительства МО "Белоостров" выйти в адрес и составить акт об условиях жизни дочери и просила официально мне ответить. Ответа мне не прислали (о чем подана соответствующая жалоба в Прокуратуру). Однако Литвиненко В.С. и Литвиненко Т. П. ссылается на этот акт, где написано, что "мать участие в воспитании и содержании не принимает". Что это - ангажированность или обычный произвол"? Может амнезия? - они что, забыли, что я и писала им о том, что мне препятствуют в исполнении свою: родительских обязанностей, и просила органы опеки МО "Белоостров" исполнить свои обязанности - оказать мне всяческое содействие, ведь я - законная мать. Может это - коррупция? Или незнание своих обязанностей, неумение использовать свои права? Или просто человеческая трусость, так как Литвиненко В. С. постоянно всем демонстрирует удостоверение Генеральной Прокуратуры, сотрудником которой он не является.

-    21 12 2010 г . 13 01.2011 г (в период проведения проверки по моему заявлению) письменно обращались в МО "Белоостров" с просьбой оказать содействие в возврате моей дочери мне - законной матери, никто на принимает во внимание, что Уполномоченным по правам ребенка в Санкт-Петербурге еще в декабре 2010 г направлялось обращение в адрес Литвиненко В. С. и Т.П. о возврате ребенка, не исследован вопрос о том, что отец ребенка никаких алиментов на содержание ребенка не выплачивал и не выплачивает и даже при наличии судебного решения злостно уклоняется от их выплаты скрываясь за границей.

Я не должна видеться со своим ребенком, я должна с ней проживать и ее воспитывать, никем не учтено, что я не лишена родительских прав и оснований меня лишать их нет, и что это мой ребенок, неучтено, что мои родители отказывают ребенку в общении не только со сверстниками, но и с другими людьми, не проводят плановых профилактических прививок и т.д. не учтены мои характеристики с места работы, из поликлиники и муниципального образования по месту жительства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ характеризуется действиями по лишению потерпевшего возможности свободно, по собственной воле передвигаться в пространстве и определять место своего пребывания. Поскольку моя дочь является малолетней и в силу ее возраста еще не знает своих прав, и только я, как законный представитель, вправе определять место ее нахождения. Несмотря на мое право, мои ребенок насильственно удерживается моими родителями, насильственно лишен матери и брата - то есть семьи ОВД и прокуратура бездействуют. А мой отец продолжает запугивать всех своим удостоверением генеральной прокуратуры, намекая на свои обширные связи.

Я - законная мать. Я всегда была и буду для своей дочери самой лучшей матерью. Преступление продолжается. Все бездействуют - то есть, получается, пособничают продолжению преступления. Все это время я живу без своей дочери, а она без меня.

Прошу, на основании п.п. 10-2, 11 ст. 4 2 Устава Санкт-Петербурга создать временную, специальную независимую, неангажированную, комиссию по детальной проверке обстоятельств нарушения моих конституционных прав и конституционных прав ребенка с привлечением представителей органов опеки и попечительства, сотрудников прокуратуры и милиции с целью восстановить нарушенные права мои и моего малолетнего ребенка.

Также прошу организовать временную комиссию по проверке МО "Белоостров" на предмет коррупции.

Приложения

1    Копия согласия.

2    Копия отзыва согласия.

3    Копия постановления.

4    Копни заявлений.

5    Копия письма Местной Администрации Муниципального образования №11 СПб в Местную Администрацию МО Муниципального округа "Белоостров" от 21.01 2011.

6    Копия письма Местной Администрации Муниципального образования №11 СПб в РУВД Курортного района от 13 01 2011.

7    Копия письма Местной Администрации Муниципального образования №11 СПб Литвиненко В.С. и Литвиненко Т.П. от 25 01.2011.

С уважением,
Депутат О. В. Литвиненко