Коррупция
12.12.2011

"Норникель" между вором Вексельбергом, бандитом Дерипаской и коррупционером Потаниным

"Норникель" между вором Вексельбергом, бандитом Дерипаской и коррупционером Потаниным
  • "Наша Версия"

    Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг и Владимир Потанин. Фото "Ведомости"
Новый поворот в войне за алюминий, палладий, никель и платину
[РУСПРЕС: В статье ниже, описывающей ситуацию вокруг «Норильского Никеля» и «Русала», не упомянут один из главных фигурантов данного конфликта – миллиардер Виктор Вексельберг, владелец крупного пакета акций «Русала». На сегодняшний день реальностью стало противостояние Вексельберга и Олега Дерипаски, каждый из которых борется за контроль над компанией. Дерипаска – бывший финансовый поверенный «измайловской» ОПГ, купивший алюминиевый бизнес на деньги, полученные от организованной преступности. В дальнейшем стал членом семьи первого президента России Бориса Ельцина, установил личные контакты с премьер-министром Владимиром Путиным. Вексельберг близок к Дмитрию Медведеву, совместно с семьей первого вице-премьера Игоря Шувалова фигурирует в земельно-коррупционных схемах президентского проекта «Сколково». Основным способом заработка для Виктора Вексельберга и его корпорации «Ренова» остается мошенничество в особо крупных размерах. Один из примеров – продажа государству за $120 млн. хозяином "Реновы" здания торгпредства Венгрии в Москве, купленного им же у венгров за $21 млн. Разница между ценами, извлеченная из российского бюджета, составила выручку акционера «Русала». Эта экономическая афера была обусловлена давлением со стороны сотрудников ФСБ, выполнявших заказ Вексельберга].

"Интеррос" Владимира Потанина готов инициировать рассмотрение вопроса о погашении всего или части квазиказначейского пакета акций "Норникеля". В "Русале" заявили, что всегда поддерживали такой шаг. Радость компании Олега Дерипаски легко понять. Квазиказначейскими называют акции материнской компании, находящиеся на балансе её дочерних компаний или иных аффилированных обществ. Это позволяет менеджменту материнской компании через её дочерние фирмы получить право голоса на собрании акционеров материнской компании и больший контроль, поскольку акции материнской компании, находящиеся у неё на балансе, не дают право голоса на собрании акционеров. Таким образом, наличие квазиказначейских акций выгодно менеджменту "Норникеля". Который лоялен "Интерросу". И невыгодно "Русалу", который сейчас находится с "Интерросом" в состоянии корпоративной войны.

Вообще, судьбу "Норникеля" лёгкой не назовёшь. Череда корпоративных конфликтов тянется в прошлое, где плавно переходит в изначальный конфликт при приватизации компании.

Надеяться на то, что ситуация вокруг одного из крупнейших мировых производителей стратегически важных металлов вскоре нормализуется, вряд ли стоит. Что не самым лучшим образом сказывается и на его работе, и на котировках акций компании, и на образе российского бизнеса в глазах иностранных инвесторов. Между тем речь идёт о крупнейшем в мире производителе никеля (20% мирового производства) и палладия (45%), четвёртом в мире производителе платины (11%), одном из крупнейших производителей меди (2%). Стратегическая по всем меркам компания. Производства которой являются градообразующими на огромной территории Таймырского и Кольского полуостровов. Жители которых живут и трудятся в тяжелейших условиях Севера, в районах со сложнейшими погодными условиями и с разрушенной деятельностью металлургических комбинатов экологией.

Залоговый аукцион выиграла ставка вдвое меньше максимальной

Когда в июне 1994 года акции "Норникеля" выставляли на чековый аукцион, Анатолий Чубайс назвал этот лот жемчужиной приватизации. Но, как полагается в авантюрных романах, завладеть "жемчужиной" захотели слишком многие. Любыми способами.

Чековая приватизация затрудняла приобретение контроля над компанией. Поэтому уже 9 мая 1995 года совет директоров РАО (тогдашняя юридическая форма компании) "Норильский никель" разработал условия передачи государственных акций в доверительное управление ОНЭКСИМбанку, принадлежавшему Владимиру Потанину. Впрочем, под давлением банков-конкурентов Потанин соглашается, что акции должны быть выставлены на аукцион. Это первое появление идеи залогового аукциона. Через неделю знаменитый "консорциум банков" (ОНЭКСИМбанк, "Империал", Инкомбанк, Международная финансовая компания, "Менатеп", СБС) обнародует идею в письме правительству.

Залоговый аукцион по "Норникелю" выигрывает ОНЭКСИМ. Однако его соперник по аукциону - банк "Российский кредит" [РУСПРЕС: принадлежал Борису Иванишвили], чья заявка была снята, заявляет, что будет обжаловать результаты аукциона в суде. Аргументы весомы: ОНЭКСИМ дал за 28% акций "Норникеля" 170 млн долларов, а "Российский кредит" предлагал 355 миллионов. Это был первый скандал из-за "жемчужины". Выиграл его Потанин.

Следующий скандал не заставил себя долго ждать: менеджмент РАО "Норникель" совершенно не собирался уступать право на долю в 50% мирового рынка палладия, по 20% - никеля и платины, 10% - кобальта и 3% - меди. 30 января возбуждено уголовное дело в отношении руководителей РАО "Норильский никель". Прокуратура Норильска обвиняет их в нецелевом использовании кредитных средств. А 13 апреля президент РАО "Норильский никель" Анатолий Филатов распоряжением правительства отправлен в отставку. Новым президентом назначен Всеволод Генералов, который вскоре уступил свой пост Александру Хлопонину, ныне вице-премьеру и представителю президента в Северо-Кавказском федеральном округе.

Попытки похищения "жемчужины" были ещё не раз. То "Норильскгазпром" пытался обанкротить "Норникель", то выдвигались претензии к его приватизации. Но владельцы компании, из которых до 2003 года был известен только Потанин, держали свою собственность крепко.

В основе нынешнего конфликта - женщины

Если бы французские полицейские, разбудившие второго совладельца "Норникеля" Михаила Прохорова в 4 утра в Куршевеле, знали, к чему это приведёт, может быть, они нашли бы другой способ расследовать дело о красивых русских девушках. Тем не менее задержание Прохорова произошло 9 января 2007 года, а уже в конце января он с Потаниным заявляют о разделе активов.

Однако дальше происходит заминка. По словам источников из окружения, Потанин начал "выжимать" Прохорова из компании. Так, тому пришлось согласиться на "добровольную" отставку с поста гендиректора. Так или иначе, но раздел совместных активов стоимостью 30 млрд долларов, на который первоначально отводился год, длился два года и сопровождался цепочкой скандалов и взаимных обвинений. В какой-то момент оба бывших партнёра и друга попросили "помощь зала". Потанин - главного акционера "Металлоинвеста" Алишера Усманова, Прохоров - владельца "Русала" Олега Дерипаску.

Дерипаска - один из первых олигархов, над собственностью которого не довлеет сомнительность залоговых аукционов. Свою империю он сколотил в корпоративных войнах. Что вынуждает его до сих пор судиться с бывшими владельцами алюминиевых активов. Иной источник собственности обусловил и иную бизнес-стратегию. О юридической команде "Русала", а впоследствии и "Базэла", ходят легенды. А за умение найти перспективные активы, в которые можно войти, используя, как говорят программисты, их "уязвимости", в бизнес-кругах Дерипаска заслужил звание "санитара бизнеса". Как правило, такими "уязвимостями" были либо нарушения при образовании права собственности, либо конфликт акционеров. А дальше уже всё шло по накатанной дорожке: объявлялось, что активами управляют неэффективно, начиналась активная шумиха в прессе, проводились свои люди в совет директоров… И вот уже перед прежними владельцами стояла альтернатива - потратить годы жизни и кучу денег на корпоративный конфликт или продать всё и избавиться от головной боли.

Говорят, в сторону "Норникеля" Дерипаска поглядывал давно: учитывая приватизационные скандалы, найти повод наверняка не составляло труда. Однако кусок был действительно очень большим, что не могло не вызвать сомнения в том, удастся ли его проглотить.

И вряд ли владелец "Русала" даже в мечтах мог себе представить, что стать обладателем доли "Норникеля" ему предложит один из его совладельцев компании. Тем не менее в сентябре 2007 года состоялась встреча Прохорова и Дерипаски, а в ноябре был подписан протокол о продаже UC Rusal прохоровского пакета акций "Норникеля". И хотя Потанин пытался выкупить этот пакет, для чего и привлёк Усманова, Дерипаска стал акционером "Норникеля".

Возможно, и в этом случае всё пошло по известной схеме. Но тут грянул кризис 2008 года. Прохоров, получивший при разводе свою долю в основном деньгами, оказался вдруг самым богатым российским олигархом. А Дерипаска чуть не стал банкротом - акции "Норникеля" покупались на кредиты западных банков, залогом которых и служили. С падением фондового рынка по кредитам начались margin calls (стоимость акций стала ниже выданного под них кредита, и банки имели право потребовать либо доплатить недостающие деньги, либо забрать акции), и "Русал" перекредитовался в ВЭБе на 4,5 млрд долларов, переведя туда и залог.

В какой-то момент государство могло без проблем национализировать компанию, прекратив таким образом споры о законности её приватизации. Благо повод был более чем весомый: оба крупнейших акционера на тот момент, Потанин и Дерипаска, фактически "продули" свои пакеты акций. Дело в том, что вдобавок к заложенным Дерипаской в ВЭБе 25% акций "Норникеля" ещё около 20% акций, принадлежащих Потанину, были в залоге у ВТБ. Причём формально, как утверждали источники, близкие к компании, по ним тоже наступил margin call в сентябре - начале октября 2008 года. В общей сложности, как подсчитали эксперты, в руках государства на тот момент оказалось более 50% акций.

Однако государство не стало национализировать "Норникель". Почему - остаётся только догадываться. Возможно потому, что незадолго до этого гендиректором "Норникеля" стал Владимир Стржалковский, бывший глава Ростуризма, работавший когда-то вместе с премьером Владимиром Путиным в ленинградском КГБ [РУСПРЕС: в дальнейшем Стржалковский основал туристическую фирму "Нева", специализировавшуюся, как было доказано в ходе судебных процессов, на поставках проституток из Петербурга в соседнюю Финляндию].

Манёвры с акциями позволили обойти правительственный барьер?

Впрочем, уже через полгода ситуация стабилизировалась, цена заложенных пакетов выросла, и "заклятые партнёры" начали выяснять отношения. Несмотря на соглашение "Интерроса" с "Русалом" о совместном управлении "Норникелем", менеджмент компании фактически встал на сторону Потанина. А сам он начал укрупнять свою долю.

Осенью этого года "дочка" компании "Норникель" NN Investments выкупила с рынка 7,7% акций за 4,5 млрд долларов, почти на 50% выше рыночной цены, другая дочерняя структура - Corbiere передала 7,4% бумаг банкам по сделкам РЕПО. В результате доли "Интерроса" Потанина, миноритарного акционера "Норникеля" трейдера Trafigura и менеджмента "Норникеля" (после завершения выкупа - около 9,53%) после погашения выкупленных акций превысят 50%.

Дерипаска, в свою очередь, боролся за представительство в совете директоров, требовал выплаты повышенных дивидендов (2,6 млрд долларов только промежуточных дивидендов за 2010 год вместо рекомендованных советом директоров "всего лишь" 1,3 млрд долларов). При этом по итогам 2009 года дивиденды составили почти 50% прибыли - а Дерипаска настаивал на 115% (!). Всё довольно прозрачно: "Русал" обременён долгами, которые оцениваются в 12,7 млрд долларов, а на носу вторая волна кризиса. О том, что такие дивиденды обескровливают предприятие, и так пострадавшее и от снижения мировых цен на металлы, и от непрекращающихся корпоративных войн, никто не вспомнил.

Кроме того, Дерипаска подал иск в Федеральный уголовный суд Швейцарии против Владимира Потанина и других лиц по делу о возможном отмывании денег в ходе обратного выкупа акций "Норникеля". Иск был подан также против адвоката Ханса Бодмера, бывшего члена совета директоров банка Hyposwiss, который, как считает истец, был задействован в схеме по отмыванию. Основанием могло послужить то, что по завершении расчётов за покупку акций в ходе обратного выкупа этот пакет, составляющий 7,4% уставного капитала "Норникеля", был передан в собственность международным инвестбанкам по сделкам РЕПО.

По мнению аналитиков, одной из причин передачи акций в РЕПО мог стать 10-процентный барьер по владению акциями собственной компании через зарубежные структуры, превышение которого требует одобрения правительственной комиссии по иностранным инвестициям. (На означенную схему ограничения не распространяются.) Кроме того, не исключено, что часть средств от продажи была направлена на финансирование обратного выкупа. То есть, говоря упрощённо, Потанин элегантно обошёл закон, стоящий на страже безопасности страны, да ещё и сэкономил при этом.

В результате ФАС решил подготовить поправки в закон о иностранных инвестициях, которые не позволят компаниям обходить госкомиссию по контролю над иностранными инвестициями через сделки РЕПО, как это сделал "Норникель". Но на "Норникеле" это уже никак не отразится - закон обратной силы не имеет.

Генпрокуратура не стала разбираться в конфликте акционеров

Ранее Дерипаска предъявлял иски к "Норникелю" и его акционерам и партнёрам в судах Красноярска, Лондона, Нью-Йорка, Амстердама, Беллинцоны (Швейцария), Невиса. Пожаловался он и в Кремль. В результате президент Дмитрий Медведев поручил Генпрокуратуре разобраться в конфликте акционеров "Норникеля". Однако "доктора" так и не прислали.

Пытался разобраться в ситуации и премьер Владимир Путин, посетивший в августе 2010 года Норильск. Он успокоил встревоженных конфликтом рабочих, посетовал на экологию (Норильск входит в число самых загрязнённых городов мира), покритиковал неоправданно высокие дивиденды, посоветовал начать наконец модернизацию (видно, на ветшающее оборудование владельцам жалко было тратить деньги). Но даже вмешательство премьера заставило двух олигархов лишь немного умерить поднятую ими шумиху в прессе.

Хотя не исключено, что сделанное на днях заявление о возможном погашении квазиказначейских акций - результат усилий властей по примирению Потанина и Дерипаски. Во всяком случае, этот шаг может вновь уравновесить их шансы. Но снижение влияния менеджмента "Норникеля" может вызвать его недовольство. Что чревато новым обострением ситуации вокруг "Норникеля". А ведь есть ещё и обиженный Алишер Усманов, который справедливо считает, что его просто использовали, заставив при этом выкупать с рынка акции "Норникеля" по высокой цене…

Между тем ситуация на предприятии всё хуже. Осенью 2010 года журналисты газеты "Правда Норильска" даже провели акцию в Москве, раздавая у столичного офиса компании свою газету, из которой высокооплачиваемые менеджеры красивого столичного офиса могли выяснить, что зарплата рабочих на заводе - 40-50 тыс. рублей, цены в городе в четыре раза выше московских, коммунальное хозяйство разваливается, а экология такова, что количество онкологических больных приводит в ужас. Для сравнения: в трудный для "Норникеля" посткризисный 2009 год его гендиректор Владимир Стржалковский получил, по одним сведениям, 17 млн долларов, а по другим - все 25 млн долларов. Вполне сравнимо с зарплатой Олега Дерипаски в "Русале" - 800 млн рублей в год. Не бедствует и Владимир Потанин - настолько, что является одним из крупнейших благотворителей. Целые состояния тратятся на юристов: цены швейцарских юристов и консультантов - 400-600 швейцарских франков в час, около 2,7 млн рублей в месяц на каждого, и это не считая их московских помощников.

Конфликт в "Норникеле" уже влияет на мировую экономику. Недавно было заявлено, что Россия собирается серьёзно сократить экспорт палладия - накопленные в советское время запасы в Гохране заканчиваются. Это грозит тем, что уже в 2015 году мир столкнётся с дефицитом этого редкого металла. Об ответственности за этот кризис производителя половины мирового объёма палладия при этом говорить излишне. Проклятье "жемчужины приватизации" продолжает действовать. При удивительном бездействии тех, кто может прекратить этот спектакль.

Анна Столярова