Криминал
12.04.2012

АУЕть

АУЕть
Воры теряют власть на зонах
C утра понедельника 9 апреля ситуация в исправительных учреждениях Курской области полностью стабилизирована. Однако последствия недавнего бунта, охватившего сразу несколько курских лагерей, простым заключенным придется расхлебывать еще долго.

Напомним, 4 апреля заключенные ИК-3 г. Льгова в знак протеста против назначение нового старого «хозяина» Юрия Бушина совершили массовый акт членовредительства. Незадолго до произошедшего инцидента, из льговской колонии были вывезены все лидеры отрицательно настроенной группировки заключенных. Таким образом, на общей «тройке», где и так отбывают одни «первоходы», не осталось никого, с кем можно было бы вести диалог и кто своим авторитетом мог бы повлиять на массу зэков.


На фоне произвола администрации в условиях черного безвластия, в колонии стихийно начались беспорядки, без ведома и одобрения воров.


Ситуация осложнилась тем, что после призыва не весть откуда взявшегося абхазского «вора в законе» Рауля Барцба по кличке Пыза, льговскую акцию поддержали отказом от приема пищи две строгие зоны: «девятка» и «двойка», в частности тамошний блаткомитет, находящийся под «крышей» в СУСе и ПКТ. Все последующие звонки воров с требованием прекращения голодовки восприняты не были.


Более того, когда «вор в законе» Олег Семакин по кличке Ева позвонил в «тройку», чтобы усмирить бунтовщиков, он был послан в известном направлении. Оскорбленный такой неслыханной дерзостью «законник», не раздумывая, объявил всю зону «блядской». С положенцем "девятки" по кличке Боря Сочи Еве также не удалось найти общего языка. Не прислушались зэки даже к авторитетному Костылю, который за свою последнюю пятнадцатилетнюю командировку организовал не один бунт.


В общем, худо-бедно тюремщики справились с ситуацией своими силами, прибегнув к испытанным средствам. Разумеется, зачинщиков и активных участников бунта ждут репрессии, остальных перетасуют по другим лагерям. Ничего не добившись, зэки будут страдать, как и раньше. Вместе с тем, уроки Льгова подталкивают руководство ФСИН к серьезным оргвыводам в части, касающейся роли «воров в законе», как силы, направляющей и организующей массы осужденных. Если пресловутое А.У.Е. (арестантско-уркаганское единство) дало трещину и воры больше не справляются с возложенной на них самой историей функцией, какой от них прок?