Криминал
24.07.2017

Свадьба Tatler — «воры в законе» и борцы-вымогатели

Свадьба Tatler — «воры в законе» и борцы-вымогатели
  • Торнике Церцвадзе и Сарина Турецкая. ;Фото Tatler
Падчерица Михаила Турецкого выходит замуж за отпрыска воровского клана Тариэла Ониани, друг молодоженов — бой-френд дочери «законника» «Валеры Сухумского»
Telegram канал t.me/rospres комментирует материалы журнала Tatler о главной столичной свадьбе лета 2017 года. Жених Торнике Церцвадзе — сын Гелы Церцвадзе («Гела»),  человека из клана «вора в законе» Тариэла Ониани. В 2008 году в ходе криминального конфликта Ониани и позднее убитого Аслана Усояна («Дед Хасан») отец Торнике Церцвадзе был расстрелян двумя киллерами.

 

Сарина Эрика Турецкая — дочь Лианы Турецкой. Как сообщал покойный Антон Носик, к ней Михаил Турецкий ушел, бросив мать своего предыдущего ребенка за несколько недель до родов. Турецкую и Церцвадзе познакомил студент Юрий Мамиашвили — бой-френд наследницы «вора в законе» Валерия Силагадзе («Валера Сухумский»), 12 лет отсидевшего в различных тюрьмах. Борцу Михаилу Мамиашвили, дяде Мамиашвили-младшего, правительство США оказывало в визе, мотивируя это связью спортсмена с организованной преступностью. В оригинале статья Tatler называется «Песни невинности», подробные сканы 2 разворотов журнала можно скачать в Telegram.

 

Самая трогательная за всю историю светской жизни свадьба состоится в августе — Сарина Турецкая выходит за Торнике Церцвадзе. Оба почти дети, но несовременно строгих правил.

B VIP-зал папиного ресторана Marani на Кутузовском влетает Торнике Церцвадзе. Юноша двадцати двух лет, не лишенный вкуса, только что забрал костюм-тройку, сшитый на свадьбу итальянским портным. Мы с Сариной Турецкой уже допиваем по третьей чашке молочного улуна и меди-тируем, разглядывая ее большой бриллиант. Если бы звезда Давида существовала, она бы сверкала именно так. Дочери народного артиста Михаила Турецкого всего двадцать, в 2012-м она дебютировала на Балу «Татлера» в черном платье от Валентина Юдашкина, а теперь терпеливо ждет, пока Валентин Абрамович закончит платье белое – в нем девушка выйдет замуж за наследника грузинской ресторанной империи GG Group.

«Мы вместе уже почти пять лет, хотя кажется, что вообще с самого детства», – объясняет Токо, как ласково называет жениха Сарина. Молодые люди познакомились на подготовительных курсах МГУ, их представил друг другу Юрий Мамиашвили, племянник президента Федерации вольной борьбы. Общение переросло в дружбу, а после вылилось в любовное признание – оно было сделано на вечеринке в честь шестнадцатилетия девушки, где был такой гвалт, что она даже не расслышала. Впрочем, все понятно было без слов.

Сарина, не привыкшая скрывать что-либо от семьи, представила ей ухажера чуть ли не на первом свидании – мама должна была убедиться, что ребенок проводит время с адекватным человеком. Лиана Турецкая дежурно поприветствовала юношу и поставила условие, которое сделало бы честь автогонщику Льюису Хэмильтону: «Сейчас одиннадцать, а в двенадцать моя дочь должна вернуться». Турецкие живут в Сколково, клуб Gipsy находится на Болотной набережной, поэтому свидание продлилось ровно три минуты – если вычеркнуть время на дорогу.

2wfqwfwfwfwfwfwfw240720173Суровые правила игры Токо не напугали – он и сам разделяет «старомодные взгляды». Отношения вне брака они с Сариной считают совершенно недопустимой вольностью – и дело даже не в давлении родителей, а в собственной откуда-то взявшейся сознательности. «Москва – город, где все друг друга знают, все друг с другом перевстречались. Мне не хотелось быть частью такого сценария, – делится невеста. – После помолвки папа советовал нам для начала пожить вместе, попробовать. Но я очень строга к себе. Многие мои друзья съезжаются до свадьбы. Наверное, это правильно, нужно раскусить друг друга в бытовом плане, но я Токо очень хорошо знаю. Все его сильные и слабые стороны, все острые углы между нами».

Пять долгих лет жених с невестой закладывали не физический, а духовный фундамент: смотрели фильмы Финчера, слушали Земфиру и Muse, вели споры о глобализации как факторе изменения национальных культур. Ссорились – правда, ненадолго. Времени зря не теряли, к совместной жизни они вполне готовы. Любовная лодка вряд ли разобьется о быт – он уже заботливо обустроен в просторной квартире в Сколково, где есть две отдельные гардеробные и комната для гостей, которая по взмаху малярной кисти однажды может легко превратиться в детскую. Правда, не в ближайшее время: «Хотим пожить для себя, встать на ноги, – рассуждает Торнике. – Я помогаю папе с бизнесом. У нас уже больше тридцати заведений по всей России. Горжусь, что нашел себя в семейном деле, и хочу развивать его дальше».

Однажды утром Торнике сообщил Геле Гургеновичу о своих намерениях в отношении Сарины. Ему – первому, все как положено. Тот попросил уточнить, сколько было выпито накануне. Только после убедительно произнесенного: «Папа, я серьезно!» – глава семейства, который сам до тридцати ни в какой брак не вступал, выключил телевизор, благословил сына и подключился к поиску кольца.

После этого Токо можно было начинать просить руки у родителей Сарины. «Я позвонил Лиане и попросил приватной встречи с ней и Михаилом Борисовичем» Таким составом они прежде не виделись, и еврейская мама обо всем догадалась еще до переговоров все в той же VIP-комнате Marani. На предложение будущего зятя заказать еду распорядилась: «Принесите пепельницу», закурила и спросила: «Ты хо-тя бы своим родителям сказал?» И начался допрос с пристрастием: «Что вы будете делать? Где жить? Где работать?» Торнике, студент магистратуры МБДА МГИМО (за плечами – диплом бакалавра МШЭ МГУ), не растерялся – пообещал ответить по всем пунктам сразу после того, как услышит положительный ответ. И он его получил: «Мы тебя очень любим и ждали этого момента, но, ты же понимаешь, Михаила надо к этому подготовить».

 

1744e36ee90dc6a39db3b

«А я вообще была не в курсе, – вспоминает Сарина. – Дома папа не находил себе места. Он, конечно, творческий человек, и у него случается разное настроение, но таким я его еще никогда не видела». Причину волнения Михаила Турецкого дочь узнала только под Новый год.

Токо собрал ближайших друзей в Marani на ужин 24 декабря – перед тем, как они разлетятся на каникулы по разным материкам. О реальной повестке из присутствовавших знала только подруга Сарины, которой было поручено заснять трогательный момент на видео, и дежуривший за дверью фотограф. «Я думал, кольцо положат в маленькую коробочку, которая утонет в кармане моего пиджака, а мне в Bellucci выдали чуть ли не сейф. Пришлось просить поменьше, но она все равно была огромной. Я спрятал коробку в пальто, пальто положил на диван и все время следил, чтобы его никто не трогал». Гости собирались медленно, не догадываясь, что опаздывают на самый важный вечер в жизни своих друзей. Когда все наконец приехали, Токо принялся произносить тост. Поздравил компанию с наступающим, отметив, что не хочет провожать уходящий год без одной вещи... «Я подошел к пальто и попросил Сарину встать, а она вместо этого спросила: «Зачем?» Просьбу пришлось повторить, и в этот момент неожиданно ворвался фотограф. Тут уж все присутствующие стали спрашивать: «Зачем?» Началась неразбериха. «Я все-таки успел задать главный вопрос». На видео Саринино «да» приглушено криком избыточно растрогавшегося друга Торнике. «Все начали кричать, падать под стол, ругаться матом. Нецензурный финал романтического видео в процессе монтажа пришлось «запикать».

К празднику присоединился весь город. Позвали музыкантов, пели, пили, танцевали – сначала в Marani, потом в «Симачёве», под утро бокалы поднимали уже в «Кофемании» на Никитской. На следующий день состоялся первый совместный ужин родителей жениха и невесты, на котором обсуждалось, кто будет руководить подготовкой к свадьбе. Эту почетную миссию разделили мама невесты и отец жениха. Договориться было непросто, но грузино-еврейского конфликта не случилось.

 

«Иудаизм, как и православие, вообще-то не предполагает, что можно выходить за человека другой религии. Мы этот вопрос не то чтобы обходим. У нас были и проблемы, и разногласия. Теперь прекрасно знаем и уважаем традиции друг друга. Смешанных браков в моей семье еще не было, но для всех куда важнее, чтобы мой избранник был хорошим человеком. Токо очень свой. Он ходит на наши праздники. Я тоже была в грузинской церкви. Так что всего можно достичь компромиссами», – это сложно, но Сарина старается мне объяснить.

63202c70ad3e7b39d4a4a

Свадьба будет в августе. Вернее, две свадьбы: сначала в Москве, потом в Грузии, в Мцхете. В программе, конечно же, выступление «Хора Турецкого». Список приглашенных на первую в усеченном варианте состоит из восьмисот гостей, которые прибудут со всего света. «Мы не хотели делать Кремлевский концерт, но, по всей видимости, так и получится. Все-таки свадьба – это праздник родителей, которым мы очень благодарны. А у них за жизнь накопилось много друзей и близких». К поездке в древнюю Мцхету молодожены тоже готовы: на-циональный танец отрепетирован, костюмы сшиты и вышиты. У москвича Торнике безупречный грузинский, так что эта любовь – без акцента.

Пик подготовки совпал с выпускными экзаменами Сарины в МГИМО, поэтому планирование медового месяца жених взял на себя. Это, кстати, головоломка: нужно найти в достаточной мере идиллический остров, до которого можно добраться без гидроплана – у Сарины бывают приступы аэрофобии. А Торнике Церцвадзе нужно теперь заботиться о том, чтобы молодой жене было с ним легко, удобно и не страшно.