Криминал
11.10.2017

Юрий Чайка короновал Захария Калашова

Юрий Чайка короновал Захария Калашова
  • Захария Калашов. Фото ТАСС
Шакро скорее откажется от общака, чем от статуса вора

О том, что Генеральная прокуратура официально считает Захария Калашова (Шакро Молодого) «лидером российского криминального мира» заявила представитель гособвинения в Никулинском суде Москвы, который вчера начал рассматривать дело о вымогательстве в отношении Шакро и 13 его подельников. Впрочем, сам подсудимый заявил суду, что в инкриминируемых преступлениях не участвовал и воровским «общаком» на федеральном уровне, вопреки мнению силовиков, не распоряжался.

 

Вор Итальянец задумал сменить ориентацию

 

Калашов возглавлял многоуровневую преступную структуру с непостоянным составом, приносившую ему и его ближайшему окружению значительный доход за счет вымогательства и рейдерства, следует из позиции гособвинения. Так, перестрелка  на Рочдельской стала результатом не конфликта между ресторатором Жанной Ким и Фатимой Мисиковой, как утверждали ранее источники СМИ, а именно рейдерских амбиций Шакро, считают в прокуратуре. При этом официальное обвинение сводится к двум эпизодам вымогательства.

Обвиняемые, в том числе и Калашов, отказались считать себя виновными. Правая рука Шакро Молодого Андрей Кочуйков (Итальянец) в ответ на вопрос судьи о признании вины ответил: «Это все равно что сексуальную ориентацию сменить».

Самый просторный зал Никулинского суда во вторник целиком заполнили несколько десятков мрачных мужчин. Приставам они представились родственниками подсудимых: «Мы братья», — поясняли слушатели. Один из них перед заседанием встал у двери и начал раздавать указания прессе. «Места много не занимать! Кто будет фото снимать — с вещами на выход!» — вещал крупный коротко стриженный человек в кожаном пальто. Пристав, стоявший рядом с ним, на поведение гражданина никак не реагировал — только смущенно улыбался.

 
Воровское политбюро

 

На скамье подсудимых — 14 человек, которые обвиняются в вымогательстве в составе организованной группы с применением насилия (ч. 3 ст. 163 УК РФ), зачитала обвинительное заключение прокурор. «В 2013 году после смерти [Аслана] Усояна, имевшего прозвище Дед Хасан и занимавшего высшее положение в преступной иерархии России, Калашов стал лидером российского криминального мира. Сообразно своему статусу он консолидировал под своим покровительством лиц, профессионально занимавшихся преступной деятельностью, и давал им указания на совершение тяжких и особо тяжких преступлений», — рассказала гособвинитель. За свое покровительство Шакро получал часть доходов, добавила она.

Группа Шакро Молодого не имела постоянного состава и отличалась разветвленной структурой. Помимо подсудимых в число его подельников входили предприниматель Фатима Мисикова и «неустановленные лица». Группа решала задачи, связанные с «разделом сфер криминального влияния», вовлекала в свой состав новых членов, вела «единую преступную кассу — так называемый общак», зачитала гособвинитель. Целью преступлений Шакро и его подельников так или иначе было получение материальной выгоды. Выручкой распоряжался сам Калашов: он на свое усмотрение платил своим соратникам вознаграждение и финансировал новые преступления.

По указаниям Шакро члены преступной группы собирали сведения о «лицах, обладавших значительными финансовыми средствами или правами на управление имуществом, регулярно приносящим значительный доход», заявило обвинение. Под угрозой насилия они вынуждали обладателей таких ресурсов передавать деньги или права на имущество людям из окружения Шакро. «В случае отказа добровольно передать имущество они применяли насилие», — говорится в обвинительном заключении.

«Управляющими» банды были Батыр Бекмурадов и Андрей Кочуйков — именно они налаживали связи с правоохранительными органами, обеспечивали охрану Шакро, на его деньги приобретали для нужд группы оружие, боеприпасы, автомобили, спецсредства для прослушки, которые использовались при переговорах, мобильные телефоны и рации для связи.

Новых членов они вербовали, в том числе создавая легальные охранные предприятия (в деле упоминаются ЧОПы «Заслон» и «Защитник») и набирая туда мужчин со спортивным или боевым прошлым. За счет Шакро Бекмурадов и Кочуйков оплачивали подельникам регулярные занятия в тире и спортзале — «для поддержания сплоченности, надлежащей физической формы и огневой подготовки». При этом оба они в разные периоды создавали и возглавляли свои собственные криминальные формирования.

 

Подготовка к вымогательству

 

Инициатором вымогательства, которое привело к перестрелке на Рочдельской улице, был Шакро Молодой, следует из обвинительного заключения. В 2015 году Калашов проявил интерес к ресторану Elements, которым, как он знал, владела Жанна Ким — знакомая его гражданской жены Фатимы Мисиковой. Между Ким и Мисиковой был заключен контракт на разработку дизайна интерьера и ремонт, и Калашов решил «учитывать это обстоятельство для завладения имуществом Ким». Он поручил Бекмурадову добиться от Ким передачи 8 млн рублей «под видом погашения якобы образовавшейся задолженности».

Версия следствия, которую ранее приводили источники «Коммерсанта», «Росбалта» и Life, сводилась к тому, что между Ким и Мисиковой возник конфликт и последняя привлекла к его решению людей Шакро Молодого.

В октябре—ноябре 2015 года члены банды под руководством Бекмурадова регулярно звонили Ким по телефону и «неоднократно требовали у нее денежные средства, применяя угрозы». Затем преступники под руководством Бекмурадова и Кочуйкова решили установить слежку за Ким: собрать сведения о ней самой, ее родных, местах, где она бывает, и распорядке дня, а также об особенностях работы Elements. При этом Ким должна была понимать, что за ней наблюдают. Очные переговоры Мисиковой и владелицы ресторана было решено сопроводить «силовой поддержкой», оказать на Ким «психологическое воздействие», а при необходимости — применить насилие.

14 декабря Кочуйков и Бекмурадов дали своим подельникам указание «переодеться в единообразное обмундирование» и заблокировать вход и выход из ресторана, чтобы одновременно парализовать его работу, отрезать Ким пути отхода и помешать попасть в заведение ее возможным помощникам. Эти действия должны были создать у Ким «ощущение неизбежности применения насилия и уничтожения имущества». В тот же вечер в ресторан прибыла Мисикова, которая вместе с Кочуйковым и его соратниками «в ультимативной форме» потребовала у Ким деньги. Владелица ресторана вызвала на место конфликта адвоката, ветерана КГБ СССР Эдуарда Буданцева с двумя помощниками. Переговоры кончились перестрелкой, в которой погибли два человека, еще несколько получили тяжелые повреждения.

В деле есть еще один эпизод вымогательства, потерпевшим по нему проходит гендиректор ООО «Норднефтегаз» Лев Гарамов. Его фабула похожа на фабулу эпизода с Elements. В 2015 году Калашов «узнал, что Гарамов осуществляет успешную предпринимательскую деятельность». Как и в случае с Жанной Ким, между бизнесменом и неустановленным знакомым Шакро по имени Руслан были деловые разногласия, которые криминальный авторитет решил использовать в целях вымогательства 10 млн рублей. Несколько месяцев Гарамов получал угрозы, затем в апреле 2016-го был избит.

 

Последствия перестрелки

 

По итогам перестрелки на Рочдельской улице было возбуждено несколько уголовных дел. Одно из них — в отношении адвоката Ким, отставного полковника КГБ Эдуарда Буданцева, который, по версии СКР, застрелил двух человек из числа подельников Кочуйкова. Еще одно — в отношении полицейских, которые дежурили в тот вечер, но не среагировали на ЧП. Последнее дело сейчас рассматривает Пресненский суд Москвы.

Кочуйкову и еще одному участнику перестрелки Эдуарду Романову изначально вменяли хулиганство (ст. 213 УК); затем в мае 2016 года обвинение было переквалифицировано на менее тяжкий состав — самоуправство (ст. 330 УК). Вскоре Кочуйков и Романов освободились из СИЗО. А через несколько дней снова были задержаны — на сей раз сотрудниками ФСБ.

А вскоре под следствием оказались трое высокопоставленных офицеров СКР: руководитель ​управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности ведомства Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов и замглавы столичного управления СКР Денис Никандров.  По версии ФСБ, офицеры получили взятку в $1 млн от Шакро Молодого за переквалификацию обвинения его подельникам, которая и позволила им выйти на свободу. Впоследствии Максименко вменили еще несколько взяток.

Скандал привел к отставке главы следственного управления СКР по Центральному округу столицы Алексея Крамаренко и едва не стал поводом для отставки председателя СКР Александра Бастрыкина, сообщали источники РБК. В начале сентября 2017 года ФСБ провела обыски у начальника главного следственного управления по Москве Александра Дрыманова.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», все подозреваемые в получении взяток силовики уже дали признательные показания, за исключением Михаила Максименко. Именно на него указывают остальные подследственные, как на конечного получателя воровских денег.