Криминал
06.03.2018

Караул устал ждать Олега Михеева

Караул устал ждать Олега Михеева

  • Олег Михеев. Фото "Ъ"
Племянник беглого депутата отпущен после года пребывания в статусе заложника
После исчезновения экс-депутата Госдумы Олега Михеева, чье уголовное дело о мошенничестве на 2,1 млрд рублей должно было слушаться в Волгограде, на свободу вышел его племянник — предприниматель Виталий Попов, обвиняемый в отмывании денег, похищенных дядей. Как отмечает "Ъ", фактически Басманный райсуд признал, что господин Попов, которому он четыре раза продлевал срок ареста, незаконно просидел в СИЗО почти год.

Пятое ходатайство СКР, о продлении срока ареста Виталия Попова до 14 марта этого года, рассмотрела судья Елена Ленская. Она признала обращение в суд следователя «законным и обоснованным». Однако тут же перечеркнула все, что было сделано за год следственной группой во главе со следователем ГСУ СКР Александром Избенко. Суд пришел к выводу, что из представленных следствием материалов невозможно сделать вывод о причастности Виталия Попова к мошенничеству в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и отмыванию похищенных денежных средств (ч. 2 ст. 174.1 УК РФ). Более того, суд установил, что уголовное дело в отношении предпринимателя не возбуждалось, как того требует УПК. Отметим, что нарушения были выявлены Мосгорсудом, который и направил материалы дела на повторное рассмотрение Басманного райсуда, который на днях и освободил господина Попова под подписку о невыезде.

Задержали Виталия Попова 14 марта 2017 года в рамках расследования в отношении его дяди — экс-депутата Госдумы РФ Олега Михеева, лидера волгоградского отделения «Справедливой России». Оно было возбуждено в марте 2013 года, после того как Госдума дала согласие на снятие с него депутатской неприкосновенности. Бывшего парламентария обвинили в попытке хищения (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) 2,1 млрд рублей у Промсвязьбанка, который в 2008 году приобрел принадлежавший экс-депутату Волгопромбанк. «Урегулировать» эту ситуацию, еще до возбуждения уголовного дела, в 2007–2008 годах якобы пытался Денис Никандров, работавший тогда следователем по особо важным делам в СКР по Волгоградской области, но у него ничего не вышло. Сейчас Денис Никандров, дослужившийся до генерал-майора, готовится вскоре предстать перед судом по обвинению во взяточничестве.

В марте 2017 года дело Олега Михеева начал рассматривать Советский райсуд Волгограда, но затем слушания приостановили в связи с розыском подсудимого, который не явился ни на одно из заседаний.

Впрочем, племянник экс-депутата фигурирует в эпизоде дела экс-депутата, который до суда вообще пока не дошел. Как следует из материалов, в 2007 году господин Михеев, еще не будучи депутатом, якобы инвестировал в реконструкцию Волгоградского моторного завода (ВМЗ) почти 100 млн рублей. В СКР полагают, что на самом деле никаких вложений в ВМЗ не было, а в 2010 году договор об этом был подделан, чтобы получить вместо денег у оказавшегося в стадии банкротства завода 14 объектов недвижимости, которые якобы и должны были быть реконструированы. Как считает следствие, именно Виталий Попов, племянник Олега Михеева, организовал изготовление всех поддельных документов по этой сделке, включая договор инвестирования.

«В ходе судебных заседаний об избрании Попову меры пресечения мы неоднократно заявляли, что подозрения в его причастности к преступлению не обоснованы и опровергнуты представленными стороной защиты доказательствами, а само обвинение также является надуманным и необоснованным, поскольку на момент совершения инкриминируемых действий — август-сентябрь 2007 года — мой подзащитный не являлся участником сделок»,— заявил адвокат Виталия Попова Александр Чекунов. Само же уголовное дело по этому эпизоду, по словам защитника, и вовсе было возбуждено по заявлению некоего ООО «Проектинвест», образованного в ноябре 2007 года, через два месяца после произошедших событий.

Как сообщало агентство "Руспрес", лидер волгоградских справедливороссов Олег Михеев покинул Родину так стремительно, что следствие даже не успело получить его подпись под обвинительным заключением в деле о мошенничестве.