Криминал
28.04.2018

«Фонд Верховного суда» погубил девелопера Семенова

«Фонд Верховного суда» погубил девелопера Семенова
  • Вячеслав Лебедев. Фото "Ъ", konsultant228.ru

«Племянник Игоря Борисенко» лишил застройщика денег, фирмы и доброго имени

Вчера агентство «Руспрес»  сообщало об аресте председателя территориальной избирательной комиссии №3 Кировского района Санкт-Петербурга Андрея Пономарева и его столичного знакомого Олега Чепрасова, требовавших $2 млн якобы на взятку главе Верховного Суда Вячеславу Лебедеву за отмену решения одного из петербургских судов. Сегодня стали известны новые детали происшедшего.

 

«Фонтанка» узнала подробности аферы, которую, по версии следствия, провернул вместе с другом Андрей Пономарёв, и имя их предполагаемой жертвы, которая готова была щедро платить за внимание Верховного суда. По информации нашего издания, потерпевшим в деле проходит Дмитрий Семёнов – гендиректор компании-застройщика Аракчеевских казарм, а заодно и совладелец главного подрядчика «НСК Монолит». Последнюю вместе с тремя компаньонами он организовал в начале 2000-х, и дела у него шли в гору. Среди клиентов – ЛСР, Setl Group, RBI, в числе проектов – жилой дом для аппарата Конституционного суда, работы на «Зенит-Арене», жилой комплекс «Славянка». Он был в числе создателей компании «Прогресс» (бывшей ООО «Реформа»), которая в 2012-м нацелилась на участок за бизнес-центром «Таврический». Мечты об элитном жилом доме площадью 50 тысяч квадратных метров обошлись недёшево. Под проект взяли кредиты, добавили деньги «НСК-Монолит», вложился в него и сам Семенов. Всего – под 300 миллионов рублей, но в планах были 4,5 миллиарда. Реализация должна была окупить всё, но строительство остановили градозащитники.

 

 28 04 18 grrrtt 02

Проект был согласован, земля – в собственности, но «правовые экстремисты»-градозащитники готовы были лечь под ковши, чтобы не допустить сноса бывших подсобных помещений Офицерской кавалерийской школы. Противостояние закончилось не в пользу застройщика. Разрешение на строительство в 2014 году было заморожено. Точку поставил Санкт-Петербургский городской суд, отменивший выданные согласования. Бизнесмены было запросили помощи у Смольного и написали Полтавченко. По всей видимости, услышаны они не были, а по кредитам, под которые было заложено имущество, необходимо было платить. Здесь-то и вспомнился Дмитрию Семёнову человек, который вхож в аппарат одного из депутатов петербургского ЗакСа и может посодействовать с прохождением документов в Верховный суд. Так ещё годом ранее Семёнову описали Андрея Пономарёва. Тогда обращаться в ВС было рано, а теперь в самый раз, и лучше с гарантией, вероятно, решил Семёнов.

Гарантий, впрочем, не было никаких, кроме устных. Пономарёв якобы посодействовать согласился, но не сам, а через знакомого – весьма влиятельного москвича Олега Чепрасова. Семёнову его представили племянником помощника главы Верховного суда Борисенко и заверили, что уж его-то наверху услышат, но не бесплатно. Оказавшийся в опасности бизнес толкал на крайние меры, и Семёнов согласился на все условия. Сначала будто бы просили миллион долларов, но влиять на Верховный суд оказалось непросто, поэтому вскоре потребовали два. По версии следствия, сторговаться удалось на сумме в 1 миллион 250 тысяч. Отчаявшийся Семёнов ещё будто бы пообещал добавить 750 тысяч в американской валюте, но уже с реализованного проекта. Деньги и так пришлось занимать у бизнес-партнёра, который отверг предоплату и готов был расплатиться только постфактум. Помощники были не против, но столица бесплатно проблемы не решает, и Семёнов решился платить один.

Как полагает следствие, 625 тысяч Пономарёву передали в декабре 2015-го на Звенигородской, остальное там же положили в банковскую ячейку, чтобы отдать, когда на руках будет положительное решение. Посланника отправили в Москву под охраной, и деньги будто бы были переданы по назначению. В январе 2016 года Верховный суд жалобу не принял. Но, видимо, недешёвым помощникам были выданы не только деньги, но и не меньший кредит доверия. На крючке бизнесмена держали ещё полтора года, не только находя объяснения нерасторопности и несговорчивости Верховного суда, но и выманивая ещё денег. За это время компания «НСК-Монолит» обанкротилась, выстраданный участок на Шпалерной отобрал банк и пустил с молотка в счёт долгов, а сам Семёнов отдал в «фонд Верховного суда» еще сто тысяч в долларах.

Несмотря на финансовую подпитку, воз не двигался. После каждого отказа Семёнова успокаивали, просили подождать ещё, а для убедительности водили по ресторанам, знакомили с полезными людьми и возили на автомобиле с мигалками – один в один МЧС. Старания впечатляли, знакомства манили, но не помогали, и к лету 2017-го предприниматель занервничал. В «НСК-Монолит» как раз запустили процедуру ликвидации – компания градозащитного скандала не пережила. От обращения куда не следует Семёнова предостерегали и вроде бы даже пугали связями в МВД, СК и ФСБ. Но терпение лопнуло, участок все равно был потерян, а деньги, стало ясно, не вернут, и он подключил уже свои связи. За Чепрасовым и Пономаревым установили наблюдение.

В среду, 25 апреля, взяли под стражу Олега Чепрасова. Адвокат Игорь Решетников, представляющий интересы Чепрасова, подтвердил «Фонтанке» арест на два месяца и добавил: «От показаний мой подзащитный отказался, сославшись на 51-ю статью Конституции. Вину он не признает». Не признает вину и глава ТИК № 3, хотя говорить не отказывается. По информации, вовлечённость в беду Семёнова Андрей Пономарёв не отрицает: мол, действительно, хотел помочь. Для этого и свёл предпринимателя с Чепрасовым, которого знал как человека, имеющего нужные знакомства и умеющего решать вопросы с судами и правоохранителями. Сегодня, 26 апреля, в Приморском районном суде Пономарёв просил отпустить его под залог или под личное поручительство руководителя аппарата комитета по законодательству в городском парламенте Марии Преображенской. Связи не помогли, и его арестовали до 15 июня.

Семёнов тоже даёт показания, но как потерпевший. Часть денег из ячейки он вынул, вернут ли ему вложенное в отмену решения Горсуда, неясно. Проект элитного дома в центре города обречен, исторические здания, на защиту которых вставали грудью, разрушаются.

 

 28 04 18 grrrtt 03

Так выглядит участок на Шпалерной 51 "Б" в апреле 2018 года

 

Сам глава компании-банкрота в марте этого года получил два с половиной года условно и лишился земли, лодки и автомобиля – аукнулась ему экономия на налогах «НСК-Монолит».