Криминал
21.06.2018

Страшный сон Юсуфовых наяву

Страшный сон Юсуфовых наяву
  • Аслан Гагиев. Фото "КП"
«Машина смерти» Аслан Гагиев готов в России показать на спецпредставителя Дмитрия Медведева

Многочисленные попытки уголовного авторитета Аслана Гагиева (Джако)  отстрочить свою экстрадицию в Россию не привели к ожидаемому результату. Попытки адвокатов представить подозреваемого в убийстве шестидесяти человек россиянина жертвой политических преследований, к тому же неспособным перенести перелет, Австрийские власти в итоге проигнорировали. По версии агентства «Руспрес», свидетельств Аслана Гагиева больше всего опасается бывший специальный представитель Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева по международному энергетическому сотрудничеству, посол по особым поручениям МИД России и экс-министр энергетики Игорь Юсуфов. Экс-чиновника и его сына Виталия Юсуфова родственники убитого Гагиевым бывшего владельца германских верфей Wadan Yards Андрея Бурлакова прямо называют заказчиком преступления.

Вчера Аслана Гагиева доставили в аэропорт Шереметьево рейсовым самолетом «Аэрофлота». Из Вены в Москву он летел в наручниках в сопровождении пары сотрудников ФСИН. По словам источника “Ъ”, каких-либо инцидентов во время перелета не произошло. На состояние здоровья «авторитет» не жаловался.

Аслана Гагиева полиция Вены задержала 17 января 2015 года — через несколько месяцев после того, как главное следственное управление СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу (СКФО) поручило МВД организовать его международный розыск. Генпрокуратура РФ направила запрос о его экстрадиции, однако удовлетворено требование было не сразу. Защита «авторитета», обжалуя решения судов, ссылалась на то, что в России Джако грозят «пыточные» условия содержания под стражей, а затем и смертная казнь. Когда надзорное ведомство представило в Вену гарантии того, что Гагиеву предоставят камеру, соответствующую европейским стандартам, а по приговору суда не расстреляют, его адвокаты изменили тактику. «Авторитет» дал показания суду, что его преследуют по политическим мотивам. Он рассказал, что занимался крупным бизнесом, являясь одним из руководителей Финансовой лизинговой компании  (ФЛК), но был вынужден платить откаты до $1 млн чиновникам, в том числе в СКР, за общее покровительство. По версии Гагиева, его начали преследовать после того, как он перестал давать взятки. При этом Джако утверждал, что он являлся и борцом с террористами. Якобы во время захвата заложников в Беслане он вместе с другими добровольцами участвовал в их освобождении.

Впрочем, уже вскоре выяснилось, что версия «авторитета» об откатах не выдерживает никакой критики. Во всяком случае, именно действия Джако и его людей привели к банкротству ФЛК в 2011 году, тогда как в розыск его объявили через три года. По данным «Руспрес», все, что осталось от Финансовой лизинговой компании сейчас контролируется бывшим полицейским Александром Андреевым, расследовавшим злоупотребления в ФЛК, его партнером является Марина Сечина, бывшая супруга главы «Роснефти» Игоря Сечина.

Когда австрийские судьи убедились в лживости показаний «авторитета», его выдаче помешало состояние здоровья. Защита представила данные о том, что их клиент страдает аэрофобией в тяжелой форме. По решению суда Аслана Гагиева обследовали два независимых специалиста, пришедших к выводу, что он симулировал заболевание.

В ближайшее время Джако предъявят официальное обвинение в организации преступного сообщества, убийств и особо крупного мошенничества в ФЛК (ст. 210, 105 и 159 УК). Уже сейчас известно, что он мог быть причастен к убийствам крупных чиновников и силовиков в Северной Осетии, где изначально базировалось ОПС, а также к целой серии тяжких преступлений, совершенных в столичном регионе. Среди заочно инкриминируемых ему преступлений — убийства владельцев банка «Национальный капитал» Дмитрия Плытника, Содбизнесбанка и банка «Кредиттраст» Александра Слесарева, председателя правления банка «Кутузовский» Олега Новосельского, бывшего владельца германских верфей Wadan Yards Андрея Бурлакова, а также следователя СКР Александра Леонова.

Обвинения не будут охватывать весь период криминальной деятельности Джако, так как за время австрийской отсидки в деле появились новые эпизоды. По ним следствию придется запрашивать разрешение австрийских властей на привлечение Аслана Гагиева к уголовной ответственности.

Кроме того, следствие собирается проверить Джако на причастность к убийствам, совершенным в Москве в 90-е годы. В 1988 году будущий «авторитет» поступил в МИСИ, который окончил с большим трудом: его отчисляли за неуспеваемость и прогулы. При этом уже тогда Гагиев (он пользовался документами на имя Сергея Морозова) не был «пай-мальчиком».

В ближайшее время ГСУ СКР по СКФО направит на утверждение в Генпрокуратуру обвинительное заключение по делу 12 участников ОПС Джако, среди которых два бывших офицера спецотряда быстрого реагирования «Булат» — Андрей Санкин и Виктор Пронин. Их обвиняют в убийствах и похищениях людей. Недавно суд ограничил их ознакомление с материалами дела. 23 участника ОПС уже осуждены на длительные сроки, семь находятся в розыске, а еще один, Георгий Кусов, ожидает экстрадиции из Бельгии. Разыскиваемые являются рядовыми участниками сообщества — «пехотинцами».

К самой же Австрии Джако подал иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), считая, что власти этой страны не должны были так долго содержать его под стражей, а тем более выносить решения о его выдаче в Россию. Даже если ЕСПЧ признает нарушения в этом деле, Аслан Гагиев вряд ли сможет воспользоваться денежной компенсацией, так как ему грозит пожизненный срок. Как сообщало агентство «Руспрес», пребывая в австрийской тюрьме, Гагиев добивался свой выдачи в другую страну, кроме России. Например, он спровоцировал против себя уголовное дело о подделке документов в Болгарии. Также Гагиев написал несколько писем в прокуратуру Украины, высказав желание свидетельствовать в этой стране о хищении Игорем Юсуфовым акций николаевского судостроительного завода «Океан». С махинациями вокруг «Океана» связывают и покушение на Бурлакова и экс-замглаву Мира-банка Анну Эткину. Бежавшая в Израиль Эткина заочно приговорена в России к восьми годам, что делает невозможным ее появление как свидетеля в российском суде, чего и добивались Юсуфовы.