Криминал
09.01.2019

Вор в законе Мамука Микеладзе умер свободным

Вор в законе Мамука Микеладзе умер свободным
  • Текст и фото "Прайм Крайм"

     

    Мамука Микеладзе

Преступный мир простился с одним из старейших авторитетов
В первые дни нового года душа 52-летнего вора «в законе» Мамуки Микеладзе после продолжительной болезни оставила бренное тело. В новейшей истории воровского мира Мамука - старший сын известнейшего грузинского вора «в законе» Арсена Микеладзе - оставил след не только, как первенец своего знаменитого отца. Имея тбилисские корни, большую часть своей жизни Мамука прожил в Москве, поэтому застал и был активным участником всех главных событий последних тридцати лет. Не будет преувеличением сказать, что в начале 90-х в квартире семьи Микеладзе на Ленинском проспекте учащенно бился пульс воровской Москвы.

В самый первый раз, попав за решетку, Мамука прославился на всю страну, как со-организатор голодного бунта заключенных в Бутырке в сентябре 1994 года, о котором широко писала центральная пресса. По данным СМИ, по призыву Мамуки, Бачуки и Гии Кутаисского от пищи отказались 4055 узников изолятора, что стоило должности его тогдашнему начальнику.

Второй и последний раз за решетку Мамука попал на полгода в 2011 году в СИЗО Каширы, где уже обошлось без эксцессов. Возможности доехать до зоны Мамуке так и представилось.

Избежав богатого тюремного опыта, свой посильный вклад в воровское движение Мамука сделал на свободе. За годы своего существования клан Микеладзе выпустил на орбиту десятки воров «в законе», многим из которых до сих пор посчастливилось сохранить титул и остаться достойными продолжателями дел своих «крестных отцов».

Мамуку Микеладзе можно отнести к славной, но малочисленной когорте московских воров «в законе» грузинского происхождения, сумевших перевалить за полувековой рубеж, несмотря на многолетнюю тяжелейшую наркозависимость.

Несмотря на слабое здоровье, подорванное длительным употреблением сильнодействующих препаратов и неудавшимися попытками излечиться от пагубного пристрастия, вплоть до критического момента Мамука, благодаря личному авторитету, оставался заметной и знаковой фигурой.

Не секрет, что еще со времен Арсена клан Микеладзе последовательно занимал непримиримую позицию по отношению к Деду Хасану. Взаимная неприязнь между земляками крылась в симпатиях Хасана к Рафу Сво, который в середине 70-х годов на целых восемь лет лишил Арсена права называться вором. Разумеется, что после восстановления утраченного статус-кво Арсен и Сво друзьями так и не стали. Известно, что в кровопролитной воровской войне за Иркутскую область, где на стороне так называемых «славян» выступали Дед Хасан и Япончик, за грузинскими ворами «в законе», предводителем которых считался Илья Симония, он же Махо, стоял именно Арсен Микеладзе.

После смерти Арсена Мамуку опекал один из самых авторитетных грузинских воров того времени – Роберт Каландадзе вплоть до своей кончины в 1999 году. К тому времени в конфликте между Хасаном и Рудиком, в котором Мамука, верный семейным традициям, естественно, был на стороне последнего, уже произошла кровавая развязка.

Не удивительно, что и в последней межклановой усобице, стоившей Хасану жизни, Мамука Микеладзе был по другую от него сторону баррикад заодно с Тариелом Ониани и Мерабом Джангвеладзе.

После смерти Мамуки династическое бремя целиком ляжет на плечи младшего, но не менее энергичного отпрыска Арсена – Джемо, которому, чтобы не опозорить фамильный герб, нужно, как минимум, не умереть не вором.