Криминал
21.01.2019

Дело сообщников гонщика и банкира Моралеса-Эскомильи опять в суде

Дело сообщников гонщика и банкира Моралеса-Эскомильи опять в суде

  • Августин Моралес-Эскомилья. Фото "Ъ"
Ждут рассмотрения дела Игоря Рича, Натальи Норимовой, Андрея Подгорнова и экс-сотрудников банка Татьяны Русиной, Татьяны Шевченко, Юлии Степановой и Ксении Беляковой
Прокуратура вернула в суд дело о хищении у лопнувшего банка «Таурус» бизнесменом Игорем Ричем 235 млн рублей под видом покупки земли в Калужской области,  передает "Ъ". Кэш вывезли на броневике. Расследуется кража подельниками Рича, [автогонщиком Lamborghini] Агустином Моралесом-Эскомильей и предправления «Тауруса» Андреем Подгорновым, 505 млн через фиктивные вклады. Мошенники ждут суда в СИЗО.

По данным источников, на днях Генпрокуратура после утверждения обвинительного заключения направила в суд материалы уголовного дела бизнесмена Игоря Рича, обвиняемого в присвоении или растрате в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Дата рассмотрения пока не назначена. Надо отметить, что дело господина Рича, полностью признавшего свою вину и попросившего о проведении процесса в особом порядке, без судебного следствия и вызова свидетелей, уже поступало в Тверской суд. Кроме того, там же должны были начаться еще два процесса по делам других фигурантов расследования хищений в «Таурусе» — предполагаемой подельницы Игоря Рича Натальи Норимовой, полностью признавшей вину, а также бизнесмена и известного автогонщика, обладателя кубка России 2017 года по драгрейсингу (выступал на Lamborghini) Агустина Моралеса-Эскомильи, бывшего председателя правления «Тауруса» Андрея Подгорнова и экс-сотрудников банка Татьяны Русиной, Татьяны Шевченко, Юлии Степановой и Ксении Беляковой. Шесть последних фигурантов свою вину категорически отрицали, и потому судить их должны были в общем порядке. Однако суд, не дожидаясь даже подачи ходатайств адвокатов, последовательно вернул в прокуратуру материалы всех трех уголовных дел, посчитав, что следствие допустило многочисленные нарушения УПК, которые препятствуют рассмотрению дела и вынесению приговора. Кроме того, в случае с Агустином Моралесом-Эскомильей судья отметил, что следователи не указали способ хищения денег, а бизнесмен никогда в этом банке не работал и вообще не имеет отношения к «Таурусу». Между тем статья 160 УК подразумевает ответственность за хищение (присвоение) именно вверенного имущества или средств. Ранее в деле фигурировал также Дмитрий Меркулов.

По данным архива агентства "Руспрес", Меркулов был задержан в прошлом году по другому делу - об исчезновении 2 млрд рублей из обанкротившегося Первого чешско-российского банка, где он недолгое время был вице-президентом. Номинальным директором ПЧРБ был сотрудник "Стройтрансгаза"  Роман Попов, а сам банк и его чешская "дочка", как считается, выводили деньги олигарха Геннадия Тимченко из России в Чехию, а оттуда - в Швейцарию и Австрию. Банк также известен тем, что в нем кредитовалась лидер французских правых Марин Ле Пен, которая на последних выборах, как считается, поддерживалась Россией.

После «работы над ошибками» прокуратура направила в Тверской суд только первое дело. Впрочем, как ожидается, уже в ближайшее время туда же поступит дело Натальи Норимовой. Поскольку Игорь Рич и Наталья Норимова признали свою вину, то в случае вероятного вынесения им обвинительного приговора следствию будет проще доказать причастность к хищениям и остальных фигурантов уголовного дела. Те, кстати, пока продолжают знакомиться с 46 томами материалов расследования, собранных следователями ГСУ СКР. Впрочем, с учетом того, что все документы обвиняемые один раз уже читали, вряд ли стоит ожидать, что эта процедура сильно затянется.

«В деле не появилось вообще ничего нового»,— заявил адвокат господина Моралеса-Эскомильи Евгений Бобков. Он уточнил, что новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, подписанное следователем 3 декабря прошлого года, совершенно идентично тому, которое было им с подзащитным вручено в январе 2018 года. «Единственная разница между двумя документами, которые занимают по 30 листов каждый,— отсутствие в новой редакции пяти строчек на первой странице, которые ни на что не влияют»,— добавил защитник. Он также отметил, что его клиент продолжает настаивать на своей невиновности, однако все многочисленные жалобы как следователю Максиму Бакуну, известному по ряду громких расследований, так и его руководителям, а также в прокуратуру остаются без ответа. Надо отметить, что господа Рич, Норимова, Моралес-Эскомилья и Подгорнов находятся под стражей, а остальные — под домашним арестом.

Напомним, что уголовное дело о масштабных хищениях в банке «Таурус» было возбуждено СКР по заявлению Агентства по страхованию вкладов (АСВ) в феврале 2016 года, спустя почти год после отзыва лицензии у кредитного учреждения, которое осталось должно своим вкладчикам более 4,6 млрд рублей. Первоначально шла речь о покушении на особо крупное мошенничество (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) — попытке украсть около 505 млн рублей из средств обязательного страхования вкладов. Догадываясь о грядущем отзыве лицензии за проведение высокорискованной кредитной политики, участие в сомнительных транзитных операциях, вывод средств за рубеж и т. д., злоумышленники, по версии следствия, решили нажиться и на крахе банке. Они якобы заранее изготовили фиктивные документы об открытии около 400 вкладов физическими лицами, каждый из которых составлял около 1,4 млн рублей, то есть максимальную сумму страхового возмещения, на которую гарантированно может рассчитывать от АСВ вкладчик разорившегося банка.

Позже в рамках этого расследования были возбуждены уголовные дела по фактам выдачи заведомо невозвратных кредитов как физическим, так и юридическим лицам по поддельным документам почти на 1 млрд руб. Эти эпизоды еще расследуются, а до суда дошло лишь дело о хищениях денег «Тауруса» под видом покупки земельных участков в Калужской области. Для этого, по материалам дела, ряду фирм были выданы кредиты почти на 235 млн руб., в то время как реальная стоимость земель была, по мнению следствия, как минимум в 10 раз меньше. В результате сделка так и не состоялась, а деньги пропали.

Как утверждают адвокаты обвиняемых, в 2014 году к Игорю Ричу и Агустину Моралесу-Эскомилье обратился их давний знакомый — один из руководителей Промсбербанка, тоже автогонщик Олег Белоусов. Последний, по данным защиты, предложил оформить сделку купли-продажи банка «Таурус» между одним из акционеров Промсбербанка Владимиром Кваснюком и собственником банка Владимиром Толкачевым. При этом господин Рич якобы должен был подыскать людей, на которых можно было бы номинально оформить акции банка «Таурус», и осуществлять контроль за командой Владимира Толкачева, чтобы тот не вывел себе больше той суммы, которая ему была должна отойти. Господин Моралес-Эскомилья должен был помочь с подбором новых руководителей — именно это обстоятельство и ставят ему в вину следователи СКР.

Между тем уголовное дело о хищении денежных средств из Промсбербанка следственный департамент МВД возбудил в июле 2015 года по ст. 159 и ст. 160 УК РФ. Интересно, что под земельные участки в Калужской области, фигурирующие в деле «Тауруса», изначально якобы планировалось вывести деньги именно из Промсбербанка, который, кстати, рухнул почти одновременно с «Таурусом». Когда по неизвестным причинам это сделать не удалось, вопрос с земельными участками задумали решить через «Таурус». Большую часть финансовых вопросов, по данным адвокатов, решал бывший руководитель и совладелец кредитного учреждения Владимир Толкачев: именно он, Владимир Кваснюк и Олег Белоусов давали указания на выдачу технических кредитов, а Андрей Подгорнов ставил свою подпись. По делу они проходят как свидетели. Между тем, по данным защиты, обвиняемые и некоторые другие свидетели якобы утверждают, что именно люди из окружения господина Белоусова вывезли под охраной на броневике деньги, выделенные на покупку земли. Защита Агустина Моралеса-Эскомильи считает, что все эпизоды хищения денег являются составной частью одного преступления, которое необходимо квалифицировать как мошенничество, а «пока конечные бенефициары банка "Таурус" на свободе, дела рядовых исполнителей передаются в суд».