Криминал
26.11.2008

С кем имеют дело правоохранительные органы

С кем имеют дело правоохранительные органы
Сергей Васильев стал жертвой бандитских разборок
Об уроженце тамбовского села Владимире Кумарине и его группе впервые заговорили всерьез осенью 1989 года, когда у рынка в Девяткине произошло жесткое столкновение с так называемой «малышевской группировкой». Несколько лет Кумарин провел в местах лишения свободы.

Вернувшись в Питер, он полностью переформатировал свою теневую структуру. Ко второй половине 1990-х она вышла из тени, превратившись из «группировки» в «бизнес-группу». Основой «тамбовского» бизнеса стала легальная реализация нефтепродуктов через Петербургскую топливную компанию (ПТК). До 1999 года Владимир Кумарин, взявший к тому времени фамилию Барсуков, был вице-президентом компании. В систему бизнес-отношений, ориентированную на предпринимательский пул, который по традиции связывали с неформальным тамбовским землячеством, входили десятки петербургских предприятий самых разных сфер и отраслей торговли и промышленности.

Решение о мере пресечения в отношении Владимира Барсукова принимал суд Петроградского района. Того самого, где в мае прошлого года на Левашовском проспекте стреляли во владельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ) Сергея Васильева. И это многое говорит о подоплеке нынешних событий.

Врез ИА "Руспрес". Покушение на Сергея Васильева и Илья Трабер, "Новости Петербурга", 28.08.2009: "... сразу же после автоматного расстрела Сергея Васильева с подачи людей, близких к влиятельным «тамбовцам», в петербургские СМИ были вброшены две версии совершенного преступления. По одной из них совладелец ПНТ стал жертвой неких москвичей, позарившихся на его роскошный особняк в поселке Вырица. По другой, выстрелами аукнулась не до конца завершенная сделка по покупке нефтяного терминала еще в 90-х. Тогда владельцем предприятия являлся Илья Трабер, он же Антиквар. Именно Илье Ильичу должны быть благодарны и Владимир Кумарин, и братья Васильевы за путевку в светлое будущее, где крепким кулаком сколачивались состояния. Но разойдясь с Владимиром Кумариным, состоятельный Антиквар вскоре попал в немилость Кремля, где на тот момент уже трудилось немало выходцев из Петербурга. В результате начавшихся преследований Илья Трабер был вынужден покинуть страну, спешно продав свои основные активы верным людям. Насколько в действительности эти люди оказались верны, рассуждать сложно. Но пару лет назад Илья Ильич добился индульгенции от государственных верхов и вернулся в Петербург. Характерно, что Трабер тут же сформировал службу безопасности из сотрудников спецподразделений с боевым опытом, не поскупившись предоставить им в личное распоряжение шикарные авто. Именно возвратившегося бизнесмена и его силовиков в мае прошлого года попытались представить «тамбовцы» как тех, кто решил навести порядок в сделке с ПНТ".

Конфликт вокруг ПНТ (цена вопроса — 600 миллионов долларов) рассматривался в контексте «рейдерской эпопеи» — главного криминально-экономического сюжета питерской жизни последних лет. Особый же колорит придавала происходящему личность потерпевшего.

Путь питерского магната Сергея Васильева в большой бизнес отмечен многочисленными выбоинами и колдобинами. Старт ему был дан статьей «изнасилование» УК РСФСР, промежуточным рубежом послужила статья «мошенничество». И только начало «великой криминальной революции» подарило Васильеву шанс развернуть поначалу не очень большой, но прибыльный семейный бизнес. Вместе с братьями Александром и Борисом Сергей Васильевич, по слухам, якобы занимался вымогательством, угонами автомобилей, крышеванием торговцев, сутенеров, видеопрокатов. Созданная братьями бизнес-структура на жаргоне 1990-х именовалась «васильевской ОПГ».

Летом 1999-го Сергей Васильев сильно обидел своих кавказских партнеров. Вернее, гарантов. Во время одного из конфликтов с «тамбовскими» он привел на стрелку три дюжины кавказских бойцов, которые и убедили «тамбовских» забыть о разногласиях. Особенно старались загасить конфликт некие Аслан и Джафар.

После благополучного разрешения этого дела, по слухам, миротворцы взяли Васильева в оборот. Когда он протянул руки к Петербургскому нефтяному терминалу и столкнулся с бизнес-системой знаменитого Ильи Трабера, контролировавшего петербургский Морской порт, ему снова потребовалась силовая поддержка. Оказали ее те же Аслан и Джафар, рассчитывая на соответствующую благодарность в недалеком будущем. И вот тут они, по-видимому, просчитались — отката не последовало. Во всяком случае, именно на их счет относят угнанный у Васильева шикарный «Роллс-Ройс» — то ли в виде предупреждения, то ли в качестве компенсации.

Есть и другая версия событий. Спешно собираясь в бессрочную командировку за границу, г-н Трабер наскоро распродавал недвижимость, в том числе ПНТ. По слухам, он согласился уступить терминал в рассрочку братьям Скигиным — давним приятелям Сергея Васильева. Таким образом, Васильев стал совладельцем ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». А спустя недолгое время Дмитрий Скигин вслед за Трабером преребрался за границу, где скоропостижно скончался.

Дальнейший ход событий в целом был предсказуем. Сын и брат Дмитрия Скигина, Михаил и Владимир, поссорились с Васильевым. Если учесть, что Скигины, владельцы контрольного пакета акций ПНТ, связаны общими интересами с одним из самых богатых людей России Виталием Южилиным*, то не будет натяжкой предположить, что несговорчивый акционер с впечатляющей криминальной биографией не был им особенно нужен.

Все это, конечно, не более чем предположения. Как и официальная на данный момент версия, выдвинутая следствием в отношении причастности Владимира Кумарина к покушению на Васильева.

*«Красный олигарх» Виталий Южилин, бывший депутат Госдумы от КПРФ, считался в то время основным хозяином питерского Морского порта, а его брат Евгений непосредственно партнерствовал со Скигиными.

Мария Мартенс

****

Сергей Васильев между Сечиным и Сычом

Провернуть в Петербурге такую масштабную операцию [арест Владимира Кумарина], да еще и столичными силами, без согласования ее "на самом верху" (даже не МВД, берите выше) вряд ли было возможно. Поговаривают, что решение принималось, едва ли, не на уровне заместителя главы администрации президента Игоря Сечина. Сечин с нефтяным бизнесом связан тесно, будучи председателем совета директоров "Роснефти" и имея серьезные деловые связи с ЛУКОЙЛом.

Мало того, Сечин хорошо знаком и с Сергеем Васильевым из "Петербургского нефтяного терминала", в организации покушения на которого и попытке захвата ПНТ обвиняют теперь Владимира Барсукова. Будучи сотрудником мэрии Петербурга, Игорь Сечин пересекся с бывшим уголовником Сергеем Васильевым, отсидевшим за мошенничество и изнасилование. В то время, а это было начало 90-х, акционерное общество "Морской порт Санкт-Петербурга" выпустило в свет свои первые акции. По факту в порту заправлял тогда Илья Трабер, некогда офицер-подводник, бармен, антиквар. "Бригада" короткоостриженых и крутоплечих подручных Сергея Васильева обеспечивала "неформальное" прикрытие бизнеса Трабера, а Игорь Сечин, как поговаривают, решал в интересах Трабера вопросы с арендой земли в зоне государственной границы, которой является Морской порт Петербурга. Благодарность Сечину составила, как уверяют злые языки, до трети акций Петербургского нефтяного терминала, того самого, владельцем которого в настоящий момент считается Сергей Васильев, и который у него хотели оттягать не то "тамбовцы", не то Бадри Шенгелия: Это посягательство господин Сечин не мог воспринять иначе как личный вызов. К тому же, после выходы из игры Владимира Барсукова представился удобный случай попытаться взять под контроль "Петербургскую топливную компанию" с ее сетью АЗС не только в Петербурге и Ленобласти, но и в целом ряде соседних регионов. Прежние попытки не встречали понимания у Барсукова, сохранявшего влияние на руководство холдинга даже после официального ухода с поста вице-президента ПТК.

Не стоит сбрасывать со счетов и возможности самого Сергея Васильева. Говорят, за долгие годы между ним и доросшим до поста начальника питерского Управления по борьбе с организованной преступностью Владимиром Сычом сложились крепкие неформальные отношения. Они могли сыграть свою роль в организации массовой атаки на "рейдеров", предпринятой УБОПом весной и летом 2006 года, когда за решеткой оказались и Бадри Шенгелия, и Андрей Леухин, и Вячеслав Дроков, и "оборотни из 15 МИФНС", и масса других персонажей этой запутанной истории.

Активный борец с рейдерством подполковник Сыч в результате этой операции перебрался из двухкомнатной квартиры в "спальном" районе в четырехкомнатные апартаменты в престижном районе старого Петербурга.

Источник: НТС