Криминал
27.11.2008

"Малышевская" живулечка министра Серюкова

"Малышевская" живулечка министра Серюкова
  • Тайный советник, 27.10.2008
В Петербург вернулся Виктор Гавриленков, один из немногих, кто выжил в войне "тамбовцев" друг с другом
Испанские власти, обрушившиеся на русскую мафию в июне 2008 года, вряд ли смогут в обозримом будущем допросить депутата Госдумы Владислава Резника, у которого недавно в его доме на Майорке был проведен обыск в рамках операции "Тройка". Он пока не собирается пересекать Шенген. Судье Бальтасару Гарсону также не удастся увидеть ранее отпущенную под залог госпожу Жанну Гавриленкову. Недавно она вместе со своим знаменитым мужем Виктором Гавриленковым, не попавшим в сети испанской полиции во время массовых задержаний, вернулась в Санкт-Петербург.

Все начиналось в буфете

Сейчас Виктору Степановичу Гавриленкову 56 лет. Он стал известен благодаря своему старшему брату Николаю, который именовался Степанычем. В криминальных и деловых кругах Степаныч был безусловным брендом. Но в 1995 году Николая Гавриленкова расстреляли на Московском проспекте. А через полгода в баре гостиницы "Невский Палас" под очереди двух автоматов АКС-74 попал и Виктор Гавриленков. В отличие от брата он выжил. Но в 1996 году покинул Россию. И только теперь, после ареста Владимира Кумарина, возвратился в страну.

В ту пору мастер спорта по боксу, выпускник великолукского института физкультуры Николай Гавриленков работал буфетчиком в питерском баре "Таллин". Ему помогал друг - Владимир Кумарин. Чуть позже к ним в маленький коллектив общепита от Красносельского треста ресторанов и столовых влился другой будущий герой "Бандитского Петербурга" - боксер Валерий Ледовских. Никакими "тамбовскими" они тогда еще не были, а Степаныч-старший не заправлял бригадой "великолукских".

Виктор Гавриленков (слева) пережил брата Николая (справа)

Примечательно, что лидеры "малышевских", будущих идейных противников "тамбовцев", группировались неподалеку - рядом с баром "Таллин" находился бар "Рига". А в нем за стойкой и на дверях работали спортсмены-борцы: Александр Малышев, Александр Челюскин и Павел Кудряшов. Все они вскоре уже гремели по городу - кооператоры считали за счастье "упасть под их крышу".

И никто в те времена не знал, что через семь лет судьба расколет эти два трудовых коллектива на два крыла питерского рэкета - "малышевских" и "тамбовских", а через семнадцать лет вновь сведет оппонентов - в Испании. Но никто никогда не сможет примирить Кумарина и Гавриленковых. История беспощадна к друзьям: в мире организованной преступности враги еще могут избежать кровопролития друг с другом, друзья - никогда.

Кум Степанычу

До того как занять престижную для советского строя должность бармена, Николай Гавриленков был осужден в 1975 году к четырем годам лишения свободы за грабеж. Но через полгода освободился из колпинской колонии по амнистии.

В 1985 году Гавриленков-старший и Кумарин были осуждены Кировским судом Ленинграда как подельники. Суд признал их хулиганами, а Кумарину еще добавил "хранение оружия". Но друзья не отбыли в колонию, так как приговор - по три года каждому - был условным.

Злые языки поговаривают, что поводом для столь пристального внимания милиции к мелкому хулиганству явилось не доказанное убийство в Красногвардейском районе. Погиб известный своей свирепостью борец вольного стиля по имени Борис. Поскольку его невозможно было проучить кулаками, он умер от выстрела в затылок в своем подъезде.

Условные сроки в ту пору были очень даже кстати. Шла вторая половина 1980-х. В это время скучать в тюрьме было преступлением. Советский строй разрывало на части экономической перестройкой. Растерялись все. Кроме характерных парней.

Гавриленков превратился в Степаныча. К нему потекла дань с коммерсантов. Особое внимание спортсмены обратили на крышевание игры в наперстки. Шероховатости между собой они сглаживали привычно, как и в прошлом, - кулаками.

Декабрь 1987 года стал водоразделом рэкетирского братства. На стихийной толкучке в Девяткине возник конфликт из-за права на осуществление защиты спекулянтов. На "стрелку" прибыли две группы. Одна - под руководством Александра Малышева, второй командовал Виктор Гавриленков. Младший брат представлял интересы старшего и Кумарина, которые лукаво уклонились от встречи, чреватой непредсказуемыми последствиями.

Один из "рыцарей" Александра Малышева, Сергей Мискарев по прозвищу Бройлер, не выдержал нервного напряжения и зарезал Федю Крымского - соратника Виктора Гавриленкова. Снег окропила первая кровь. С того времени спортсмены и разделились на "тамбовских" и "малышевских".

Тогда, во время противостояния в Девяткине, мало кто обратил внимание на незначительную деталь. Рядом с Гавриленковым-младшим стоял никому не известный в ту пору Геннадий Петров. Хороший боксер, ровесник Гавриленкова-старшего, недавно освободившийся из колонии. Степанычи помогли ему в трудную пору.

Чуткий Гена

В 1991 году Владимир Кумарин был осужден вторично, в том числе за вымогательство. До 1993 года он не мог появиться в Питере по уважительным причинам. А когда вышел на свободу, то с раздражением узнал, что имя Степаныча гремит вовсю. И бригада "великолукских" процветает. Что касается торговой марки "тамбовские", то о ней помнят. Но не более того. Это и явилось причиной трещины во взаимоотношениях. Вслед за трещиной потекла настоящая кровь.

Усугубили ситуацию Игры доброй воли-1994. В Санкт-Петербург потекло дешевое беспошлинное вино. Кумарин и Гавриленков стали рулить уже финансовыми потоками. Не обошли они своим вниманием и первые пирамиды. На непродолжительное время расцвело общество "ОГГО", обещавшее вкладчикам автомашину за четыре месяца.

Все эти активы поделить было трудно. Друзья прекратили общаться. Со стороны Кумарина бойкот объявили будущий депутат Госдумы Михаил Глущенко, будущий депутат областного ЗакСа Андрей Рыбкин, Валерий Ледовских и Вячеслав Дроков. Со стороны Гавриленкова обиженно замолчали такие видные деятели, как Сергеев по прозвищу Анджей, Звоник и прочие "великолукские".

Мудрый Геннадий Петров нутром почуял звериную атмосферу. И плавно ушел под крыло Александра Малышева. При этом свои ценные связи не потерял. В том числе и с могущественным тогда заместителем министра путей сообщения Николаем Аксененко (впоследствии министром и первым заместителем председателя правительства).

Кроме всего прочего Петрова спас от "тамбовских" войн арест. В 1992 году его и Малышева обвиняли в бандитизме. Петров вышел из этой истории невиновным и Малышеву смог помочь. Малышева осудили лишь за хранение пистолета.
Вскоре Петров и Малышев перебрались в Испанию.

Кучность стрельбы

Пока Малышев и Петров находились под следствием, 1 июня 1994 года Кумарин получил девять пуль, месяц пребывал в коме и лишился правой руки.

Придя в себя, он решил, что с ним обошлись некорректно, и причислил к виновникам покушения на свою персону обоих братьев Гавриленковых.

После этого "великолукские" стали умирать. Первым в июне 1995 года пал сам Степаныч - Николай Гавриленков. В феврале 1996 года младший брат Виктор был ранен и потерял двух телохранителей в отеле "Невский Палас", куда его пригласил "поговорить" Михаил Глущенко.

Анджея и Алексея Косова достали в Венгрии. Их трупы обнаружила местная полиция в номере будапештской гостиницы. Вскоре были убиты также Звоник и Николай Желтов. Избежали возмездия лишь посыльный Николая Гавриленкова, некий Гарик, да известный картежник Юра-Блондин до сих пор скрывающийся в Швеции.

При такой кучности стрельбы Виктор Гавриленков мог спастись только на чужбине. И младший Степаныч примкнул к "малышевским". Но в Испании. Петров помнил, кто на первых порах после отсидки протянул ему руку помощи, а Малышев не смог отказать Петрову.

Информация о "вынужденных переселенцах" стала поступать в испанские правоохранительные органы. 27 мая 1997 года посольство Испании запросило Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД России о новых жителях страны. В свою очередь заместитель ГУОП полковник милиции А. П. Мордовец направил в ГУВД Санкт-Петербурга такой текст: "Группа по борьбе с организованной преступностью Комиссариата г. Марбелья (Малага), расследующая дело об отмывании капитала, получила сведения о том, что группа граждан России сделала значительные капиталовложения в недвижимость в этом городе. Предположительно именно для этих целей 20.01.1997 в Испании ими было создано ООО "Испарус".

Далее перечисляются установленные испанцами лица: Геннадий Петров, Виктор Гавриленков, Жанна Гавриленкова, Сергей Кузьмин...

"Не вздумай возвращаться"

Говорят, что еще в начале 2007 года, после своего обратного интегрирования в российскую экономику, Геннадий Петров попытался договориться с Кумариным о возвращении Виктора Гавриленкова на родину. И Кумарин по-человечески согласился, мол, "конечно, кто старое помянет...". Тем не менее Петров, проанализировав интонацию Владимира Кумарина, уловил в ней что-то нехорошее и дал Виктору Гавриленкову совет - "не вздумай".

Гавриленков вернулся в свой город только после ареста Кумарина. А его супруга Жанна вернулась после того, как за нее испанскому суду заплатили солидный залог в июне 2008 года. Интрига существовала только при "живом" Кумарине. Теперь интриги нет.

Виктор Гавриленков в окружении охраны спокойно живет в северной столице, играет в большой теннис на кортах спортивного клуба "Династия", который расположен в ста метрах от апартаментов Геннадия Петрова - шикарного дома-дворца на Березовой аллее Крестовского острова. VIP-персону возят два черных "мерседеса" с номерами О...ОА.

Любопытно, что фактические хозяева лимузинов исторически связаны с бывшими коллегами по бизнесу Михаила Глущенко - Василием Владыковским, именуемым Васей-Брянским и Алексеем Саргиным, причисленным злой молвой к связям нынешнего министра обороны Анатолия Сердюкова.

Степаныч-младший потучнел. Сладкая испанская жизнь не пощадила его. Он отдыхает в своей квартире в престижном доме 63 на Каменноостровском проспекте.

Сегодня возле его парадной тихо. Около нее не проходят беспокойные встречи. На стене дома вывеска с названием "Живулечка".

Егор Иванов