Криминал
28.11.2008

Братва директора Бреганова

Братва директора Бреганова
  • Газета "Тайный советник", 18.06.2007
Конфликт вокруг "Набережной Европы" перерастает в банальную уголовщину
С проектом "Набережная Европы" связаны как минимум три странных события. Каждое из них вроде бы никакого отношения к самому проекту и не имеет, но, с другой стороны, неким иррациональным образом с ним связано. Все события почему-то имеют автомобильную подоплёку. Судите сами.

Февраль 2004 года. Заместитель председателя совета директоров ООО "Петербург Сити" Сергей Львов возвращается на машине из Финляндии. Как он утверждал позже, никто не знал о времени его приезда. Когда на следующий день вечером Львов подъезжает к своему дому, неизвестные ударяют его сзади чем-то похожим на металлический прут. Заместитель председателя совета директоров ООО "Петербург Сити" теряет сознание и чувствует только, что его "очень профессионально" обыскивают. В результате нападения Сергей Львов остается без бумажника, часов, ключей и документов от машины, а главное, без бумаг, касающихся "Петербург Сити". Автомобиль, оборудованный радиопоисковой системой, тщательно разыскивают с подключением огромного количества сотрудников ГИБДД, но так и не находят. Комментируя происшествие, Львов сказал, что напрямую не связывает его с "Набережной Европы". Однако многое в той истории (например, то, что дома его явно ждали) ему показалось подозрительным.

Весна 2004 года. Почётный академик Борис Гидаспов только приехал в Петербург из Москвы и занял пост генерального директора ФГУП "РНЦ "Прикладная химия". Достойное место для достойного человека. С точки зрения проекта "Набережная Европы" гендиректор института - это человек, от которого зависит, каким будет новое здание колыбели военной химии. Таким или вот таким. В десятках миллионов долларов, естественно. Что, в свою очередь, повлияет на развитие проекта в целом.

И тогда, в начале 2004-го, был очень правильный момент, чтобы напомнить кое-кому о том, кто такой бывший первый секретарь обкома КПСС. Дабы у заинтересованных лиц не вызывало сомнений: перед ними энергичный и решительный человек, которого ничуть не гнетут 70 прожитых лет. Помните, что произошло?

Середина апреля 2004 года. На улице чуть выше нуля - около 6 градусов. Борис Гидаспов едет на машине по мосту Ломоносова через Фонтанку. Неожиданно с набережной вылетает на мост "Мицубиси" с девушкой за рулём. В результате сильного, как пишет интернет-портал "Утро.ру", столкновения "Мицубиси" оказывается в Фонтанке. Туда же падают две женщины, имевшие несчастье в тот момент передвигаться по мосту. Температура воды в тот день составляла примерно 3 градуса. Что не помешало 70-летнему академику нырнуть в реку с моста и вытащить из воды двух женщин. Всем спасённым, которых бросило в ледяную воду ударом полуторатонного автомобиля, как пишет "Утро.Ру", не потребовалась даже медицинская помощь. И Борису Гидаспову ничего - в средствах массовой информации стали серьёзно обсуждать вопрос о его возможном награждении за проявленное мужество.

Мы не в курсе, но будем надеяться, очередная награда нашла героя. Поступок и в самом деле достойный. Что же смущает? Да ничего конкретно. Просто всё странно как-то - от зажигательного начала до удивительно счастливого конца. И оно бы забылось, если бы не ещё один неожиданный эпизод.

Это уже события совсем недавнего прошлого. Февраль 2007 года. Не имеющий абсолютно никакого отношения к "Набережной Европы" исполнительный директор "Транспортной областной компании", занимающейся пассажирскими перевозками по Ленобласти, Александр Прохоров едет вместе с женой на своих "Жигулях" 7-й модели. Неожиданно, по его словам, их "подрезают" и задевают серебристые "Жигули" 14-й модели. Обе машины останавливаются, из 14-й выходят двое здоровых парней, которые, матерясь, начинают избивать Александра Прохорова. Бьют, по его словам, минут пятнадцать, причём до такой степени, что часть его нижней челюсти оказывается рядом с ним, лежащим в луже крови, на асфальте. А парни отбирают у Александра Анатольевича сотовый телефон, ключи от машины и 17 тысяч рублей, которые, по его словам, просто лежали стопочкой рядом с рычагом переключения скоростей. Лежали случайно - они, как рассказал Прохоров, предназначались для покупки подарка тестю.

Александр Анатольевич расценивает происшедшее как разбойное нападение. Кстати, по данному факту возбуждено уголовное дело именно по этой статье. Только снова странно: с чего это вдруг дешёвая, совершенно не привлекательная машина, в которой два человека (жена Прохорова, по его словам, все пятнадцать минут избиения сидела в салоне в состоянии шока и молча наблюдала за происходящим), заинтересовала разбойников? А если бы Александр Анатольевич не собирался в тот день покупать подарок тестю? Ради чего разбой-то, причём такой жёсткий - с выпадением на асфальт обломка челюсти? Из-за сотового телефона? Перебор. Хотя крыть нечем - у господина Прохорова вполне зримый шрам на шее под нижней челюстью.

Но знаете что удивительно? Машина разбойников, номер которой запомнил потерпевший, принадлежит бывшему генеральному директору ООО "Петербург Сити" Михаилу Бреганову. А обвиняемыми в этом разбое оказались его охранник и водитель. Тому и другому разбойничать по мелочам, да ещё на машине шефа, ну совершенно ни к чему.

Но и на этом странности не заканчиваются. После возбуждения уголовного дела по разбою Михаилу Николаевичу стали, по его словам, поступать интересные предложения.

- Мне настоятельно рекомендуют воздержаться от некоторых поступков, которые могут повлиять на весьма серьёзные кадровые решения. И в качестве аргумента приводят именно это уголовное дело, которое может повернуться так или, наоборот, не так. Рекомендации поступают от людей, имевших самое непосредственное отношение к проекту "Набережная Европы" и вовсе об этом проекте не забывших, - как всегда туманно комментирует Михаил Бреганов, который, по нашим сведениям, хоть и бывший руководитель "Петербург Сити", но к числу людей, забывших про этот проект навсегда, себя тоже не относит.

И добавляет:

- Мне бы очень не хотелось, чтобы в уголовном деле появились липовые свидетельские показания о том, будто на пассажирском сиденье машины, в которой ехали мои подчинённые, сидел я и руководил их действиями...

Такие вот странные дорожные истории. Каждая из них до предела банальна, но обе в преломлении привязки к проекту "Набережная Европы" заставляют думать о мистике.

"Гадючник за колючей проволокой"

В декабре 2003 года был подписан инвестиционный договор на реконструкцию зданий ФГУП "РНЦ "Прикладная химия". В соответствии с ним предполагалось вывести институт на другую площадку, а на освободившейся территории построить элитный жилой комплекс с соответствующей инфраструктурой. Одним из участников инвестиционного договора стала Федеральная служба безопасности, семьям сотрудников которой предполагалось выделить в будущем комплексе жильё.

В августе прошлого года вышло постановление правительства РФ, в соответствии с которым вся территория будущего комплекса была передана управляющей компании ООО "Петербург Сити".

Последнее упоминание проекта "Набережная Европы" в прессе датируется 24 мая 2007 года. Как сообщает "Деловой Петербург", в тот день сотрудники института "Прикладная химия" организовали акцию протеста против проекта "Набережная Европы" и переезда с Малой Невы. По данным издания, руководство института посчитало выделенную на переезд сумму - 722 миллиона рублей - недостаточной.

Со ссылкой на "dp.ru" приводилась колоритная цитата одного из профсоюзных лидеров "Прикладной химии": "Последние 10 лет против коллектива предприятия проводилась кампания травли и дискредитации, дошли до того, что ряд СМИ назвал институт "гадючником за колючей проволокой".

Сегодня территория, на которой планируется грандиозное строительство, обнесена забором из каменных плит. Все, что можно увидеть сквозь щели, - высокие тополя и газоны с подстриженной травой. С улицы на территорию "Набережной Европы" вообще не попасть. Но гипотетически туда можно проникнуть через институт "Прикладная химия" и через Военно-космический кадетский корпус Петра Великого ("Набережная Европы" будет занимать и часть бывшей военной территории). В обеих организациях рассказывают, что там, где должен воплотиться проект, все выглядит, как и 10 лет назад. Никаких строительных работ не ведется.