Криминал
27.12.2008

Кто стрелял по Васильеву?

Прошел почти месяц с момента покушения на влиятельного петербургского предпринимателя Сергея Васильева
Попытка физического устранения одного из авторитетных братьев до сих пор остается горячей новостью, несмотря на богатый событиями нынешний май. Чикагская разборка в фешенебельном районе Северной столицы - явление, прямо скажем, в последние годы неординарное. И, пожалуй, первое за время губернаторства Валентины Матвиенко. Совладельца ЗАО "Петербургский нефтяной терминал" Сергея Васильева, чье имя с придыханием произносили в начале девяностых торговцы автомобилями, средь бела дня обстреляли из автоматов в шикарном "роллс-ройсе". Все произошло в традициях лучших гангстерских фильмов. Даже будто бы на глазах изумленных сотрудников милиции. Старший лейтенант и старший сержант спецполка УГИБДД сочли за лучшее побыстрее унести ноги с места преступления. А вот сам жертва киллеров остался жив…
     
Терминал и особняк
     
Сергей Васильев, получивший пулевые ранения, медленно приходит в себя. Не слишком торопится делать выводы и следствие. Официальные версии покушения пока не оглашаются. Зато существуют два предположения, исходящие от сотрудников информационного агентства, которое специализируется на проведении журналистских расследований.
     
В первом случае это рейдерский наезд на Петербургский нефтяной терминал. Тема в последнее время модная. А если учесть, что один из журналистов агентства даже пострадал от кулака неизвестных негодяев, предав огласке факты незаконного передела собственности, то к рейдерам у расследователей отношение особое. Почти душевное. Не потому ли эта тема выходит на первый план, когда слушаются резонансные преступления? По мнению агентства, специалисты оценивают стоимость ПНТ в 600 миллионов долларов, что якобы вызвало интерес к объекту со стороны ОПГ Бадри ("Тамбовское ОПС"). А Сергей Васильев, понятное дело, противился возможному рейдерскому наезду. Не станем подвергать сомнению профессиональную осведомленность уважаемых коллег, но ни один наш источник в правоохранительных органах и спецслужбах не подтвердил факт существования в Петербурге некоего ОПГ Бадри. Не исключено, имелся в виду генеральный директор ООО "Бизнес. Капитал. Финансы" Бадри Шенгелия. Но весьма сомнительно, чтобы господин Шенгелия, который владеет целым кварталом около Московского вокзала - порядка 50 тыс. кв. м, решился бы нанимать бригаду киллеров для устранения Сергея Васильева. Мало того, что у Бадри Анзоровича есть проблемы с освобождением этих площадей из-за предстоящей реконструкции Московской-Товарной, он вряд ли может тягаться по части авторитета с Сергеем Васильевичем, который был воспет в бестселлере "Бандитский Петербург".
     
Второй вариант, предложенный читателям, - завистливые московские воротилы. Якобы в областном поселке Вырица, на малой родине семейства Васильевых, возводится особняк, воспроизводящий историческую царскосельскую резиденцию Екатерины Великой. Как пишут сотрудники информагентства, узоры чугунной решетки, золотые луковки дворцовой часовни, небесно-голубая штукатурка и снежно-белые статуи - все это почти в точности повторяет знаменитый дворец. Архитектурное великолепие должно быть скоро сдано заказчику, то есть Сергею Васильеву. Но дворец с большим земельным участком привлек внимание московских авторитетов, которые предложили за него хорошую цену, но… новый русский помещик только посмеялся над столичными покупателями. И, вероятно, горячая московская кровь взыграла настолько, что в Питер была вскоре отряжена банда автоматчиков. Конечно, журналисты излагают вторую версию куда осторожнее, но преступные козни разгневанных воротил каждый читатель может представить себе сообразно развитому воображению. Но вы можете представить, что за отказом продать собственность в ленинградской глубинке следует гангстерский расстрел?
     
Биография Сергея Васильева в любом случае не располагает к спокойному миросозерцанию. Вместе с двумя братьями - старшим Александром и младшим Борисом - он много лет считался лидером "группировки братьев Васильевых". Достаточно кликнуть это словосочетание в поисковых системах Интернета, чтобы прочесть о деятельности родственников на ниве контроля над бизнесом большим и малым. Сам Сергей Васильевич первый раз загремел за решетку по не самой почтенной в Советском Союзе статье Уголовного кодекса - "изнасилование". Затем он отбывал наказание по статье "мошенничество" - шесть лет с конфискацией имущества. Вышел в аккурат к началу "криминальной революции". Все братья в юности занимались боксом, и спортивные навыки в условиях бандитских девяностых пришлись как нельзя кстати. Чего только не приписывали братьям Васильевым и их подручным - вымогательства, угоны автомобилей, установление контроля над сутенерами, мелкими торговцами и первыми видеопрокатами. Часто упоминается, что Васильевы надолго оседлали самый известный в ту пору авторынок на проспекте Энергетиков. Не беремся утверждать, что все было именно так. Сегодня о временах бандитского беспредела ходит столько легенд - часто правду не отделить от вымысла. Но совершенно точно одно - братья Васильевы, и в частности Сергей, из поселковых мальчишек выросли, как принято говорить, в авторитетных предпринимателей.
     
В общем, в Петербурге было немало тех, кто мог помянуть братьев не слишком хорошим словом. А по мере того, как росло личное благосостояние Сергея Васильева, соответствующим становился и круг его недоброжелателей. И причин для недавнего инцидента…
     
Джигиты не прощают?
     
Стрелять по Сергею Васильеву начали еще в 1993 году - тогда на улице Куйбышева был открыт огонь по его автомобилю из неизвестного оружия. Чуть позже Васильева упомянут в списке тех, кто чудом остался жив в те смутные времена - Костя-Могила, Миша Хохол, Владимир Кумарин. Одно то, что Сергея Васильевича поставят в один ряд с самыми влиятельными людьми Петербурга, может свидетельствовать - заказчик недавнего покушения должен быть из породы очень состоятельных людей.
     
До конца девяностых среднему брату удавалось успешно решать конфликтные вопросы. Проблема наметилась только летом 1999 года. Якобы тогда в гостинице "Европа" состоялась встреча (или на языке неформальных силовиков - стрелка), на которой представители "тамбовского бизнес-сообщества" выразили свое неудовольствие из-за партии импортных компьютеров. Сергей Васильев, которому, по всей вероятности, и досталась оргтехника, решил укрепить свою позицию и привел на разговор около тридцати кавказцев.
     
Джигиты убеждать умеют. И Васильев остался при своем, а заодно и при доходах с реализации компьютеров. Но будто бы лидер привлеченных кавказцев по имени Аслан оказался хитрее, чем ожидал их союзник. Время вспомнить, что через год, летом 2000 года, был убит авторитетный бизнесмен Ян Гуревский, которого причисляли все к тому же "тамбовскому бизнес-сообществу". Гуревский, если верить информации газеты "Дело №", специализировался на вопросах безопасности, был координатором программ по ликвидации физических лиц. Так вот Аслан в ходе переговоров по компьютерам как бы между делом сообщил, что некие люди Васильева имеют на Гуревского большой зуб. Расценить эти слова можно по-разному, но после устранения влиятельного "тамбовца" средний брат якобы оказался на прочном кавказском крючке.
     
Ну а после того как интересы Сергея Васильева устремились к Петербургскому нефтяному терминалу, не слишком одобрительно в его сторону начал поглядывать и широко известный в определенных кругах Илья Ильич. Иначе - Илья Трабер. Он же фактический владелец петербургского Морского порта и человек, близко знакомый с сильными мира сего. Вполне возможно, что в этих условиях Сергею Васильеву потребовался силовой альянс. Например с теми, кто уже оказал ему поддержку в конфликтной ситуации с "тамбовцами" - Асланом и Джафаром. Хотя джигиты - люди небедные, но цену подобному союзничеству знают. И исчисляться меньше чем в десятки тысяч "зеленых" она вряд ли может. Не солидно.
     
Но время шло. Сергей Васильев богател. Стивидорный бизнес обеспечивал высокую доходность, а значит - финансовую независимость. По-видимому, с какого-то времени отпала нужда в силовом союзе с джигитами. Моджахеды, как известно, никогда не обижаются, они только злятся. Не в этой ли злости кроется причина, что некоторое время назад у Сергея Васильевича угнали шикарный "роллс-ройс"? Трудно поверить, чтобы на машину авторитетного предпринимателя решили покуситься мелкие автомобильные воришки, особенно вспомнив, что приписывалось ранее "группировке братьев Васильевых".
     
Тем не менее он решил не придавать инциденту большого значения. Силовое партнерство с джигитами, судя по всему, не возобновилось, а вместо угнанного Сергей Васильев купил себе новый "роллс-ройс". Ну, разве не оскорбление, которое следует смыть кровью?
     
"Нефтяные родственники"
     
Очень может быть, что джигитовка не имеет никакого отношения к пулевым отверстиям, которые проделали недавно киллеры в теле Сергея Васильева. А причину стрельбы нужно все-таки искать внутри ЗАО "Петербургский нефтяной терминал".
     
Обратимся к истории. В середине девяностых береговая линия Петербурга, образно говоря, отошла к Илье Траберу. Постепенно влияние авторитетного бизнесмена распространилось на стивидорные компании, как расположенные в черте Морского порта, так и вне его - например в Выборге. Потом у Ильи Ильича начались неприятности различного рода, и Трабер перебрался жить за границу. А часть своего бизнеса решил продать. Так ПНТ перешел в руки братьев Скигиных, которые к тому же были знакомы с Сергеем Васильевым. Заметим, вдобавок Дмитрий и Владимир Скигины партнерствовали с авторитетным Русланом Коляком и вполне могли обеспечить нормальную работу терминала и отбиться от каких-либо внешних посягательств на имущество. А начинался у братьев путь в большой бизнес с автомобильного рынка на проспекте Энергетиков, где были открыты фирмы по торговле и обслуживанию автотранспорта, в частности шведских иномарок.
     
У Ильи Трабера поджимало время, и, по неподтвержденным сведениям, он был вынужден согласиться на продажу терминала в рассрочку. Большую часть суммы новые владельцы заплатили сразу, а остаток собирались погасить со временем.
     
Спустя некоторое время уехал за рубеж и крупный акционер ЗАО "Петербургский нефтяной терминал" Дмитрий Скигин, где скоропостижно скончался. Как правило, уход из жизни совладельца по бизнесу почти всегда приводит к спорам о правах наследования, кадровым перестановкам, пересечениям интересов родственников и деловых партнеров. Часто спорные вопросы обсуждаются отнюдь не в судах, а для их решения привлекаются авторитетные люди, способные найти компромисс при самых сложных обстоятельствах. Сначала будто бы заинтересованные стороны пытались учесть взаимные пожелания самостоятельно. Потом на стрелку в "Европу" пожаловали серьезные переговорщики из Москвы. К сожалению, мы не знаем, какую позицию занимал при этом Сергей Васильев, но можем предположить, что, когда на кону стоит 600 миллионов долларов, договориться об их дальнейшей судьбе довольно трудно. Не совсем понятно и то, насколько успели новые владельцы ПНТ выполнить свои обязательства перед Ильей Трабером.
     
Не исключено, что сын покойного Скигина Михаил и его дядя Владимир, который контролирует парк развлечений "Вулкан", не нашли общего языка с Сергеем Васильевым. Интересно, что в 2000 году, после отъезда Дмитрия Скигина в Германию, квартира на Каменноостровском проспекте была продана некоему Евгению Южилину. По нашим сведениям, он является родственником российского олигарха Виталия Южилина, в недавнем прошлом владельца петербургского Морского порта. А если предположить, что альянс Скигины-Южилины не слишком нуждался в Сергее Васильеве с его сомнительным прошлым? У Скигиных - контрольный пакет акций крупнейшего на Балтике нефтеперевалочного комплекса, у Южилиных - огромное состояние и политический ресурс. А у братьев Васильевых - "Бандитский Петербург"? И все это в то время, когда по всей России идет зачистка влиятельных предпринимателей с не очень чистым прошлым?
     
Значит, между семействами Скигиных и Васильевых могла назреть шекспировская вендетта. Кстати, недавно в Петербурге снова объявился Илья Ильич. Говорят, он намерен надолго задержаться на родине, даже посетил Кремль, где встретил немало знакомых по девяностым годам. Близкое присутствие Ильи Трабера могло окончательно "перегреть ситуацию" между акционерами ЗАО "Петербургский нефтяной терминал".
     
Добавим, что пока что не раскрыто ни одно из трех покушений на Сергея Васильева, случившихся в последние годы, когда само слово "рейдер" еще отсутствовало в русском языке, а о строительстве загородного дворца в Вырице не велось и речи. Как не слышали в Петербурге и о таинственной преступной группировке Бадри, готовой средь бела дня открыть автоматный огонь. Но известно, что самые очевидные версии происшествия на поверку часто оказываются ложными. Или слишком конъюнктурными, как само нынешнее "рейдерство".
     
Впрочем, правоохранительные органы смотрят чуть глубже, чем сотрудники информационных агентств.
     
Павел Луспекаев