Криминал
29.01.2009

Кровавая баня в тихой «Карелии»

В астрономии есть такое понятие - черная дыра. Так именуется участок вселенной, безвозвратно поглощающий все, что в него попадает
Аналог этой космической зоны долгое время существовал в такой земной точке, как город Санкт-Петербург.Из года в год эта дыра поглощала конкретных (в прямом и переносном смысле) людей. Но если в астрономии попытки исследования черных дыр предпринимаются постоянно, то питерские исследователи, каковыми по долгу службы являются сотрудники правоохранительных органов, почему-то не хотели ее замечать. Несмотря на то, что местонахождение загадочного объекта было хорошо известно: правый берег Невы, Красногвардейский район Петербурга, гостиница «Карелия».

Сплетенье двух столиц

Титул криминальной столицы, закрепившийся за Петербургом с подачи московских СМИ, имел бы право на существование (уж больно часто, происходят в Питере заказные убийства), если бы не существенное «но». Организаторы большинства этих убийств живут в Белокаменной.

Поделив первопрестольную столицу еще в начале 1990-х, московские криминальные лидеры старой закалки обратили свои взоры в сторону столицы северной. Не останавливаясь на множестве прочих московских художеств на берегах Невы, выделим только те, что связаны с "Карелией".

Связь установить непросто, но реально. Эту «ариаднину нить» сплели два бывших офицера ФСБ, уволенные за коррупцию – назовем их для простоты Саша и Андрей. Их «оперуполномоченными» поработали граждане, которых почему-то принято было звать Боцман и Синий. Люди из ближнего круга Владимира Петровича Колесника, тогдашнего хозяина «Карелии».

«Плохо тем, кто не изведал всех достоинств колеса»

Так поется в популярной французской песенке. В случае с нашим «Колесом», 42-летним Владимиром Петровичем Колесником, дело обстоит иначе. Плохо как раз тем, кто его достоинства изведал. Например, искусство избавляться от разонравившихся помощников, соратников, друзей. Именно это качество подняло Колесо из «быков» в «авторитеты».

В среднем раз в полгода кто-то устранял его бригадиров и возомнивших о себе киллеров. Воробьев и Яшин, Тлигенов и Фролов, Новиков и Офтайкин, Богачев и Шатило... Многие из этих покойников начинали под руководством Колесника еще в ту пору, когда бывший боксер Володя, почти неизвестный в деловых и криминальных кругах Петербурга, прихватывал авторынок на улице Фучика (сейчас, кстати, на этом историческом рынке закрепилась семья г-на Сергея Шибанова, тесть которого Александр Комшин избрался в муниципальный совет…). По той же дороге, что и зачинатели «колесниковской ОПГ», уходили в мир иной киллеры из «воркутинской» и «казахской» группировок, якобы принимавшие подряды у Колеса. Зимин, к примеру, или Костя Туманов.

Эти имена и детали убийств были хорошо известны в соответствующих подразделениях питерского РУБОПа. Однако в данном случае борцы с оргпреступностью скрупулезно соблюдали закон: «Дайте доказательства!». Доказательств причастности Колесника к кровавым разборкам, естественно, не было. И Колесник, расположившись в просторном номере на девятом этаже «Карелии», планировал новые спецмероприятия, прогоняя через Питер партии оружия из ПрибВО.

«Но знаешь, эта черная телега имеет право всюду разъезжать»

Вчерашние соратники Колеса погибали с удивительной регулярностью. Отстрелы в «колесниковской ОПГ» напоминают энкавэдэшные разборки 1930-х, когда Ежов ликвидировал Ягоду и был ликвидирован Берией. В наши же дни вместо боссов НКВД, ЦК и ИККИ один за другим «шли под нож» авторитеты и киллеры.

Скажем, Новиков и Фролов получили свои порции свинца после того, как попытались втайне от Колеса завести собственный общак. Организовав через Яшина перевалочную базу, эти двое стали ежемесячно пригонять в Питер по 10 кг героина. Вскоре о прорехе узнал Колесо, и участь Фролова с Новиковым была решена. Первого ликвидировали Яшин и Туманов.

Второго – Туманов и Зимин. Все исполнители вскоре отправились вслед за «отработанным материалом». Ничего не поделаешь, таков порядок. Бизнес Новикова перешел к Мяснику. Курировать проекты покойников взялся респектабельный директор ресторана «Тихая жизнь». Впрочем, занимался он этим недолго. Вскоре после нового назначения директора с супругой застрелили на собственной даче.

Но самый крутняк развернулся в 2001 году. За неделю до новогоднего праздника на Цимбалинский мост был расстрелян автомобиль замдиректора охранного предприятия «Ратибор» Виктора Чуркина. Ему повезло – отделался тремя ранениями. Но надо думать, Колесо еще попытается исправить недоработку. Ведь рождественская стрельба на мосту не первое покушение на Чуркина. Три года назад тот уже получал девять пуль. Правда, киллеры были под наркотой и работу свою не доделали. Уголовное дело быстро обратилось в «глухарь». Как и эпизод на Цимбалинском мосту.

Не прошло и двух недель, как получил свое организатор покушения на Чуркина – бывший «казан» Андрей Богачев. Иначе говоря - Боцман. Долгое время они с Колесом на пару управляли «Карелией». Боцман был нужным человеком – через Синего держал связь с фээсбэшной «крышей». И чересчур на этом поднялся, начал требовать больше, чем Колесо готов был давать. Не наученный горьким опытом Новикова и Фролова, Боцман затеял странную возню вокруг колесниковского общака. Владимир Петрович решил: пора. Отметив Новый год, Боцмана отделали чугуниной, раздели и запихнули в гостиничную канализацию.

Следом пришел черед Николая Шатило. Этот человек был в группировке на особом положении - выполнял самые конфиденциальные финансовые поручения Колеса. Слишком высокие аналитические способности по понятиям Колесника, тоже должны быть наказуемы. Два месяца назад питерскую прессу обошел портрет Шатило. В траурной рамке.

Если «звезд» гасят, значит это кому-нибудь нужно

Так бы все и продолжалось без конца. Но развязка все же случилась. В «Карелии» произошли большие перемены. Девятый этаж очищен. Колеса с его людьми там больше нет. Сменилась и администрация гостиницы, прежний состав которой был накрепко повязан «колесниковцами».

Неужели правоохранители заметили, наконец, «черную дыру» на Правобережье? Увы, нет. Порядок в «Карелии» навели люди другой, мирной профессии – сотрудники Промстройбанка-СПб. Гостиница недавно перешла в ведение ПСБ, и новые владельцы первым делам разворошили гнездо на девятом этаже. Зловещая слава «Карелии» быстро изживается.

Зато у Колесника появился новый офис. В центре города, напротив собственной квартиры. Так, пожалуй, даже престижнее.

Чем же все-таки объяснить странную нерасторопность питерских правоохранителей в отношении гражданина Колесника В.П.? Четкого ответа нет, кое-что можно только предполагать. Может быть, дело в том, что Колесо со своей группировкой не принадлежат к членам легендарного «тамбовского сообщества». Они скорее враждуют с «тамбовскими» авторитетами. Между тем, уже много лет считается, что единственными бандитами в Питере являются «тамбовцы». В августе эту глубокую мысль озвучил как руководство к действию сам министр внутренних дел.

В этом плане «колесниковцы» даже вписываются в поставленную задачу. Их деятельность оборачивается реальными трупами. А на кого эти трупы повесить – уже другой вопрос.

Узнав принцип работы колесниковского конвейера, многие, наверное, даже позлорадствуют. Ведь подавляющее большинство жертв Колеса – люди ему подстать. Такие же безжалостные вымогатели и хладнокровные убийцы. Только чересчур самоуверенные, тупо идущие на бойню. Спорить с этим трудно.

Не поспоришь и с другим. Периодически обновляя звенья и шестеренки, Колесо исправно крутится. А заказать в Питере убийство не намного труднее, чем столик в хорошем ресторане. Тем временем на весь мир славят невскую «криминальную столицу». Отмытые деньги (за исключением колесниковской доли) уходят в воровской общак Города на семи холмах. Правоохранительные органы ищут «тамбовцев». Работу же за них почему-то выполняют банкиры.

Николай Васильев