Криминал
04.02.2009

Взяли берлогу

Арестован Андрей Леухин ("Бровкин", "Медведь")
Борьба с оголтелым рейдерством на берегах Невы перешла наконец от слов к делу. На минувшей неделе сотрудники УБОП задержали президента ООО «Северо-Западная финансовая группа» Андрея Леухина, более известного в Питере как Андрей Медведь.

Медведя взяли в среду вечером в китайском ресторане на углу Мойки и Гороховой. Не помогли ни быстрый «Ландкрузер», ни профессиональная охрана. Основанием для задержания послужили уголовные дела, возбужденные горпрокуратурой по 159-й статье УК – «мошенничество». Кроме того, Леухину, возможно, грозит обвинение и по 210-й статье , за «организацию преступного сообщества». Надо сказать, по некоторым данным деятельность Медведя рассматривалась как нарушение всех и всяческих понятий даже в теневом бизнесе.

Напомним, комиссия по борьбе с незаконными захватами предприятий была организована при администрации Петербурга еще год назад. Однако, согласно национальному обычаю, создание «ответственного органа», похоже, только стимулировало явление, с которым тот был призван бороться. Редкий день проходил без сообщений об очередном рейдерском беспределе. И зачастую в центре внимания специальных антирейдерских групп, сформированных в милицейских подразделениях, оказывался именно Андрей Медведь.

Леухин родился на Волге, в Тольятти, 35 лет назад. Профессиональный спортсмен-боксер, обладатель серебряного приза чемпионата Европы. В поле зрения правоохранительных органов он попал еще на родине, примкнув к молодежной рэкетирской бригаде. Затем перебрался в столицу, где, по некоторым данным, сошелся с наиболее мощной криминальной структурой – «солнцевской ОПГ». Оттуда, как представитель «солнцевских», прибыл на Северо-Запад (будучи еще не Медведем, а Бровкиным), закрепился в Царском Селе, где и обрел нынешнюю кличку.

Поначалу размах его деятельности, как свидетельствуют многочисленные источники, был относительно скромен – контрабанда табачной продукции, контроль над местными забегаловками. Но уже в середине 1990-х энергичный молодой человек вышел на новый уровень, активно включившись, по имеющейся информации, во внутреннюю разборку администрации питерского сталепрокатного завода. В итоге – два трупа (один из погибших – «противостоящий» администратор, другой – «авторитет», действовавший в паре с Леухиным) и – вероятно, первая – успешная рейдерская операция Медведя. Хотя термин «рейдерство» десять лет назад еще не звучал...

На рубеже 2000-х Леухин сошелся в Питере с окружением ныне покойного Кости Могилы, считавшегося тогда «смотрящим» от воров в законе. Среди его новых партнеров, обоснованно или нет, назывались имена Владимира Кулибабы и депутата ЗакСа Дениса Волчека. Так ли это, предстоит выяснить следствию, но якобы именно через этот канал установились связи Леухина с некими спецслужбами, наличием которых (связей) Медведь активно пользовался в своих коммерческих проектах, а в последнее время даже откровенно бравировал.

После убийства Могилы в 2003 году о Медведе начали говорить как о криминальной звезде первой величины. Он, как считалось, претендовал на место хозяина «теневого Петербурга», из-за чего якобы порвал с Кулибабой и Волчеком (по слухам, на жизнь Леухина предпринималось несколько неудачных покушений). Его интересы, по данным компетентных источников, распространились на портовые причалы, им были взяты под контроль несколько бункеровочных компаний, таможенных брокеров, холодильных комбинатов; укрепились его давние позиции в Ленобласти. По имеющимся данным, «группировка Медведя» продвинулась и в Псков, где овладела активами комбината, производящего муку и комбикорма (без трупа не обошлось и здесь). Бизнес «медведевской ОПГ» легализовывался через «Северо-Западную финансовую группу», которая, по слухам, якобы активно и взаимовыгодно сотрудничала аж с Промстройбанком Владимира Когана. Помимо экономики, Леухин заинтересовался и политикой, в 2003-м баллотировался в Госдуму (правда, безуспешно), пр едлагал свои услуги «Родине». Но Сергей Глазьев не счел возможным сотрудничать с таким союзником, да и платформа «Родины» показалась чересчур умеренной Медведю с его жесткими национал-социалистскими взглядами.

На 2005 год «медведевская ОПГ» уже считалась одной из наиболее мощных и в финансово-экономическом, и в силовом плане. К этому времени, по отзывам знающих источников, Медведь совершенно перестал соизмерять свои амбиции с объективной реальностью. Дерзость и жестокость группировки давно вошли в поговорку, имя Медведя постоянно ассоциировалось с наглыми «предъявами» и силовыми акциями. Но если раньше Медведь хотя бы понимал, с кем можно конфликтовать, а с кем лучше дружить, то в последнее время и это «достоинство» было им утрачено. Прежде источниками его доходов были крупное вымогательство, охранные услуги, сбыт товарных партий производственного назначения, финансовые операции. В последнее же время он переключился на рейдерство. Объекты и методы атак он выбирал по собственным планам, не считая нужным координироваться, учитывать чужие бизнес-интересы, кого-либо предупреждать. Если какие-то договоренности и имели место, то соблюдать их Медведь тоже не полагал обязательным. Это привело к кон фликтам с основными бизнес-сообществами Петербурга. Не говоря о конфликтах с законом и правоохранительными органами.

Предупредительный «звонок» прозвучал в конце июня, когда сотрудники УБОП провели серию обысков в офисах и на квартирах; Леухинскую «СЗФГ» обыскали дважды – и обыски оказались результативны (обнаружилось даже оружие). Несколько задержанных рейдеров стали давать показания. Судя по всему, Медведь явился главным их фигурантом.

«Новая» будет следить за развитием событий.

Сергей Глебов