Криминал
25.03.2009

"Паровоз" из Маковоза

"Паровоз" из Маковоза
Дело "Маклауда" организовано Цеповым и продолжено Пиотровским
О задержании предполагаемого лидера «братской ОПГ» Олега Маковоза широкой общественности впервые стало известно именно из газет. Это была настоящая сенсация – если верить публикациям некоторых СМИ, Маковоз со товарищи в течение нескольких лет планомерно отстреливал членов самых крупных преступных сообществ Петербурга. Руководство питерской милиции не спешило подтверждать то, о чем писали и продолжают писать все питерские и некоторые федеральные СМИ. Но и не опровергало...

Если верить этим публикациям, из нераскрытых резонансных для Питера убийств остаются разве что убийства на почве национальной розни, да еще убийство вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича. Однако через некоторое время после первых публикаций появилась информация о том, что во время обысков у задержанных по «делу Маковоза» найдены весьма специфичные боеприпасы, подобные тем, что, были использованы при убийстве чиновника. Говоря простым языком, правоохранительные органы «примеряют» на задержанных еще и убийство Маневича.

При первом впечатлении просто поражаешься наглости и жестокости «братских»! Но стоит слегка задуматься, и начинаешь сомневаться. А на ум приходит известное высказывание героя не менее известного фильма: «А часовню тоже я?» Далеко неполный список жертв «братской» ОПГ выглядит следующим образом: 1995 г., покушения на одного из предполагаемых лидеров «тамбовского» преступного сообщества Валерия Дедовских;

29.03.2000 г., убийство Павла Касаева, «казанская» ОПГ;

14.06.2000 г., убийство Яна Гуревского, «тамбовское» ОПС;

08.08.2000 г., покушение (с использованием гранатомета РПГ!) на Александра Ефимова (Фима-Банщик), «тамбовское» ОПС;

14.05.2001 г., убийство «на выезде» - в городе Альметьевск — начальника СБ «Татнефть» Александра Калягина (считался близким к «казанскому» ОПС);

25.05.2003 г., опять «выезд» - в Москве убивают одного из самых значимых в криминальном мире Северо-Запада авторитетного предпринимателя Константина Яковлева (Костя-Могила);

10.07.2003г., убийство Романа Равилова (Рома Маршал), которого считали правой рукой Кости-Могилы и который во время похорон обещал отомстить за убийство шефа.

Ведь что получается? Маковоз и «Ко» совершенно безнаказанно убивали авторитетных людей самых крупных криминальных кланов Петербурга, а все остальные представители криминальных структур спокойно смотрели на все эти безобразия и даже не пытались отомстить? Как-то это не очень вяжется с традициями того мира.

Конец империи

Несмотря на отказ официальных представителей правоохранительных органов предоставить информацию по этому делу, нам удалось кое-что узнать.

Основной фигурант по делу о «братской» ОПГ Олег Маковоз был арестован 10 марта 2004 года. Однако его аресту предшествовали некоторые события.

Сразу после смерти одного из «столпов» криминального мира Петербурга Кости-Могилы в некогда спаянной и казавшейся единой «империи» начались брожения. Фигуры, которая могла бы заменить убитого «авторитета», среди окружения Константина Карольевича не нашлось. «Империя» стала разваливаться. Зазвучали неизменные в таких случаях выстрелы и взрывы. Однако появились и те, кто не относился к окружению бывшего «императора», но под шумок решил урвать себе кусок от чужого пирога, Причем, не только у бывших подданных Кости-Могилы. Ведь баланс сил и сложившиеся расклады в Петербурге сильно нарушились, и в этой мутной воде можно было выловить неплохую рыбку.

Одним из тех, кто решил половить бизнес-рыбку, по некоторым данным, стал Роман Цепов. Как мы уже упоминали, сперва ныне покойный «серый кардинал» вроде бы поучаствовал в разделе имущества Руслана Коляка. Вполне возможно, что и еще где-то успел прокрутиться. С его-то возможностями и связями в ГУВД и ФСО!

По словам «главного киллера» всех времен и народов Олега Маковоза, Цепов наведывался к нему летом 2003 года и весьма настойчиво предлагал «партнерство». Попросту говоря, крышу. Маковоз поставлял в Финляндию лес из Сибири, а также был связан с фармакологическим бизнесом, являясь учредителем одного из химических заводов.

Криминальные расклады

Здесь стоит вспомнить кое-что из новейшей истории «бандитского Петербурга». На заре становления бизнеса и времени накопления первоначального капитала в Питере существовало довольно много команд, претендовавших на свою долю петербургского пирога. Казанские, пермские, тамбовские, мурманские (по названиям городов), малышевские, кирпичевские (по фамилиям лидеров), акуловские, ефимовские, группировка Маленького (по кличкам лидеров) – это далеко не полный перечень питерских группировок. Но в результате криминальных войн и деятельности правоохранительных органов в городе осталось две наиболее значимые силы: «тамбовские» и «могиловские».

Лидером «тамбовских» некоторые представители правоохранительных органов считали Владимира Барсукова (Кумарина). Сам Владимир Сергеевич (он числился вице-президентом Петербургской топливной кампании, а в настоящее время оставил эту должность и занимается лишь общественной деятельностью), во всяком случае, официально, всегда отрицал всякую связь с какими бы то ни было преступными сообществами. Ну а лидером «могиловских», соответственно, считался Константин Яковлев.

В конце 90-х в Питере довольно часто гремели выстрелы и взрывы. Наши источники утверждают, что шла война за влияние в городе между «тамбовскими» и «могиловскими». И с той, и с другой стороны' погибло довольно много народу. В тот же период пострадал и Владимир Барсуков (Кумарин). В результате покушения он едва остался жив, но лишился руки.

В конце концов, лидеры обоих сообществ встретились за столом переговоров, и война (во всяком случае, настолько явная) прекратилась. По нашим данным, бизнес в Петербурге и окрестностях был поделен. С тех пор и стало считаться, что если исконный бизнес «тамбовских» - топливо, то у окружения Кости-Могилы такой «фишкой» стал фармацевтический бизнес. Само собой, оба сообщества не ограничивались только этими направлениями деятельности, но речь сейчас не о том.

«Крышовая» идея

Олег Маковоз сообщил нашему корреспонденту, что когда он занялся фармбизнесом, с «могиловскими» у него сложились вполне ровные отношения. К тому времени, в конце 90-х, бывшие бандиты (кто выжил или не сел на нары в процессе накопления первоначального капитала) стали более гибкими. А потому с ними стало возможно договориться. У Маковоза была собственная охранная фирма «Илтис», созданная в 1996 году для охраны лесного бизнеса. Так что крыша ему не требовалась. Особой конкуренции на рынке госзаказов и эксклюзивных поставок лекарств в Петербург Маковоз не составлял. На чужой каравай рот не разевал, но и свой бизнес держал крепко. И его оставили в покое, война была никому из авторитетов не нужна.

Со смертью Костй-Могилы баланс сил нарушился. В новой действительности у некоторых серьезных людей появилась возможность значительно расширить собственное влияние на бизнес Петербурга, подминая под себя тех, у кого не было солидной крыши над головой. Скорее всего, Роман Цепов тоже решил расширить свой бизнес. И с этой своей «идеей» он и пришел к Маковозу.

«Главный киллер» Петербурга с предложениями Цепова не согласился. И тогда «серый кардинал», по словам Олега Маковоза, пригрозил ему проблемами с правоохранительными органами. Но в то время Маковоз уже работал в управлении Госстроя, собирался баллотироваться в Госдуму, а потому не придал словам визитера должного внимания. Как оказалось, зря.

Позже, уже из материалов по расследованию деятельности подозреваемого Маковоза и еще нескольких лиц, которых следствие считает членами «братской» ОПГ, выяснится, что за Маковозом пустили наружку. По некоторым данным, наружное наблюдение было установлено личным распоряжением начальника криминальной милиции ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти Владислава Пиотровского.

Ментовские перетасовки

Год назад по Петербургу ходили даже не слухи, а уверенные заявления сотрудников правоохранительных органов о том, что Пиотровского в кресло начкрима посадил именно Роман Цепов. К тому времени он, видимо, действительно приобрел такой вес, что мог «назначать» на высшие должности в силовых ведомствах Петербурга своих людей.

Известен, к примеру, такой случай. Весной 2003 года тогдашнему начальнику криминальной милиции Александру Смирнову позвонили из МВД и сообщили, что подписан приказ о присвоении ему звания генерал-майора милиции. Дело было в пятницу вечером, но слух моментально разнесся по городу, и все выходные Сан Саныча (как в кулуарах его называют подчиненные) поздравляли с новым званием. Однако в понедельник Смирнову опять звонят из Москвы и сообщают, что новое звание придержано. Мол, пройдет празднование 300-летия Петербурга без эксцессов, тогда и получишь генерала.

Празднование прошло, потом ушел с поста губернатор Владимир Яковлев, а потом... предложили уйти и Смирнову. Сан Саныч сейчас занимает должность федерального инспектора по Петербургу.

И много позже информация о той давней истории (с отменой приказа о присвоении звания генерала) стала просачиваться в некоторые слои питерского общества. Оказалось, что пока Александр Смирнов выслушивал поздравления, некоторые люди времени зря не теряли. По слухам, Цепов и нынешний начальник ГУВД Михаил Ваничкин приложили гигантские усилия, дабы приказ о присвоении звания был аннулирован.

Видимо, Роман Цепов уже весной 2003 года вынашивал планы продвижения на один из ключевых постов в ГУВД своего человека. Ну а Ваничкин мог посчитать, что пользующийся заслуженным авторитетом среди сыщиков Александр Смирнов может претендовать на его место. Так это или нет, но сейчас мы видим то, что видим. Смирнова из милиции «ушли», а на его месте угнездился Владислав Пиотровский.

«Вам гранатомет нужен?»

Именно Пиотровский, по словам наших источников, санкционировал слежку за Маковозом. И в процессе этой слежки сотрудники милиции выяснили, что они не единственные, кто интересуется его передвижениями. О «коллегах» было доложено «наверх», а оттуда, по некоторым данным, была спущена команда: «Не вмешиваться!»

Результат невмешательства стал известен 14 октября 2003 года. На Северном проспекте Петербурга автомобиль Маковоза был расстрелян из автоматов. Оба его охранника получили ранения. Сам Маковоз, обладающий хорошей реакцией, - он мастер спорта по дзю-до, – сумел пригнуться и спрятаться под «торпеду» автомобиля. А затем выполз из машины, стараясь не попасть на линию огня, и убежал.

Впрочем, через несколько месяцев СМИ, учредителем которых являлся Роман Цепов, заявили, что Маковоза в машине не было. Мол, он сам на себя организовал покушение. Но даже в тех материалах дела, которые нам прокомментировали источники в правоохранительных органах, нет никаких доказательств этой версии. Впрочем, там нет доказательств, еще много чему...

А адвокаты заявляют, что в квартире Маковоза, куда он бросился сразу после покушения, висит кожаная куртка. И якобы на спине этой куртки ясно видны следы от пуль, которые, не задев самого Маковоза, исполосовали его куртку.

Как ни странно, эта куртка следствие не заинтересовала. Оно и понятно - ведь наличие этих следов не укладывается в такую стройную версию об имитации покушения и всех последовавших событий. Но это не единственная странность, которую допускают правоохранительные органы в деле.

Во-первых, по неподтвержденным правоохранительными органами данным, во время слежки за Маковозом (а заодно и за «коллегами») сотрудники милиции установили тех, кто «работал» параллельно с ними. А затем поставили на прослушку телефоны «коллег». И вот незадолго до покушения на Маковоза прослушка выдала некий разговор, примерно, следующего содержания:

– Ну и долго вы там будете возиться? Вам что, гранатомет нужен?

– Да успокойся, скоро уже...

Как нетрудно догадаться, на одном конце мобильного «провода» были «топтуны». Анавтором... женщина. Жена некоего Дениса Долгушина. Мы еще раз заметим, что данная информация не подтверждается правоохранительными органами. И, конечно, у нас нет копий уголовного дела. Хотя имя Долгушина нам знакомо, но о нем чуть позже. А пока хотелось бы сказать еще об одной странности в этом деле.

По информации от адвокатов, сотрудники милиций, осуществлявшие слежку за Маковозом, 14 октября 2003 года находились в непосредственной близости от совершения преступления. И если принять это на веру, то получается, что органы, призванные предотвращать и охранять нас от любых преступлений, спокойно наблюдали, как некие люди достали автоматы и прямо на улице изрешетили автомобиль?

Цена свободы

Исполнители покушения на автомобиль Маковоза были задержаны в течение суток. Завидная оперативность! Но если допустить, что места проживания будущих киллеров были заранее установлены, не так уж и удивительно. А дальше дела завернулись совсем неожиданно.

Эти «вредные» цифры статистики

Во всем этом имеется еще один немаловажный вопрос: если «дело Маковоза» организовал Роман Цепов, то после его смерти оно должно было развалиться. Во всяком случае, именно такой ход событий подсказывает логика. Но оно не развалилось, а, наоборот, набирает обороты, выплескивающиеся на некоторые газетные полосы все новыми подробностями о деятельности «братской» ОПГ. Ну и кому же теперь выгодно поддерживать общественный интерес к этому делу?

Если внимательно проанализировать статистику деятельности ГУВД Петербурга и области за последний год, то сам собой напрашивается вывод, что громкое дело необходимо Владиславу Пиотровскому. И ему, скорее всего, неважно, доживет ли до суда хоть что-то из того, в чем обвиняют близкие к начкриму ГУВД СМИ предполагаемых членов «братской» ОПГ. Главное, чтобы это «дело» просуществовало хотя бы еще несколько месяцев. До тех пор, пока не закончится реорганизация МВД. Потому что показатели работы питерской милиции за время нахождения на посту начальника криминальной милиции Пиотровского весьма сильно упали. И этому есть объяснения.

Одним из первых деяний господина Пиотровского в качестве начкрима стала реорганизация УБОПа. Целью этой встряски, как нам стало известно, было лишь одно - уйти из ГУВД Игоря Гусева, начальника 7-го, «лидерского» отдела УБОПа, разрабатывавшего главарей ОПГ. В результате помимо самого Гусева без работы остались и многие его подчиненные.

Причиной опалы начальника отдела (на счету которого были раскрытия весьма громких уголовных дел в отношении питерских «авторитетов»), стало то, что Гусев, по нашим данным, посмел взять в разработку Романа Цепова. Впрочем, не только его.

«Странные» связи главного сыщика Питера

Как следует из материалов дела, некоторое время назад рассматривавшегося в Городском суде Петербурга, Седьмой отдел питерского УБОПа разрабатывал некоего Юрия Гамилко (в определенных кругах известного, как Юра Всеволожский). В процессе разработки была установлена и прослушка телефонов «объекта». И она совершенно неожиданно выплеснула в эфир имена Романа Цепова и Владислава Пиотровского.

Во время разговоров с компаньонами Юрий Гамилко, знавший о «хвосте», несколько раз заявлял, что вопрос о развале его уголовного дела решен с Пиотровским. А один раз Юра Всеволожский долгое время выяснял у некоего абонента, куда ему везти доски, предназначенные для... загородного дома Пиотровского.

Владислава Пиотровского даже допрашивали по этому поводу. Но он заявил, что никогда не слышал ни о загородном доме, ни о досках, а с Юрой Всеволожским вообще не был знаком. Однако этот случай - не единственный, когда имя Пиотровского упоминается в связи с «темными» личностями.

Так, на суде по обвинению Юрия Шутова (депутат Законодательного собрания Петербурга, обвиняется в создании банды, в заказных убийствах, разбойных нападениях, вымогательстве и т. д.) недавно был допрошен свидетель - бывший сотрудник РУБОП. Свидетель рассказал, что по одному из эпизодов деятельности «банды Шутова» он занимался расследованием заявления питерского предпринимателя Алексеева. По словам бизнесмена, у него в конце 1998-го силой забрали джип. За некий несуществующий долг. А вернуть пообещали после передачи некоторого количества американских долларов.

Так как из показаний заявителя следовало, что на него «наехала» организованная преступная группировка, делом занялся РУБОП. После нескольких телефонных переговоров с вымогателями была назначена встреча у гостиницы «Пулковская» для передачи денег. Приехавшего вымогателя задержали. А во время допроса выяснилось, что задержанный является прапорщиком милиции и... личным водителем начальника Управления уголовного розыска. ГУВД Петербурга и Ленобласти (в то время) Владислава Пиотровского. Начальник приехал незамедлительно. В процессе предварительного расследования участие милиционера в деятельности вымогателей из уголовного дела исчезло, хотя сам эпизод остался.

Но все эти сомнительные связи старшего офицера милиции не помешали ему стать вторым человеком в городском управлении внутренних дел. И, как мы уже упоминали, в первую очередь, новый начкрим ГУВД нанес удар по УБОПу, который в то время был одним из лучших в стране.

В результате реорганизации Игорь Гусев был выведен за штат, а затем и вовсе уволен. Вслед за ним из УБОПа уволилось еще несколько десятков офицеров. Что не могло не сказаться на работе подразделения. На сегодняшний день питерский УБОП, бывший когда то одним из тех подразделений МВД, которое Москва ставила в пример другим регионам, стал по показателям работы одним из худших в стране.

Создание «громкого дела»

Скорее всего, до Пиотровского, наконец, дошло, что за развал работы УБОПа его не похвалят. Да и вообще криминальной милиции похвастаться особо нечем, а ведь отчетный период все ближе к завершению...

Впрочем, около месяца назад Владислав Пиотровский громогласно заявил о раскрытии убийства 9-летней таджикской девочки. В феврале этого года преступление, носившее признаки убийства на почве национальной розни, наделало в Петербурге много шума. Под особый контроль расследование убийства таджикской девочки взяли полпред президента в СЗФО Илья Клебанов и губернатор Питера Валентина Матвиенко. И вот, наконец, Пиотровский заявляет, что убийство раскрыто, и виновные задержаны.

По нашей же информации, на настоящий момент задержаны лишь подозреваемые в причастности к преступлению. И они отнюдь не спешат признаваться в том, что участвовали в убийстве. О «раскрытии» не знают и в прокуратуре Петербурга. А по словам нашего источника, сотрудника 18-го (экстремистского) отдела питерского УБОПа «наработки имеются, но до раскрытия там как до Китая...» в известной позе.

И очень хочется спросить, когда будет раскрыто убийство правозащитника и Специалиста по экстремизму Николая Гиренко? Так и остаются «глухарями» убийства вьетнамского студента, афганского врача, сына ливийского дипломата, убийство целой семьи из трех человек летом нынешнего года в Красногвардейском районе Петербурга и еще масса других преступлений, менее общественно значимых.

В этих условиях, да еще накануне реорганизации всей структуры МВД, Владиславу Пиотровскому, чтобы иметь шанс занять хоть какой-нибудь пост в новой правоохранительной структуре, сверхнеобходимо какое-то громкое дело. Именно им и стало задержание «братской» ОПГ.


****

Нападение на журналиста, критиковавшего генерала Пиотровского

Вечером двадцать седьмого февраля в подъезде дома № 1 по Московскому проспекту было совершено нападение на собкора нашего издания Макса Леонова.

Родился 19 июня 1971 года в городе Полярный Мурманской области. В 1990 году поступил в Мурманский Государственный педагогический институт на факультет истории на заочное отделение. Профессионально журналистикой занялся с 1996 года. Работал в мурманских газетах «Недвижимость», «Акварели», «КЗ ведомости», «КЗ Все для Вас», «Вечерний Мурманск». В 2000 году был приглашен на работу в Агентство журналистских расследований в Петербурге. В 2002 году уволился. Сотрудничал со многими петербургскими и московскими изданиями. В настоящее время соб. корр. газеты «Дело №» в Петербурге, публикуется под псевдонимом Борис Ливанов.

В январе этого года в седьмом номере «Дела», основной темой которого стали нераскрытые заказные убийства в России, были опубликованы два материала, не только затронувшие расклад скрытых сил в современном Петербурге, но и пролившие свет на реальную деятельность одного из руководителей милиции северной столицы. Когда номер только ушел в распространение, еще и не успев появиться в Петербурге, на мобильный телефон автора поступил анонимный звонок человека, обращавшегося на Вы и попросившего поостеречься. Из слов звонившего следовало, что факты, преданные гласности нашим собкором, «сильно не понравились» начальнику криминальной милиции Санкт-Петербурга Владиславу Пиотровскому. С этого момента наш автор постоянно находился на связи с редакцией на случай внезапного ареста по вполне предполагаемым обвинениям. Согласно версии самого Леонова силами близких к начкриму Петербурга кадров могла быть совершена провокация. К этому моменту нам удалось получить информацию о готовящейся «акции». По предположению наших источников со дня на день Леонову могли подкинуть оружие или наркотики с целью уголовного преследования в дальнейшем. Вскоре после выхода нашего автора на постоянную связь с редакцией из источников в правоохранительных органах поступила информация о том, что мобильный телефон Леонова находится на прослушке, а за ним самим негласно установлено наружное наблюдение. Как мы склонны предполагать, план ареста нашего собкора был со временем отвергнут именно в силу постоянного контроля за ситуацией и утечки информации из окружения Пиотровского. Информация о том что Леонов находится под колпаком, не вызывала сомнения, так как методы не вполне обоснованной слежки применялись фигурантами, затронутыми в материале «Дела № 7» «Паровоз из Маковоза». Все опасения за свободу собкора Леонова сошли на нет, когда интерес к материалам «Дела» проявили представители одного из депутатов Государственной Думы РФ. Однако мы решили продолжать переписку с автором по электронной почте с периодичностью раз в два дня, обмениваясь сообщениями служебного характера. Последнее до нападения письмо из Петербурга пришло на электронный адрес главного редактора «Дела №» 23 февраля этого года.

Утром двадцать восьмого числа поступило сообщение о нападении. Фактически нападение произошло в самый первый отрезок времени, когда постоянный контакт между редакцией и журналистом отсутствовал. Таким образом, получается, что нападавшие были хорошо осведомлены об интервалах связи и сделали вывод, что постоянный контакт с редакцией прерван, когда ни 25, ни 27 числа, то есть в день нападения, электронных писем и звонков в московскую редакцию от нашего корреспондента не поступало. Именно поэтому нападение, внешне выглядевшее как ограбление, более всего напоминает покушение на убийство, неплохо замаскированное под обычный грабеж. В последний месяц и вплоть до происшествия Леонов старался находиться вне помещений только с кем-либо из знакомых, хотя бы для того, чтобы иметь свидетеля на случай внезапного ареста. В момент нападения он в первый раз после анонимного предупреждения оказался на улице один. Что позволяет нам предполагать осведомленность нападавших относительно передвижений их жертвы, характерную только при наличии наружного наблюдения. Нашу уверенность в неслучайности нападения укрепляет и тот факт, что удар был нанесен с расчетом на травмирование затылочной области головы с силой, явно рассчитанной не только на нейтрализацию жертвы. По заявлению врача, осматривавшего журналиста после нападения, удар был нанесен с силой, неминуемо приведшей бы к гибели, не пройди он по касательной. Стоит также упомянуть, что на Леонове была шапка, значительно смягчившая первый удар, но не спасшая от второго. Диагноз, установленный врачами Мариинской больницы, куда Леонов был доставлен «скорой», звучит примерно так: «Открытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, рваная рана кожного покрова левой височной области, обширная гематома затылочной части черепа, обширная гематома лобной части черепа в районе правой брови, обширная гематома левой кисти, гематома левого предплечья».

Как пояснил врач, зашивавший рану на голове, удары (их, по мнению врача, было, как минимум, два) наносились строго в затылочную часть черепа. Первый смягчила шапка, а второй мог прийтись уже на падающего человека и потому прошел вскользь. Впрочем, нападающие (если их целью действительно было убийство) могли решить, что цель достигнута. Из рваной раны на голове обильно текла кровь. За час-полтора, которые Леонов пролежал без сознания в подъезде дома № 1 на Московском проспекте, крови вытекло не менее полутора литров.

После посещения больницы Леонов, отказавшись от госпитализации, уехал домой. Из практики мы знаем, что о подобных травмах сотрудники больницы и «скорой» обязаны сообщать в милицию. В больнице нас заверили, что телефонограмма в милицию была направлена. Но до сих пор никто из сотрудников правоохранительных органов интереса к Леонову и произошедшему с ним не проявил. В отделе внутренних дел по месту жительства нашему журналисту сказали, что заявление необходимо подавать по месту совершения преступления. А доехать до отдела, на чьей «земле» произошло нападение, Леонов пока не может по вполне понятным причинам. Впрочем, нам стало известно, что некоторые сотрудники милиции все-таки пытаются выяснить возможные подводные течения этого происшествия.

Мы не склонны утверждать, что нападение на нашего корреспондента - заранее спланированная акция и связано с его профессиональной деятельностью. Вполне возможно, что имело место совпадение, и Макс Леонов стал жертвой обычного разбоя. Но слишком уж много совпадений прослеживается в этом деле...

За всеми событиями в этом пока неясном деле мы будем пристально следить.

Источник: Компромат.ру