Криминал
07.12.2009

Громкое дело Тишенкова

В Тюмени арестован бывший «вор в законе» по кличке Ганс
11 ноября в Тюмени был задержан местный криминальный авторитет, бывший «вор в законе» Юрий Тишенков, более известный в уголовной среде по кличке Ганс. Арест Тишенкова стал отголоском кровопролитных войн, которые он вел за власть над криминальным миром Тюмени. Согласно источнику в следственном управлении следственного комитета при прокуратуре РФ по Тюменской области, Гансу предъявлено обвинение в организации убийства Владимира Гарманова.

Убитый Гарманов в начале 90-х годов был одним из «бригадиров» преступной группировки Тишенкова. Пока Ганс скрывался в Москве после покушения, совершенного на него 21 июня 1993 года в холле дома быта «Сибирь», среди его подчиненных начались брожения. Несколько участников его группировки, в том числе Владимир Гарманов и Александр Бабанов, выразили намерение выйти из-под опеки Тишенкова и вести дела самостоятельно. Ганс, пытаясь предотвратить объединение своих «бригадиров» против него самого, приказал доверенным лицам ликвидировать отступников.

17 августа 1993 года он снова едва не погиб в результате второго за лето покушения. Отделавшись ранением в живот и потеряв личного телохранителя, Ганс поручает заказ на устранение Бабанова и Гарманова некому уголовнику, сбежавшему из СИЗО Тобольска. От неизбежной смерти их спасает арест в декабре 1993 года по обвинению в бандитизме.

Сам Тишенков, проходящий по тому же делу, был задержан в Москве в марте 1994 года. В общей сложности его группе было вменено совершение 11 умышленных убийств. В декабре 1997 года городским судом Тюмени Тишенков был приговорен к 6, а его бывшие соратники – Бабанов и Гарманов – к 8 годам строгого режима.

Освободившись весной 2000 года, Ганс довольно быстро занял лидирующее положение в криминальном мире Тюмени. Грузинские «воры в законе», обосновавшиеся к тому времени в регионе, решили сделать на него ставку. Состоявшаяся летом того же года «коронация» Тишенкова еще больше укрепила его позиции.

К моменту выхода на свободу Гарманова и Бабанова Ганс стал для них недосягаем, а они, напротив, превратились для него в легкую мишень. В декабре 2001 года Владимир Гарманов был убит. Бабанов, опасаясь такой же участи, уехал в Москву, а оттуда в Грузию, к «вору в законе» Нугзару Эргемлидзе, имевшему в Тюмени наибольший вес. По оперативным данным, Бабанову тоже был обещана «воровская корона» – его инаугурация ожидалась весной 2002 года, однако в последний момент этим планам не суждено было сбыться.

Тем временем Тишенков стремительно наращивал свои силы, включая в зону своего влияния все новые территории. Со временем его аппетиты стали раздражать «воров в законе» в соседних с Тюменью областях. В частности, у Ганса возникли острые противоречия c московскими и екатеринбургскими «ворами» на почве передела сфер влияния в приграничных с Казахстаном районах, через которые проходят каналы поставок наркотиков и контрабанды, а также контроля над таможенными постами.

31 января 2008 года этот конфликт был вынесен на всеобщее обсуждение в Москве, однако Тишенков приглашение на «сходку» проигнорировал. В отсутствии Ганса было принято решение о заочном приостановлении его «воровских» полномочий. 16 апреля того же года приостановление короны обернулось ее лишением, о чем был составлен соответствующий прогон, подписанный рядом представлявших уральский регион «воров в законе», таких как Азат, Зятек и Вятлаг.

Поговаривают, что у последнего имелись личные счеты с Гансом, которому он не простил личное оскорбление, нанесенное несколько лет назад в присутствии других «воров». Зятек же «положил глаз» на обширное хозяйство Ганса, втайне желая замкнуть на себя подконтрольные ему денежные потоки. «Воровской прогон» был написан в присутствии «смотрящего» за Тюменью Сергея Патрушева и одного из самых заклятых врагов Ганса – того самого Александра Бабанова, которого стали прочить на его место. По оперативным данным, низложение Тишенкова открыло Бабанову прямой путь к «воровскому» сану.

Сейчас оставленный «вне воровского» Тишенков содержится в одиночной камере, гарантирующей ему безопасность. По поводу него от Бабана и Патрушенка был написан «прогон», предписывающий каждому честному арестанту при встрече с ним поступить в соответствии с решением массы «воров». Спрос будет даже с тех, кто поможет ему чаем…