Криминал
14.12.2009

«Авторитет» попросил увидеть в себе «что-то человеческое»

Кемеровского вора в законе, обвиняемого в убийстве, прокуратура потребовала посадить на 12 лет
В Новосибирске состоялись прения сторон на судебном процессе по делу вора в законе Геннадия Макоши (Гена Кровавый). Макоша некогда был весьма влиятельной фигурой в криминальном мире Кемеровской области: в середине 1990-х годов он объединил уголовников, недовольных политикой кавказских кланов, хозяйничавших в Кузбассе. Сейчас 66-летний «авторитет» обвиняется в бытовом убийстве. Представитель гособвинения просил суд назначить наказание в виде 12 лет лишения свободы. Адвокат Макоши призвал оправдать его клиента, а сам подсудимый заявил, что не будет обжаловать приговор, каким бы строгим он ни был.

Вчера в Новосибирском райсуде председательствующий в процессе Олег Карпец объявил о завершении судебного следствия, и участники разбирательства выступили в прениях.

Первой слово предоставили прокурору Ольге Яковлевой. Как следует из фабулы обвинения, в мае Геннадий Макоша, намеревавшийся перебраться на постоянное место жительства в Новосибирскую область, приехал присмотреть себе дом. Остановился вор в законе в поселке Толмачево, в квартире бывшего майора армейского спецназа Евгения Иванова. Загул спецназовца и «авторитета» длился несколько дней. Пировали вместе с ними и другие жители села. А 18 мая днем в квартире был обнаружен труп бывшего офицера. Судмедэксперты установили, что Иванов скончался от ножевых ранений в шею, смерть наступила приблизительно за восемь часов до обнаружения трупа. Как раз в это время Макошу видели выходящим из квартиры собутыльника. На одежде подозреваемого эксперты нашли следы крови. Ее происхождение, согласно заключению специалистов, возможно от потерпевшего.

Собранные доказательства, по мнению прокурора, позволяют сделать вывод о виновности Макоши в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Смягчающие вину «авторитета» обстоятельства гособвинение не привело, отягчающими просило признать рецидив преступления (первый раз Гена Кровавый сел еще в 1961 году, последний, седьмой раз — в 2003 году). По мнению прокурора, 12 лет строгого режима — достаточный срок для исправления и перевоспитания Макоши.

Гособвинителя сменила адвокат Ирина Шнайдер. Она совершенно по-другому описывает происшедшие события. По версии защиты, среди ночи обвиняемый пошел в магазин за водкой, а когда вернулся, бывший спецназовец был уже ранен. Оказывая ему помощь, Макоша и запачкал свои вещи в крови. Доказательства, которые представило следствие, считает адвокат, подтверждают лишь то, что ее подзащитный был в доме. Отсутствует, по мнению госпожи Шнайдер, в версии следствия и мотив преступления: вещи спецназовца остались на месте, не было между собутыльниками и ссор — согласно свидетельским показаниям, из квартиры Иванова доносились звуки баяна и гитары, задушевные песни. Поскольку, считает защитник, следствие не представило ни одного прямого доказательства, уличающего Макошу в убийстве, «авторитета» следует оправдать.

«Наверное, у Гитлера столько врагов не было, сколько у меня», — начал свое выступление в прениях обвиняемый. Его речь получилась сумбурной и длилась дольше, чем выступления прокурора и адвоката вместе взятые. Говорил «авторитет» на тюремной «фене» — о покушениях, которые ему пришлось пережить, своих судимостях, воровских традициях и понятиях. «В моем сознании не укладывается, как можно расправиться с человеком, который меня приютил?» — возмутился Макоша. Судье он обещал, что не будет обжаловать приговор, каким бы строгим тот ни был. «Я никогда в жизни ни на кого не жаловался», — заявил обвиняемый. По словам Макоши, он «не разочаровался в людях», а в «нем самом осталось еще что-то человеческое». Тут же обвиняемый припомнил, что как-то приятели предложили зарезать мужчину, совершившего на него покушение, но он запретил.

17 декабря Геннадию Макоше будет вынесен приговор.