Фото
27.07.2016

Визит к Бельянинову в поисках контрабанды

Визит к Бельянинову в поисках контрабанды

  • Андрей Бельянинов. Фото Getty Images
Конфликт между кланами ФСБ окончился обыском у шефа ФТС
Общеизвестно,  что так называемая «борьба с контрабандой и ее крышеванием» по сути своей красивая формула, призванная. закамуфлировать подковерную борьбу между кланами Федеральной службы безопасности, жертвами которой в частности стало руководство Службы экономической безопасности этого силового ведомства. Как говорится, «лес рубят — щепки летят», и руководитель ФТС Бельянинов имеет, и будет еще иметь новые большие неприятности из-за новой компании внутри спецслужбы.

Обыски на вилле и на рабочем месте шефа таможенников Бельянинова

bel1
Андрей Бельянинов (второй справа)

bel2
Андрей Бельянинов (второй справа)

bel3
Андрей Бельянинов (слева)

Как сообщет "Ъ", после вчерашних обысков, проведенных сотрудниками ФСБ и СКР по уголовному делу о контрабанде, может быть поставлена точка в карьере Андрея Бельянинова, в течение десяти лет руководящего Федеральной таможенной службой (ФТС). Главу ФТС решили проверить на причастность к нелегальным поставкам в Россию элитного алкоголя. 

Деньги в обувных коробках

5
Бельянинов достает коробки

6
В коробках Бельянинова - валюта


4
Очень много валюты!

Вчера ранним утром сотрудники управления собственной безопасности ФСБ и следователь по особо важным делам СКР Сергей Новиков, которые еще недавно разбирались в обстоятельствах уголовного дела, связанного с организацией преступного сообщества в ГУЭБиПК МВД, приехали в загородное имение директора ФТС Андрея Бельянинова в деревню Бачурино. Мероприятие, по данным источника, проводилось как неотложное следственное действие, во всяком случае суд санкцию на него не давал. Хозяину роскошной виллы, для которого визит правоохранителей стал полной неожиданностью, предложили добровольно выдать оружие, наркотики и другие запрещенные к обороту предметы, а также деньги и ценности. Ничего противозаконного у Андрея Бельянинова не оказалось, зато рубли, доллары и евро нашлись не только в сейфе, но и в коробках из-под обуви, которые участникам обыска предъявил сам хозяин дома. Помимо 9,5 млн руб., $390 тыс. и €350 тыс. в список ценностей, законность происхождения которых еще собирается установить следствие, попали старинные картины, украшавшие стены особняка, коллекция часов и драгоценностей. Глава ФТС, кстати, заявил, что это его частные накопления, которые он начал делать еще с тех времен, когда, уволившись из органов госбезопасности, занялся бизнесом, в том числе банковским.

Проведя несколько часов в особняке, оперативники и следователи СКР вернулись в Москву, где в этот момент их коллеги проводили обыски в центральном здании ФТС, расположенном на Новозаводской улице. Здесь помимо кабинета главы ведомства, по словам официального представителя СКР Владимира Маркина, их заинтересовали кабинеты и двух его заместителей. Выемки документов были проведены у заместителя руководителя ФТС Андрея Струкова, которому, согласно ведомственному приказу, подчиняются главное организационно-инспекторское управление, правовое управление и управление делами. Посетили участники оперативно-следственных действий и заместителя директора ФТС Руслана Давыдова, курирующего главное управление организации таможенного оформления и таможенного контроля, главное управление информационных технологий, а также главное управление таможенного контроля после выпуска товаров.

Тем временем еще одна группа чекистов провела обыск в офисе ООО "Страховая компания "Арсеналъ"", президентом которого является Сергей Лобанов, ранее работавший советником у Андрея Бельянинова. Сергей Лобанов, отметили в СКР, заинтересовал следствие, поскольку он выступал "учредителем не менее 15 различных фирм, деятельность которых тесно связана с ФТС России". "В ходе обысков изъяты предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела",— добавил Владимир Маркин.

После обысков Андрея Бельянинова допросили в ГСУ СКР. В ходе допроса, по данным "Ъ", следователи пытались подтвердить или опровергнуть данные, которые им в рамках досудебного соглашения о сотрудничестве, заключенного с заместителем генпрокурора Виктором Гринем, предоставил совладелец компании "Контрейл Логистик Северо-Запад" Анатолий Киндзерский.

Последний якобы сообщил, что "Контрейл Логистик Северо-Запад", оказавшаяся замешанной в крупном контрабандном скандале, получила статус уполномоченного экономического оператора (позволяет минимизировать финансовые и временные затраты на совершение таможенных операций и оптимизировать логистическую цепочку) благодаря помощи Сергея Лобанова, который вместе со своими бывшими руководителями якобы мог быть финансово заинтересован в подобном сотрудничестве. Адвокат обвиняемого Наталья Белоусова отказалась раскрывать показания своего клиента, поскольку дала соответствующую подписку следователю.

В любом случае, как сообщил источник, близкий к следствию, обыски у Андрея Бельянинова и его подчиненных проводились как у свидетелей по уголовному делу. Статус свидетеля глава ФТС сохранил и после допроса.

Речь идет об уголовном деле, возбужденном ГСУ СКР по факту "незаконного перемещения через таможенную границу алкогольной продукции в крупном размере и неуплаты обязательных таможенных платежей" (ч. 3 ст. 200.2 УК РФ). 

По версии следствия, используя особый статус и связи Анатолия Киндзерского в ФТС, они создали преступную группу, которая занималась контрабандными поставками в Россию элитного алкоголя и других товаров. Сейчас участникам группы инкриминируется контрабанда на 1,7 млн руб. В контейнерах под видом герметика в Россию из Европы переправлялся эксклюзивный коньяк Courvoisier 1912 года и другое дорогостоящее спиртное.

Адвокат Кирилл Яшенков отметил, что сумма изъятой в рамках уголовного дела якобы контрабандной партии алкоголя осталась той же, которую еще в конце марта обнародовал следователь СКР Сергей Новиков,— 1,7 млн руб.Тогда представитель следствия пояснял, что в такую цифру оценивается примерно 10% общего объема изъятого товара. По предположению стороны защиты, сумма, скорее всего, возрастет позже, когда появятся результаты назначенных в рамках уголовного дела экспертиз.

Тем не менее следует отметить, что это уже как минимум вторая попытка со стороны ФСБ и СКР найти выход на главу ФТС. Первая была предпринята еще в 2013 году. Когда чекисты на обналичке задержали предпринимателя Станислава Сорокина, который, согласившись сотрудничать с СКР, дал показания, что работает с деньгами, которые были якобы похищены при реализации контракта на поставку программного обеспечения для ФТС. Опираясь на показания предпринимателя, чекисты задержали заместителя начальника отдела планирования оснащения средствами информатизации ФТС Елену Соболеву, собираясь с ее помощью заняться уже одним из организаторов вызвавшего подозрение ведомственного конкурса — бывшим руководителем главного управления информационных технологий ФТС, а потом и представителем таможни на Украине генерал-лейтенантом Алексеем Шашаевым. Учитывая, что генерал — давний соратник главы ФТС Андрея Бельянинова, последний, очевидно, и являлся целью расследования. Однако схема с самого начала дала сбой, поскольку дама отказалась давать показания. Тем не менее на недавних прениях сторон гособвинение за особо крупное мошенничество запросило для Шашаева и Соболевой три года шесть месяцев и пять лет заключения соответственно. Предполагается, что приговор им будет оглашен 28 июля. Что касается Андрея Бельянинова, то он даже не допрашивался в качестве свидетеля по этому делу.

Кстати, по данным источника "Ъ", в производстве СКР и МВД сейчас находятся сразу два уголовных дела о "крупных хищениях" (ст. 159 УК РФ) в ФТС.

Бельянинова выдавливают с поста начальника ФТС 

После обысков появились слухи о том, что Андрей Бельянинов подал рапорт об отставке, которые официально никто не подтвердил, но и не опроверг. Впрочем, как рассказал собеседник, знакомый с ситуацией, еще весной в частном разговоре Андрей Бельянинов признавал, что "устал" от службы на посту главы ФТС, который занимает более десяти лет, однако "руководство страны не разрешало уйти". На вопрос о своем дальнейшем трудоустройстве он говорил, что хотел бы вернуться в банковскую сферу.

Напомним, крупнейшей административной дискуссией, шедшей вокруг ФТС последние несколько лет, было ее слияние с Федеральной налоговой службой (ФНС), однако именно по этой линии ожидать каких-либо атак руководству ФТС не приходилось. Напомним, с 2006 по 2015 год ФТС была отдельным правительственным ведомством — до этого таможня подчинялась Министерству экономического развития и торговли, но с приходом Андрея Бельянинова на пост главы ФТС стала подчиняться премьер-министру. По существу же ФТС (как, например, также формально "гражданский" Росфинмониторинг) более напоминала силовые ведомства президентского блока — МЧС, МВД и ФСБ. Разговоры о необходимости объединения под эгидой Минфина всех "доходных" структур власти начались еще в 2008 году, они достигли пика в 2014 году, однако проекты, неоднократно обсуждавшиеся у президента, премьер-министра и курирующего тему первого вице-премьера Игоря Шувалова, неизменно уходили "наверх" с мотивировкой о необходимости принятия политического решения — и не принимались. Ситуация достаточно незаметно поменялась летом 2015 года, когда в окружении Андрея Бельянинова неожиданно заговорили о готовности ФТС включиться в длительный процесс интеграции ФТС и ФНС: предполагалось, что он завершится в 2017 году, и именно тогда Андрей Бельянинов рассматривал отставку (собеседники "Ъ" в аппарате Белого дома подтверждали эту информацию еще весной 2016 года). При этом и в окружении Игоря Шувалова, и в аппарате правительства утверждали, что интеграция ФТС и ФНС — вопрос неприоритетный в сравнении с вопросом о переводе в ФНС администрирования страховых взносов во внебюджетные социальные фонды (Пенсионный фонд, ФОМС и ФСС), который решался до января 2016 года.

Однако 15 января указ президента N13 касался не только социальных сборов, но и переподчинения ФТС и Росалкогольрегулирования Минфину. В этот момент вопрос о том, что далее будет происходить с таможенной службой, считался более или менее решенным: процесс интеграции ФТС и других ведомств в новый "доходный периметр" под управлением Минфина и на базе технологий Федерального казначейства и ФНС должен был занять примерно полтора года, в течение которых кадровые реформы внутри таможни большого смысла не имели и даже с некоторой вероятностью тормозили бы для Минфина общий процесс. С другой стороны, никаких следов прямого сопротивления интеграции ФТС в систему Минфина не наблюдалось, а в "дорожной карте", описывающей начало создания Минфином "доходного периметра", включающего в себя все доходы и сборы в бюджет, ни ФТС, ни Росалкогольрегулирование как ведомства, которые реформа затрагивает напрямую в 2017 году, не упоминались. При этом информация о том, что Андрей Бельянинов готов уйти в отставку, появлялась в январе 2016 года — сразу после появления указа N13, однако этого не произошло. Да и особенной спешки с созданием "периметра" не было — так, федеральный закон, передающий ФНС права администрирования сборов, подписан Владимиром Путиным лишь 4 июля 2016 года — это были дополнения в Налоговый кодекс.

[gazeta.ru, 27.07.2016, "В ФТС заявили, что глава ведомства Бельянинов в плановом отпуске": Глава ФТС Андрей Бельянинов находится в плановом отпуске, передает ТАСС. Об этом заявила начальник правового правления ФТС Лариса Черкесова. При этом она опровергла сообщения о возможной отставке Бельянинова.

«Вы побольше слушайте (слухи об отставке главы ФТС). Этого просто не может быть, потому что не может быть никогда», — сказала она. — Врезка К.ру]

Андрей Бельянинов - справка

Бельянинов Андрей Юрьевич родился 14 июля 1957 года в Москве. В возрасте семи лет снялся в комедии Евгения Карелова "Дети Дон Кихота". В 1978 году окончил Московский институт народного хозяйства (ныне — Российский экономический университет) имени Плеханова по специальности "финансы и кредит".

С 1978 по 1991 год работал в Первом главном управлении КГБ СССР (внешняя разведка). Во второй половине 1980-х годов был сотрудником посольства СССР в ГДР. По данным СМИ, в ГДР познакомился с Владимиром Путиным и нынешним главой "Ростеха" Сергеем Чемезовым.

С июля 1992 года по сентябрь 1994 года — зампред правления РЭА-банка при Российской экономической академии (бывший МИНХ имени Плеханова). С сентября 1994 года — заместитель, а с сентября 1995 года — председатель правления Новикомбанка, созданного Ассоциацией ветеранов внешней разведки.

С 1999 по 2000 год занимал должности финансового директора, заместителя гендиректора ФГУП "Промэкспорт" Сергея Чемезова. ФГУП занимался продажей за рубеж военной техники. 4 ноября 2000 года указом президента назначен гендиректором ФГУП "Рособоронэкспорт", образованного при слиянии "Промэкспорта" и ФГУП "Росвооружение". С апреля 2004 года по май 2006 года работал директором Федеральной службы по оборонному заказу.

С 12 мая 2006 года — глава Федеральной таможенной службы в правительствах Михаила Фрадкова, Виктора Зубкова, Владимира Путина и Дмитрия Медведева. С октября 2011 года также возглавляет Объединенную коллегию таможенных служб государств-членов Таможенного союза. Председатель Совета руководителей таможенных служб государств-участников СНГ.

Доктор экономических наук, доктор политических наук, заслуженный экономист России. Согласно декларации о доходах, в 2015 году господин Бельянинов заработал 12,99 млн руб., его супруга — 46,7 млн руб. Награжден орденом Дружбы, также имеет орден Дружбы Республики Армения, награжден именным пистолетом Макарова "за большой личный вклад в дело укрепления безопасности Кыргызской Республики".

Женат, трое детей.

Оружейное досье Андрея Бельянинова

До 2006 года Андрей Бельянинов работал в структурах, связанных с экспортом вооружений,— в частности, в 1999 году был заместителем гендиректора "Промэкспорта" (компания занималась поставкой оружия из наличия Минобороны РФ) и в 2000-2004 годах — гендиректором "Рособоронэкспорта" (единственный поставщик финальной военной продукции за рубеж). По словам бывшего сотрудника спецслужб, в начале 2000-х доверие к Андрею Бельянинову со стороны политического руководства ввиду его давнего знакомства с Владимиром Путиным было "крайне велико", однако всю работу по выстраиванию системы военно-технического сотрудничества (ВТС) вели другие люди: в частности, первый заместитель "Рособоронэкспорта" Сергей Чемезов и вице-премьер Илья Клебанов. Выручка от оружейных контрактов при Андрее Бельянинове стабильно росла: $3,2 млрд — в 2001 году, $4,2 млрд — в 2002-м, $5,1 млрд — в 2003-м. С момента создания "Рособоронэкспорта" его руководство добивалось лишения предприятий права экспорта конечной продукции: компания инициировала проект соответствующего указа президента, однако добиться этого удалось только в 2007 году. В целом же, по словам собеседников, причастных к оружейному бизнесу, период 2000-2004 годов запомнится не только становлением системы ВТС, но и аппаратным противостоянием между гендиректором "Рособоронэкспорта" и его первым замом за право управлять оружейным экспортом. Аппаратный вес Сергея Чемезова оказался больше: на его стороне выступил тогдашний министр обороны, а ныне глава президентской администрации Сергей Иванов. В итоге Андрей Бельянинов оказался фактически отстраненным от подписания крупнейших оружейных контрактов с иностранными заказчиками. В 2004 году по решению Владимира Путина был переведен на работу в Федеральную службу по оборонному заказу, где ничем особенным экспертам не запомнился.

****

Истории конфликта силовиков

Чем ситуация вокруг ФТС напоминает дело 2000-х


В связи с обысками в ФТС эксперты вспомнили о «деле «Трех китов». Ровно 10 лет назад оно перешло в решающую стадию и привело к перестановкам во многих ведомствах. Новые скандалы также чреваты большой кадровой перетряской

«Первое, о чем я вспомнил, было «дело «Трех китов», — сказал политолог Евгений Минченко, комментируя новый виток расследования дела о питерской контрабанде, приведшего к обыскам 26 июля у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова. Таможня — это пересечение интересов нескольких силовых структур и одна из точек потенциальных конфликтов по линии ФСБ, МВД и ФТС, указывает эксперт.

Перетряска 2006 года

Ровно десять лет назад, в июне 2006 года, во​зобновилось громкое дело о контрабанде мебели для магазинов «Гранд» и «Три кита» и начались одни из самых масштабных в новом веке перестановок в силовых ведомствах. В июне 2006 года досрочно сложил полномочия генпрокурор Владимир Устинов. В том же месяце владелец «Трех китов» Сергей Зуев и другие фигуранты были арестованы. Месяцем ранее сменилось руководство ФТС: ее возглавил Андрей Бельянинов, который до этого был директором Федеральной службы по оборонному заказу.

«Дело «Трех китов» началось в 2000 году и затронуло помимо таможни практически все силовые структуры и суды.

Государственный таможенный комитет (предшественник ФТС) возбудил уголовное дело о контрабанде мебели через крупные торговые центры. По версии таможенников, поставщики мебели сильно занижали вес товаров, что влияло и на их стоимость, которая уменьшалась в несколько раз. Тогда под подозрение в контрабанде на несколько миллионов долларов попал Сергей Зуев.

Расследование дела таможня передала в Следственный комитет МВД. Но уже через полтора месяца это уголовное дело затребовала себе Генпрокуратура. Получив материалы, ведомство закрыло дело и предъявило обвинения уже следователю Следственного комитета МВД Павлу Зайцеву, а также двум сотрудникам Таможенного комитета Александру Волкову и Марату Файзулину: их заподозрили в превышении полномочий.

В 2002 году ситуация снова кардинально поменялась. В Мосгорсуде Зайцева оправдали, а дело о контрабанде было возобновлено. Годом позже Верховный суд отменил оправдательный приговор, а пересмотр дела в Мосгорсуде закончился скандалом — судья Ольга Кудешкина, которая рассматривала дело, взяла​ самоотвод и заявила, что на нее оказывает давление председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, которая, по словам Кудешкиной, требовала осудить Зайцева (Егорова обвинения отрицала). Кудешкина была отправлена в отставку, а дело передали другой судье, которая приговорила следователя к условному сроку.

В 2003 году расследование же «дела «Трех китов» было поручено вести следователю прокуратуры Владимиру Лоскутову, которого специально откомандировали в Москву из Ленинградской области (впоследствии он стал начальником следственного управления Следственного комитета по Ленинградской области). Но до 2006 года никаких активных действий по делу, кроме проведения обысков, не осуществлялось.

Ход делу был дан только в 2006 году — сразу же после того, как сменился генпрокурор. Меньше чем через две недели под арест попали пять человек, в том числе и сам Зуев. В 2008 году это уголовное дело было направлено в Наро-Фоминский городской суд, который в 2010 году вынес обвинительный приговор. Зуев был приговорен к восьми годам лишения свободы. Зайцев же еще в 2009 году восстановлен в должности, но потом уволен по сокращению штата (позже получил статус адвоката).

В сентябре того же 2006 года, через месяц после возобновления «дела «Трех китов», были уволены сразу 19 высокопоставленных чиновников: руководитель Федерального агентства по особым экономическим зонам Юрий Жданов, несколько сотрудников ФСБ, в том числе генерал-майор и генерал-лейтенант, пятеро высокопоставленных таможенников из Центрального таможенного управления, Центральной акцизной и Одинцовской таможен, советник административного департамента правительства, советник управления администрации президента по кадровым вопросам и госнаградам, замначальника ФГУП «Управделами президента».

Незаконная прослушка по «делу «Трех китов» при участии сотрудников ФСКН привела в 2008 году к отставке главы службы Виктора Черкесова, ранее входившего в ближайшее окружение Владимира Путина.

10 лет спустя

Отличие нынешней истории от «дела «Трех китов» в том, что то дело было атакой на ФСБ и в то время была другая система сдержек: ФСО было против ФСБ, а сейчас ФСО ослаблено, говорит Татьяна Становая, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий. В нынешнем же разбирательстве  именно ФСБ является атакующей стороной. Обыски в ФТС, как ранее аресты в СКР, являются последствием продолжающегося усиления Управления собственной безопасности ФСБ, констатирует Становая, что является общим трендом последних двух-трех лет на усиление силовиков, в ходе которого выигрывает наиболее мощная структура.

Становая связывает дело с атакой на руководство ФСО, традиционного оппонента ФСБ. Через одно из подведомственных ФСО предприятий получали подряды люди, арестованные в рамках уголовного дела о хищении бюджетных средств, выделенных на реставрацию культурных объектов, говорили собеседники в правоохранительных органах. В этом году после возбуждения дела глава ФСО Евгений Муров ушел на пенсию.

Это дело, как и дело ULS Global, послужило поводом и к перестановкам в ФСБ, после которых на новый уровень вышло расследование дела о контрабанде. У ФСБ давно возникли претензии к Бельянинову, утверждает собеседник, близкий к руководству спецслужбы. По его словам, оперативники из Управления собственной безопасности ФСБ проверяли главу ФТС в связи также с делом ULS Global. Кроме того, таможню всегда курировала Служба экономической безопасности ФСБ. После смены руководства и части среднего звена сотрудников у нового начальства возникла потребность навести порядок в ФТС, настаивает собеседник.

Кто идет на обострение

Собеседники в ФСБ говорят, что именно она инициировала данное таможенное дело. Однако собеседники, близкие к администрации президента, утверждают, что речь идет о гораздо более масштабном и комплексном процессе, борьбе руководителей различных ведомств.

Силовые структуры готовятся к масштабным перестановкам в руководстве страны, которые ожидают в период после выборов Госдумы этого года и перед выборами президента в 2018 году, говорят два собеседника, близких к Кремлю. По их словам, каждому ведомству важно подойти к этому периоду, продемонстрировав собственные силы и возможности. ФСБ задерживала главу Управления собственной безопасности СК Михаила Максименко, который считается близким к главе ведомства Александру Бастрыкину, а Генеральная прокуратура предписала Следственному комитету прекратить дело против Дмитрия Каменщика, приводит примеры один из собеседников. «Наверняка скоро последует ответ от Следственного комитета, но все же очевидно, что лоббистские возможности Бастрыкина ослабли», — говорит собеседник.

Понятно, что силовые структуры используют дело в своих интересах, но для государства важно благодаря этому делу дать сигнал о том, что в нынешних условиях бюджетными средствами надо распоряжаться аккуратнее, чем раньше, рассказывает другой собеседник, близкий к кремлевской администрации. По словам источника, близкого к правительству, президент еще два года назад дал сигнал чиновникам, что в условиях санкций и снижающихся возможностях бюджета нужно быть аккуратнее. «Кроме этого сейчас предстоят выборы, и важно, чтобы люди понимали, что государство ведет борьбу с коррупцией», — отмечает он.

Сигналом о том, что средства необходимо экономить, считает таможенное дело и депутат-эсэр Госдумы Михаил Брячак, который входил в рабочую группу по подсчету таможенных платежей в бюджет. «2,5 трлн руб. в год бюджет недополучал от таможенных платежей. Я обращался к нему [Бельянинову] лично, чтобы он обратил внимание на этот факт, он игнорировал это, что указывало на возможность его причастности ко всем процессам», — говорит депутат. По его мнению, толчком к новому витку расследования «стало то, что сегодня федеральный бюджет имеет огромные проблемы по поступлениям, и даже в такой коррумпированной системе, как наша, пришлось обратить на это внимание».

Нынешнее противостояние происходит на фоне разговоров о возможном укрупнении служб, в частности объединении таможни и налоговой службы, указывает Минченко. Нынешняя история может привести к масштабным кадровым перестановкам и реорганизации в силовых структурах, уверен эксперт — перегруппировка силовых структур сейчас в разгаре и будет продолжаться до конца года.

Анастасия Михайлова
Вячеслав Козлов
Михаил Рубин
Полина Химшиашвили
Елизавета Антонова​

Источник: РБК, 26.07.2016