Финансы
20.06.2016

Добрый айболит Чемезов взял новые монопольные высоты

Добрый айболит Чемезов взял новые монопольные высоты
  • Сергей Чемезов. Фото dosug.md
Структуры «Ростеха» захватили рынок плазмы крови

Там, где идет речь об государственных закупках, о конкуренции можно забыть. Тем более, если речь идет о Национальной иммунобиологической компании ("Нацимбио"). Эта дочерняя компания концерна "Ростех", создававшаяся когда-то для «обеспечения национального суверенитета России в области производства и поставок лекарственных препаратов», превратился в монополиста в фармацевтической отрасли, а от монополиста трудно ожидать чего-то дешевого или качественного. Больные же никуда не денутся, будут покупать все, предложенные им независимо от желания или нежелания. Теперь эта компания решением правительства стала единым поставщиком препаратов плазмы крови для госзакупок, сообщается на сайте pravo.gov.ru. При этом совершенно непонятно, сможет ли компания потянуть взятые на себя обязательства, или мы столкнемся с очередным примером фиктивного "импортозамещения"?

 

«Ростех» создал «Нацимбио» в 2013 году, и буквально сразу же правительство распорядилось передать ей крупнейшего в России производителя вакцин – НПО «Микроген» и госпакеты ряда фармпроизводителей, в частности, «Форт», «Синтез» (контрольный пакет принадлежал покойному основателю «СИА Интернейшнл» Игорю Рудинскому, 32% акций государства было передано распоряжением правительства в конце 2014-го). В 2014 году «Ростех» создал СП с российским поставщиком дженериков «Генфа» (в число бенефициаров входят президент «Группы А1», зять минмистра Лаврова, Александр Винокуров и его отец, бывший глава ГУП «Столичные аптеки» Семен Винокуров). Также под контроль «Нацимбио» перешел принадлежащий «Ростеху» «РТ-Биотехпром» (включает девять предприятий, работающих в биотехнологической, медицинской и фармацевтической отраслях).

 

В 2014 г. «Нацимбио» стала единственным поставщиком препаратов от туберкулеза для Федеральной службы исполнения наказаний, а в июне 2015 г. – еще и отечественных вакцин для прививок, включенных в национальный календарь. В июне 2016 г. Минюст опубликовал проект постановления, по которому Минздрав не будет закупать противовирусные препараты для заключенных, инфицированных ВИЧ и гепатитами: решается вопрос о единственном поставщике таких препаратов, сказал представитель Минюста. Представитель «Нацимбио» не стал прогнозировать, может ли компания стать этим поставщиком.

В июле 2015 г. президент России Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос о назначении «Нацимбио» единственным поставщиком лекарств против туберкулеза, ВИЧ и вирусных гепатитов (до 2020 г.) и препаратов крови (до 2025 г.). Насколько известно «Нацимбио», ни по каким другим препаратам, кроме препаратов крови, такое решение не принято, говорит в интервью "Ведомостям" ее представитель.

Согласно нынешнему распоряжению «Нацимбио» должна на свои средства построить в Кирове завод по производству препаратов крови. Совместный с итальянской Kedrion завод будет построен в 2019 г., обещали обе компании. Также «Нацимбио» приобретет долю в минском «Фармлэнде», следует из их совместного сообщения. «Нацимбио» получает контроль – до 75%, уточнил ее представитель; общие инвестиции в проекты «Фармлэнда» составят 5,5 млрд руб.

Зависимость от импорта в сегменте препаратов крови выше 90%, приводятся в сообщении «Нацимбио» слова гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова. Современные препараты плазмы крови в большинстве своем импортные, подтверждает гендиректор аналитического агентства IMS Health в России Николай Демидов. Этот рынок в России он оценивает примерно в 14,5 млрд руб. (в 2015 г.), основные поставщики – американские Baxter и CSL Behring.

Рынок препаратов из плазмы крови в России нуждался в развитии, не спорит сотрудник иностранного производителя таких препаратов. Но «Нацимбио» не сможет заместить всю импортную продукцию, она будет в том числе дистрибутором, уверен он. Монопольное положение компании только затруднит путь на рынок других отечественных разработок.