Финансы
11.07.2016

Одноклассник Мазепина приобрел немного Прохорова

Одноклассник Мазепина приобрел немного Прохорова
  • Михаил Прохоров. Фото personbio.com
«Уралкалием» заинтересовался «Уралхим»

Распродажа активов владельца груцппы "Онэксим" идет полным ходом. Кроме банка "Международный финансовый клуб", который переходит в руки Виктора Вексельберга,олигарх продал 20% "Уралкалия" белорусскому бизнесмену Дмитрию Лобяку, однокурснику по минскому суворовскому училищу Дмитрия Мазепина. Впрочем и Вексельберг не собирается останавливаться на достигнутом.

 

Друг Мазепина

 

О том, что ОНЭКСИМ продал 20% «Уралкалия» структурам, близким к владельцу «Уралхима» Дмитрию Мазепину, сообщил РБК в пятницу представитель ОНЭКСИМа Андрей Беляк.

Но представитель «Уралхима» (владеет 19,99% «Уралкалия») позже уточнил, что на самом деле покупателем стал партнер Мазепина — белорусский бизнесмен Дмитрий Лобяк. «Мы давно и плодотворно сотрудничаем с Дмитрием Лобяком и его компаниями по ряду проектов, связанных с поставками нашей продукции», — сказал он. По его словам, Лобяк имеет «богатый опыт работы в сфере минеральных удобрений»: в частности, этот бизнесмен владеет минской компанией «Юрас Ойл», официальным дилером «Уралхима» в Белоруссии.

На сайте «Юрас Ойл» говорится лишь, что она была основана в 2004 году и сейчас поставляет химическую продукцию на такие крупные химические предприятия, как Гомельский химический завод, «Гродно-Азот» и «Нафтан».

Мазепин и Лобяк могут быть давно знакомы: на сайте Белорусского союза суворовцев и кадетов можно найти информацию о том, что они одновременно — в 1985 году — окончили Минское суворовское военное училище, где даже служили в одной роте.

В России, если верить данным «СПАРК-Интерфакс», у Лобяка только один актив — 17% акций компании «Верхнекамский электромеханический завод» (ВЭМЗ), которая была зарегистрирована в Соликамске, где расположены рудники «Уралкалия». О масштабах этого бизнеса судить сложно: компания была учреждена только в июне 2016 года. Другой учредитель ВЭМЗ — Евгений Шавель (тоже владеет 17%) — также знаком с Мазепиным со времен суворовского училища.

«Искренне надеемся, что отношения между «Уралхимом» и новым акционером «Уралкалия» будут не менее конструктивными, чем с предыдущим акционером — группой ОНЭКСИМ», — прокомментировал представитель «Уралхима», подчеркнув, что Лобяк не аффилирован с «Уралхимом».

Сумму сделки представители ОНЭКСИМа и «Уралхима» не комментируют, с Лобяком или его представителем связаться не удалось.

На новостях о сделке акции «Уралкалия» на Московской бирже подорожали на 0,8%, капитализация составила 534,35 млрд руб. Исходя из этого стоимость 20% компании составила 106,87 млрд руб., или $1,67 млрд (по курсу ЦБ на 8 июля). Собеседник, близкий к одной из сторон сделки, сказал РБК, что пакет ОНЭКСИМа продан «примерно за $1,7 млрд». Но источники «Интерфакса» и Reuters утверждают, что он был продан с «существенной премией» к рынку. По их данным, акции оплачены частично деньгами, частично — за счет передачи покупателю обязательств ОНЭКСИМа по кредиту. По данным Reuters, сделку профинансировал Сбербанк. Представитель Сбербанка это не комментирует.

Доля ОНЭКСИМа в «Уралкалии» была заложена по сделке РЕПО, рассказывал ранее источник РБК. Размер долга, по его данным, составлял около $2 млрд.


На апрель 2016 года 51,05% акций «Уралкалия» было на балансе его «дочки» — компании «Уралкалий-Технология», около 40% делили между собой «Уралхим» Мазепина и ОНЭКСИМ Прохорова, еще 8,96% оставалось в свободном обращении (с тех пор эта доля уменьшилась на 0,92%).


Личные враги президента Лукашенко

 

Группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова и «Уралхим» стали акционерами «Уралкалия» в 2013 году, выкупив 47,09% акций компании у Сулеймана Керимова и его партнеров.​ Поводом для продажи стал конфликт с Белоруссией: «Уралкалий» отказался продавать свою продукцию через СП с «Беларуськалием» — Белорусскую калийную компанию (БКК, контролировала более 42% мирового рынка) и решил наращивать продажи, вместо того чтобы держать цены.

Выход «Уралкалия» из БКК спровоцировал обвал котировок мировых производителей калия и международный скандал. С резкой критикой на владельцев и менеджмент «Уралкалия» после обрушился президент Белоруссии Александр Лукашенко. А в августе 2013 года после переговоров с белорусским премьером Михаилом Мясниковичем гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер был задержан по подозрению в мошенничестве. Керимов с партнерами в итоге были вынужден продать компанию.

Неизвестно, сколько ОНЭКСИМ заплатил за свою долю в «Уралкалии» (27%). Но если он брал кредит на тех же условиях, что и «Уралхим» (19,99% обошлись ему в $3,8 млрд), то мог потратить около $5,1 млрд. В ходе одного из обратных выкупов акций, объявленных компанией, группа снизила свою долю до 20%: она продала 7% примерно за $700 млн. Еще около 1 млрд руб. ОНЭКСИМ получил в виде дивидендов, писали «Ведомости».

​В начале июня агентство Bloomberg со ссылкой на два источника сообщило, что ОНЭКСИМ ведет переговоры с «Уралхимом» о продаже доли в «Уралкалии». Один из источников отмечал, что стороны обсуждают в том числе вариант продажи доли ОНЭКСИМа непосредственно «Уралкалию». Группа хотела бы вернуть инвестированные в «Уралкалий» $4 млрд, указывал он. В середине июня источник РБК сообщил, что Сбербанк уже выдал под эту сделку около $1,7 млрд.

В случае выкупа доли ОНЭКСИМа самим «Уралкалием» долговая нагрузка компании выросла бы настолько, что превысила дефолтные ковенанты по предэкспортному кредиту, говорит аналитик Raiffeisenbank Константин Юминов. Поэтому от этой идеи отказались, полагает он. В конце апреля «Уралкалий» привлек кредит у 16 международных банков на сумму $1,2 млрд. Чистый долг компании на конец 2015 года составил $5,38 млрд, или 2,8 показателей EBITDA.

Появление белорусского бизнесмена среди владельцев «Уралкалия» вряд ли приведет к восстановлению партнерства с «Беларуськалием» по БКК, считает Юминов: сейчас наблюдается избыток мощностей по производству калия, и такой картель не сможет диктовать цены.

О том, что акционеры «Уралкалия» «почти каждый месяц» просят о встрече, президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил в конце июня. Тогда представитель «Уралхима» сказал, что «деловые контакты» с белорусским руководством и руководителями «Беларуськалия» не прекращались в последние годы. В пятницу гендиректор «Уралкалия» Дмитрий Осипов отказался от комментариев.

В начале июля газета «Ведомости» со ссылкой на источники написала, что ОНЭКСИМ распродает все российские активы, включая доли в UC Rusal и «Уралкалий», а также медиахолдинг РБК. Гендиректор ОНЭКСИМа Дмитрий Разумов, комментируя эту информацию, заявил, что «делать на основании факта переговоров вывод о «распродаже всех активов в России» некорректно».

 

Как там Вексельберг?

 

Тем временем Виктор Вексельберг продолжает наращивать свою долю в уставном капитале банка "Международный финансовый клуб" (МФК), основным владельцем которого является бизнесмен Михаил Прохоров. По данным "Ведомостей", владелец «Реновы» Виктор Вексельберг может удвоить долю в банке МФК (до 39,42%. Свою долю ему продает Абрамов, сообщили человек, близкий к МФК, источник, близкий к «Ренове», и подтвердил человек, близкий к Абрамову. Президент «Инвест АГ» (управляет активами Абрамова и президента Evraz Александра Фролова) Сергей Братухин подтвердил «Ведомостям» факт продажи пакета в МФК.

В конце июня в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) поступило ходатайство о получении предварительного согласия на покупку 19,71% акций банка от кипрской Winterlux Limited, которая принадлежит Вексельбергу. Информация об этом появилась в базе ведомства в четверг. Winterlux уже принадлежит 19,71% акций банка. Такую же долю готов ей продать Абрамов, указывают собеседники «Ведомостей»: ходатайство в ФАС подано по сделке именно с Абрамовым. Сделка может быть закрыта в сентябре, говорит один из них.

«Ренова» уже владеет небольшим уральским Меткомбанком (активы – 30,4 млрд руб. на конец 2015 г., банк зарегистрирован в Свердловской области), который обслуживает проекты группы, следует из информации на сайте группы.

«Ренова» считает МФК перспективным активом, объясняет интерес Вексельберга к сделке один из собеседников. Представители «Реновы», МФК и «Онэксима» от комментариев отказались.

 

МФК фактически контролирует Прохоров: у него 27,74% акций, еще 19,7% – у управляющей его активами группы «Онэксим», следует из данных Центробанка. По 19,71% у Абрамова и Winterlux, оставшиеся 13,4% принадлежат председателю совета директоров банка Екатерине Игнатовой, супруге председателя «Ростеха» Сергея Чемезова.

Михаил Прохоров также не прочь продать свою долю в банке, говорят собеседники «Ведомостей». «Онэксим» ведет переговоры о продаже всех принадлежащих ему российских активо, рассказывали два собеседника в структурах группы, человек, получавший предложение о покупке некоторых активов, человек, знающий об этом от сотрудников группы, а также знакомый Прохорова. Позднее гендиректор группы Дмитрий Разумов опроверг это, указав, что «Онэксим» «все время ведет переговоры». Группа намерена развивать свои финансовые компании, подчеркивал Разумов.

Доля «Онэксима» в банке не планируется к продаже, заявил в четверг сам МФК.

У банка сейчас непростое время. В последние несколько месяцев он переживает отток депозитов, в том числе из-за новостей, связанных с бизнесом Прохорова. Как следует из отчетности банка, корпоративные и розничные клиенты за три последних месяца забрали со счетов и депозитов в МФК 22 млрд рублей.

Компании Вексельберга не держат больших денег в МФК, кроме того, большая часть пассивов банка – вклады именно физических лиц, указывает человек, изучавший отчетность банка. Но многие физлица, держащие деньги в банке, ориентируются на репутацию конкретных акционеров, замечает аналитик «Эксперт РА» Станислав Волков, в том числе на личность Вексельберга.

 

****
 
Как Прохоров расстался с РБК

 

В середине мая ключевые управленцы РБК — шеф-редактор Елизавета Осетинская, редактор сайта Роман Баданин и главный редактор газеты Максим Солюс — покинули издание из-за давления со стороны собственника медиахолдинга. 7 июля стало известно, что объединенную редакцию РБК возглавят Елизавета Голикова и Игорь Тросников, ранее работавшие заместителями главного редактора государственного информационного агентства ТАСС. В своих публичных заявлениях новые руководители уверяют, что редакционная политика издания по-прежнему будет основана на принципах объективной и профессиональной журналистки, но сотрудники холдинга не уверены в своем будущем, многие из них считают, что такое назначение — в лучшем случае компромиссный вариант. Волна увольнений из РБК продолжается уже 2 месяца. За высшим менеджментом последовали замы редакторов, главы отделов и корреспонденты. По оценкам источников «Новой», издание уже покинуло от трети до половины всех сотрудников. Главный вопрос на сегодняшний день — сможет ли холдинг оставаться умным и независимым СМИ при таком давлении сверху и не закончится ли эта история сменой владельца и переходом издания «под крыло» государства.

Новая команда

 

Новые редакторы еще не приступили к работе и пока что занимаются распределением полномочий, их первым рабочим днем в РБК будет 14 июля. До этого момента у сомневающихся сотрудников редакции есть время определиться с тем, хотят ли они работать с новой командой. «Мы находимся в состоянии неопределенности уже почти 3 месяца — с тех пор, как прошли обыски в «Онэксим», — рассказывает один из журналистов РБК, который еще не принял это решение. — Раньше была надежда, что останется кто-то из старого менеджмента, из команды Осетинской—Баданина. Это был бы идеальный вариант, он означал бы, что издание сохранило свои традиции». В профессиональном смысле Голикова и Тросников выглядят достаточно убедительно (до ТАСС оба редактора длительное время работали в «Коммерсанте»), но неизвестно, как именно они будут выстраивать редакционную политику. «На совещании они не ответили конкретно ни на один вопрос и говорили какими-то штампами, которые можно услышать с партийной трибуны», — жалуется сотрудник. Когда в 2013 году приходила Осетинская, вспоминает журналист, она была более убедительна: «Она зачитала пункты догмы (редакционный свод правил работы журналиста) и сказала: мы работаем вот так».


На первой встрече с редакцией Голикова сравнила предыдущую редакционную политику РБК с переездом через двойную сплошную, после которого «отбирают права». «Никто не знает, где эта двойная сплошная», — добавил Тросников. В коллективе издания метафору не оценили, но похоже, что она отражает реальное положение дел — неподцензурные СМИ в России оказываются в зоне полной неопределенности. «Это игра без жестких правил, нет никаких цензурных комитетов, как в советские времена, — говорит еще один собеседник «Новой» в РБК на условиях анонимности. — Конечно, есть СМИ, которые точно знают, что им можно, а что нельзя. Но мы всегда считали, что нам можно больше, чем, условно говоря, «Коммерсанту». Вот вроде бы можно, а потом раз — и к вам приходят из ФСБ. Так что дорога нащупывается абсолютно интуитивно». Сигналов о том, что из РБК хотят сделать прокремлевское СМИ, пока не поступало — напротив, были слова о том, что нужно сохранить все лучшее, что было в издании. «Но мы готовы к тому, что, когда будут возникать очень острые темы, будет специальное обсуждение того, как их нужно подавать так, чтобы остаться на плаву, чтобы нас опять не разогнали».

Стенограмму встречи новых редакторов РБК с коллективом издания опубликовало интернет-медиа «Медуза». В ней Игорь Тросников среди прочего обращается к журналистам с просьбой не выносить содержание разговора на публику. Многие усомнились в этической стороне действий «Медузы». Журналист «Коммерсанта» Александр Черных написал на своей странице в социальной сети Facebook: «Неизвестный журналист РБК мог прямо сказать Тросникову и Лизе: «Нет, я не согласен. Я предупреждаю, что буду записывать разговор и опубликую его». Он мог сказать: «Нет, на таких условиях я не собираюсь с вами разговаривать», — и выйти. Но согласиться с условием «оффзерекод» и потом опубликовать запись — это неправильно, неэтично и нарушает вообще все. Ну а Арам Ашотович получит возможность при следующем сливе прослушки тыкать пальцем на РБК и «Медузу». По мнению Черных, публикация «подставляет кучу коллег» — при повторении похожей ситуации в будущем никто не захочет говорить откровенно. «Я тут уже пообщался с коллегами по профессии — и вживую, и в мессенджерах. Очень многие думают так же, но публично говорить об этом не хотят — возможно, не хотят портить отношения с классными, но очень обидчивыми ребятами из «Медузы»».

Чуть позже на утечку отреагировали и в руководстве холдинга. Генеральный директор РБК Николай Молибог посоветовал журналистам, передавшим «Медузе» подробности разговора, срочно «написать заявление и уйти из компании», поскольку это противоречит «ценностям бренда» РБК. Главный редактор «Московского комсомольца» и председатель Союза журналистов Москвы Павел Гусев счёл публикацию нарушением этики работы редакционных коллективов.

История взлета

 

РБК появился в 1990-х годах в виде небольшого информагентства, специализировавшегося на финансовой информации. В нулевые холдинг стал одним из наиболее посещаемых медиаресурсов в Рунете. В то же время менеджеры РБК не слишком заботились о репутации площадки: издание постоянно обвиняли в публикации заказных статей и покупке трафика. Из-за неудачных вложений владельцев в ходе кризиса 2008 года многие активы холдинга обесценились, а совокупная задолженность выросла до $235 млн. После нескольких серий переговоров владельцам РБК удалось добиться реструктуризации долга, а в 2010 году группа бизнесмена Михаила Прохорова «Онэксим» выкупила контрольный пакет акций (51%) за $80 млн. Но по-настоящему новая веха в истории издания началась в начале 2014 года, когда в РБК сформировалась новая команда под руководством Елизаветы Осетинской, Романа Баданина и Максима Солюса. Редакции журнала, газеты, сайта и телеканала были объединены, в РБК перешли многие опытные журналисты из Forbes, «Ведомостей» и других СМИ.

«Когда создавался новый РБК, все говорили: «Ну это максимум на пару месяцев, — вспоминает один из нынешних сотрудников редакции. — В результате эта история растянулась на 2,5 года — уже протянули дольше, чем задумывалось». Никаких цензурных ограничений перед журналистами поставлено не было. Единственное специальное требование состояло в том, что подавляющее большинство расследований должно сводиться к экономическим и финансовым мотивам, так как РБК — издание про бизнес. За 2 года новой команде удалось превратить холдинг в ведущее деловое СМИ, известное за счет высоких стандартов журналистики и смелого выбора тем для расследований (среди наиболее нашумевших тем — проект технологической долины МГУ под руководством «предполагаемой» дочери Путина, финансовые интересы РПЦ, гибель российских солдат на Украине, бенефициары строительных работ в Москве).

Пределы профессионализма

 

Активность холдинга начала раздражать российские власти. 14 апреля 2016 года ФСБ провела обыски в структурах «Онэксима». Официальная причина — расследование уголовного дела, связанного с банком «Таврический» (Прохоров является акционером банка МФК, который занимается санацией «Таврического»). Более реалистичная версия: «маски-шоу» в офисах Прохорова — это реакция Кремля на активное освещение медиахолдингом «панамского скандала» и публикации ряда расследований о ближайшем окружении Владимира Путина. Владельцы медиахолдинга отреагировали на сигнал достаточно предсказуемым образом. Спустя месяц вся редакционная верхушка была уволена.

Замглавы Минкомсвязи Алексей Волин объяснил увольнение топ-менеджеров РБК экономическими причинами: «Его(РБК. —А. Х.) менеджеры генерировали убытки, а не прибыль». Слова Волина не соответствуют цифрам. РБК можно назвать «токсичным» активом по политическим причинам и из-за высокой долговой нагрузки, ставшей результатом неудачной инвестиционной политики предыдущих владельцев, но текущая работа холдинга в последние годы является весьма успешной. Аудитория проектов РБК, по данным TNS Web Index, в марте составила 12,5 млн человек (практически вдвое больше, чем у «Коммерсанта» и «Ведомостей»). В 2015 году холдинг получил чистый убыток в объеме 1,5 млрд рублей, но существенная часть потерь приходится на обслуживание процентов по долгу (около $220 млн на сегодняшний день) и покрытие курсовой разницы. EBITDA группы компаний в прошлом году достигла 426 млн рублей, увеличившись за год на 59%, — по этому и многим другим финансовым параметрам РБК обгоняет медиарынок.

Практически сразу после обысков в «Онэксим» появились слухи о том, что Прохоров, не выдержав давления Кремля, готовит медиахолдинг к продаже. Потенциальным покупателем называли Национальную медиагруппу Юрия Ковальчука (главные активы — «Известия», РЕН ТВ, «Пятый канал»). В начале июля «Ведомости» со ссылкой на свои источники сообщали о намерении Прохорова распродать сразу все российские активы группы «Онэксим». Нужно заметить, что бизнесмен регулярно участвует в различных сделках, а некоторые из них готовятся по несколько лет. К примеру, недавно «Онэксим» продал 20% акций «Уралкалия» — такую возможность обсуждали больше года. Возможно, появившиеся слухи — еще один сигнал для властей, попытка «прощупать» ситуацию, а смещение команды управленцев РБК на какое-то время удовлетворит Кремль. Дальнейшая политика издания зависит от убеждений нового руководства и желания акционеров снова двигаться «на ощупь».

 

Источник: "Новая газета", 09.07.2016

 

****
 
Уголовник из "Уралкалия"

 

Приговоренный к 96,5 млн руб. штрафа за посредничество во взяточничестве бывший заместитель спикера городской думы Березников и экс-руководитель управления ПАО "Уралкалий" Андрей Мусихин проведет пять с половиной лет в колонии строгого режима. Суд заменил ему наказание со штрафа на реальное заключение, так как осужденный не смог выплатить этот штраф. Предполагаемого организатора дачи взятки, бывшего президента "Уралкалия" Анатолия Лебедева следствие пытается объявить в международный розыск.

 

Андрей Мусихин был задержан 25 июня прошлого года, после того как передал $200 тыс. заместителю начальника УФНС по Пермскому краю Виталию Макарихину. По версии СКР, взятка давалась для изменения результатов проверки пермского производителя нефтегазового оборудования ЗАО "Искра-Авигаз". Задержанный согласился сотрудничать со следствием и заявил, что является лишь посредником, а действует по поручению бывшего топ-менеджера "Интерроса" и экс-президента ОАО "Уралкалий" Анатолия Лебедева. Ленинский райсуд сначала избрал в отношении Андрея Мусихина меру пресечения в виде содержания под стражей, а потом изменил ее на залог в 25 млн руб.

В ноябре 2015 года Андрей Мусихин был приговорен к штрафу в 96,5 млн руб. Стоит отметить, что гособвинение просило назначить ему четыре года заключения и взыскать с него100 млн руб. После приговора Андрей Мусихин смог выплатить судебным приставам чуть больше 3 млн руб
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/3035164


Мотовилихинский райсуд удовлетворил представление управления Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю о замене вида наказания Андрею Мусихину со штрафа на лишение свободы. Об этом вчера сообщила Генпрокуратура РФ. "Установлено, что чиновник не исполнил приговор, вынесенный ему 6 ноября 2015 года Ленинским райсудом Перми, который признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве, совершенное в особо крупном размере)",— говорится в сообщении надзорного органа. В итоге осужденному вместо штрафа назначили пять с половиной лет колонии строгого режима.

 

Что касается Анатолия Лебедева, то его местонахождение установить до сих пор не удалось. Оперативники и следователь пытались найти его по месту жительства в Москве, чтобы провести допрос и ряд других следственных действий, в том числе и очную ставку с Андреем Мусихиным. Но дома Анатолия Лебедева силовики застать не смогли. По данным "Ъ", в итоге они опросили соседей и изъяли записи камер наружного наблюдения, фиксирующих обстановку у дома. Как считают следователи, Анатолий Лебедев может находиться за границей. Изначально имелась информация, что подозреваемый может быть в Лондоне, но ни подтверждения, ни опровержения она не получила. В итоге было вынесено постановление об объявлении Анатолия Лебедева в федеральный розыск.

Как говорят знакомые с ситуацией источники, в ходе оперативно-разыскных мероприятий было установлено, что Анатолий Лебедев находится за пределами России. Постановлением следователя ему было заочно предъявлено обвинение в даче взятки в особо крупном размере. После суд удовлетворил ходатайство о заочном аресте Анатолия Лебедева. "Материалы об объявлении его в международный розыск были направлены в Генпрокуратуру",— рассказал собеседник "Ъ". Согласно инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, постановление об объявлении в международный розыск передается в национальное центральное бюро Интерпола, которое отправляет его на исполнение в генеральный секретариат организации. Впрочем, в базе данных лиц, находящихся в международном розыске на сайте международной полицейской организации, Анатолий Лебедев пока не числится.

 

Источник: "Ъ", 09.07.2016
Подробнее:http://kommersant.ru/doc/3035164