Финансы
30.08.2016

Дырявые ковенанты Зюзина

Дырявые ковенанты Зюзина

  • Игорь Зюзин. Фото ТАСС
"Мечел" снова банкрот

Игоря Зюзина называют самым бедным российским олигархом. Имея в собственности гигантские активы он вместе с тем умудрился наростить еще больший объем долгов. Теперь проблемы предпринимателя превратились в системные проблемы государства: обанкротить такую империю невозможно по экономическим и политическим соображениям, а продолжать поддерживать ее паразитическое существование еще хуже - денег нет.

 

Корпорация "Мечел" (Игорь Зюзин контролирует с семьей 55,04% акций), реструктурировавший в госбанках большую часть из $6,8 млрд долга, все-таки нарушил ковенанты по кредитам Сбербанка. Это грозило не только досрочным погашением долга перед банком, но и необходимостью пропорционально выплатить долг госбанкам. Но "Мечел" сумел договориться с кредиторами об очередном пересмотре ковенантов. Этот год компания закончит успешно, считают аналитики, не делая долгосрочных прогнозов.

"Мечел" снизил долг на конец первого полугодия 2016 года до 445 млрд руб. ($6,8 млрд) с 487 млрд руб. на конец 2015 года, указано в материалах компании. Это произошло благодаря продаже в июне 49% в Эльгинском угольном проекте Газпромбанку (ГПБ) за 34,3 млрд руб. На август "Мечел" реструктурировал 76% долга, большая часть которого (67%) приходится на госбанки — ГПБ и Сбербанк. Долговая нагрузка "Мечела" (долг / EBITDA) сократилась до 9,5 с 11 на конец 2015 года.

Компания долго договаривалась о реструктуризации долгов, приступив к активным переговорам с банками в начале 2014 года и завершив процесс только этой весной. Но и после реструктуризации компании не удалось остаться в рамках новых ковенантов — как минимум по кредитам Сбербанка (около $900 млн). Согласно условиям реструктуризации, долговая нагрузка компании на конец полугодия и конец 2016 года не должна превышать 7,5 по отношению общего долга к EBITDA (за первое полугодие 2017 года и весь год — не выше 5,5). Аналогичные ковенанты на 2016-2017 годы и далее содержатся в соглашениях с ГПБ. Полугодовые пороги по долгам ГПБ в раскрытых соглашениях не записаны, но указано, что банки тестируют ковенанты и по итогам промежуточной отчетности.

Сбербанк вправе требовать от "Мечела" досрочного погашения долга при нарушении ковенантов, а госбанк — досрочного погашения суммы, пропорциональной той части долга, которую "Мечел" выплатит кому-либо из остальных госбанков или по синдицированному кредиту (PXF), говорится в материалах компании. В "Мечеле" заявили, что с банками "достигнута договоренность о пересмотре ковенантов после публикации отчетности за первые шесть месяцев 2016 года и обновления финансовой модели", но до согласования и подписания условий детали не раскрываются.

Олег Петропавловский из БКС полагает, что "по оптимистичному сценарию" "Мечел" может заработать за 2016 год около $1 млрд EBITDA, и с учетом возможного досрочного погашения до $400-450 млн из свободного денежного потока (у компании есть такое обязательство по механизму cash sweep) долговая нагрузка компании по итогам года будет ниже 6,5 EBITDA. Долги "Мечела" по итогам года вряд ли будут ниже 6 EBITDA, согласен Андрей Лобазов из "Атона". В сентябре ожидается падение цен на сталь, что должно привести и к удешевлению коксующегося угля (его продажи приносят свыше половины EBITDA "Мечела"), но вряд ли цены упадут ниже $100-110 за тонну, говорит господин Петропавловский. Прогноз по долговой нагрузке "Мечела" на длительный период аналитики не делают.

Весной "Мечел" договорился с госбанками о переносе погашений основного долга на период 2017-2020 годов, но в компании отмечали, что ведут переговоры и о переносе погашения на 2020-2022 годы. Финдиректор "Мечела" Сергей Резонтов вчера заявил, что компания уже договорилась об этом с ГПБ и Сбербанком, а также продолжает переговоры по реструктуризации PXF, сообщает "Ъ".