Финансы
12.10.2017

Чистосердечное охмурение Чеметова в "Маст-банке"

Чистосердечное охмурение Чеметова в "Маст-банке"

  • Юрий Пирогов. Фото из Facebook
Экс-предправления свалил всю вину на Юрия Пирогова и получил 4,5 года
Суд приговорил к 4,5 года колонии бывшего топ-менеджера МАСТ-банка Александра Чеметова. Он признал вину в выводе 5,6 млрд рублей Банк был связан с Сергеем Магиным — лидером банды по обналичиванию, через которую прошло 122 млрд рублей.

Преображенский суд Москвы приговорил к 4,5 года колонии общего режима бывшего топ-менеджера МАСТ-банка Александра Чеметова, который признал вину в растрате 5,6 млрд рублей. Такое решение приняла судья Вероника Сиратегян. Она рассмотрела дело в особом порядке — без исследования доказательств. На всю сумму хищений представитель ликвидированного банка Александр Полосин заявил к Чеметову гражданский иск.

Судебный процесс занял три дня. С декабря 2013 по апрель 2015 года Чеметов был исполняющим обязанности председателя правления МАСТ-банка, следует из обвинительного заключения, которое зачитал на предыдущем заседании представитель прокуратуры. В этот период у руководителя банка Юрия Пирогова «возник преступный умысел на растрату средств» банка, который он решил исполнить путем выдачи заведомо невозвратных кредитов подставным фирмам.

Подчиненные Пирогова, в том числе Чеметов, искали и помогали привлекать в качестве подставных заемщиков фирмы, не ведущие реальной хозяйственной деятельности, и составлять для них фальшивую отчетность; за это они получали «материальное вознаграждение» — долю от выведенных денег. Всего в схему было вовлечено 19 «однодневок». Руководитель кредитного комитета банка Елена Журавлева и начальник кредитного управления банка Наталья Желобаева одобряли «однодневкам» кредиты, несмотря на сомнительные показатели деятельности. Чеметов подписывал соглашения о кредитах. В дальнейшем средства обналичивались, а фирмы банкротились. Схема позволила банкирам «противоправно и безвозвратно обеспечить переход средств вкладчиков банка в свою собственность и распорядиться ими по своему усмотрению», — зачитал гособвинитель.

Летом 2015 года у МАСТ-банка отозвали лицензию. Центробанк тогда сообщил, что учреждение предоставляло в отчетности недостоверные данные и неоднократно нарушало требования, предусмотренные законом об отмывании доходов, полученных преступным путем. Спустя два месяца во время процедуры банкротства МАСТ-банка Центробанк нашел в его деятельности признаки еще более серьезных нарушений закона и сообщил о них в правоохранительные органы. В январе 2016 года СКР возбудил дело о растрате в особо крупном размере. Долг МАСТ-банка перед вкладчиками на тот момент составлял около 14 млрд рублей.

Чеметов был задержан и арестован в сентябре того же года, писал «Коммерсантъ». Вместе с ним под стражу попала Желобаева; в дальнейшем материалы в отношении Чеметова были выделены в отдельное производство, поскольку он пошел на сделку со следствием и дал подробные признательные и изобличающие показания. Еще одно уголовное дело против управленцев МАСТ-банка расследует МВД. По нему проходят задержанные в ​декабре Пирогов и Журавлева. Им вменяется мошенничество на 112 млн рублей и растрата 6 млрд рублей.

МАСТ-банк был звеном преступного сообщества по обналичиванию, которым руководил осужденный в декабре прошлого года Сергей Магин, утверждал «Коммерсантъ». Магин и его подельники получили до 8,5 года колонии за обналичивание более 122 млрд рублей. Разгром группы Магина называли одной из самых успешных операций Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД под руководством Дениса Сугробова; в дальнейшем Сугробов и его подчиненные получили до 22 лет строгого режима за организацию преступного сообщества в главке и многократное превышение полномочий.

[bfm.ru, 11.10.2017, "Бывшего топа Маст-банка отправили в колонию на 4,5 года": Адвокат Чеметова Денис Каленов заявил, что не согласен с приговором и намерен обжаловать его в Мосгорсуде. «Приговор считаем чрезмерно суровым, суд не учел все смягчающие обстоятельства», — сказал защитник.

По его словам, защита просила назначить подсудимому тот срок, который Чеметов отсидел в СИЗО в ходе следствия (больше года), или ограничиться условным осуждением. «Мы понимали, что может быть реальный срок, но рассчитывали, что он будет меньше — хотя бы одна треть от максимального наказания в десять лет. Чеметову дали почти половину. При наличии досудебного соглашения мы рассчитывали, что этот срок будет не больше трети от максимального — 3-3,5 года», — признался защитник.

В марте 2016 года Чеметов заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, дав показания на соучастников: бывших вице-президента банка Елену Журавлеву, начальника кредитного управления Наталью Желобаеву, а также президента банка Юрия Пирогова. Его дело суд рассмотрел в особом порядке, который позволял рассчитывать на более мягкое наказание.

В суде Чеметов признался, что когда в 2013 году через знакомого устроился на работу в банк, то сначала не знал, что участвует в противоправной схеме, но, когда понял это, было уже поздно. «Я находился в служебной зависимости от Пирогова, боялся остаться без работы и средств к существованию», — признался подсудимый. — врезка К.ру]

[bfm.ru, 27.09.2017, "Бывший топ Маст-банка рассказал, как попал на работу по знакомству": Александр Чеметов поведал, что на работу в банк он пришел после того, как в октябре 2013 года в СМИ случайно услышал о том, что его знакомый стал акционером Маст-банка. Он попросил устроить ему встречу с руководством. Тогдашний председатель правления Юрий Пирогов предложил ему вначале должность советника, а затем — зампредседателя правления. «Я, конечно, согласился, так как искал работу и был фактически безработным», — сказал подсудимый.

Впоследствии Юрий Пирогов стал президентом банка, а ему предложил на два-три месяца побыть исполняющим обязанности председателя правления. Однако пребывание в этой должности затянулось. По словам Чеметова, он получил право первой подписи всех документов, в то время как Юрий Пирогов избавился от этой функции, однако сохранил за собой право управления банком, принятия всех стратегических решений и возможности влияния на коллектив. В то время банк уже довольно часто мелькал в криминальной хронике. Подсудимый рассказал, что фактически выполнял все распоряжения Пирогова, а также Журавлевой и Желобаевой, которые работали вместе уже несколько лет. Они запретили ему общаться напрямую с работниками кредитного направления и поручили на заседании кредитного комитета поддерживать тех заемщиков, которых ему будут озвучивать.

По словам Чеметова, в его обязанность входило подписывать кредитные договоры и документы о перечислении денег заемщикам. О том, что получатели не ведут финансово-хозяйственную деятельность, он понял далеко не срезу. «Я не сразу разобрался с этой схемой и даже не предполагал, но когда понял, уже сложно было выйти. Я находился в служебной зависимости от Пирогова, боялся остаться без работы и средств к существованию», — признался подсудимый. Он не скрывал, что также опасался и уголовного преследования, ведь именно он подписывал все документы. К тому же, Юрий Пирогов убеждал его: если он уйдет, это дестабилизирует работу банка, приведет к отзыву лицензии и возбуждению уголовного дела, а первым пострадает именно он. По словам Чеметова, ему обещали назначить нового предправления, но тот все не появлялся. В завершение подсудимый добавил, что сам никогда не общался с клиентами банка и не получал вознаграждения, кроме официальной зарплаты.

Он признал вину в растрате, совершенной организованной группой (ч. 4 ст. 160 УК РФ). «А вы понимаете, что вам вменяют?», — на всякий случай спросила судья и процитировала обвинение. Оно гласило, что Чеметов взял на себя ответственность за одобрение членами кредитного комитета выдачи заведомо невозвратных кредитов. «Вы это знали?», — задала «в лоб» вопрос судья, и подсудимый снова сказал, что сначала он не знал, но потом, конечно, был в курсе — врезка К.ру]

Маргарита Алехина