Финансы
15.12.2017

Кипрско-танзанийский банк прихлопнул подставных лиц Михаила Прохорова

Кипрско-танзанийский банк прихлопнул подставных лиц Михаила Прохорова

  • Михаил Прохоров. Фото Getty images
В криминальной конторе зависли деньги председателя кооператива «Озеро», видного единоросса и Дмитрия Каменщика
Владельцу «Онэксима» Михаилу Прохорову фактически принадлежало 23 счета в кипрском филиале FBME Bank Ltd. (Federal Bank of the Middle East), закрытого в мае этого года после заявлений Минфина США. Об этом сообщает Forbes со ссылкой на The Daily Beast и конфиденциальный отчет Центробанка Кипра (CBC).

По данным издания, все счета были оформлены на подставных лиц, действовавших в интересах миллиардера. В публикации говорится, что банк знал, что фактически счета принадлежат Прохорову, но «скрыл» истинный размер средств на этих счетах ввиду того, что Прохоров на тот момент баллотировался в президенты России. После выборов, которые вновь выиграл Владимир Путин, банк начал обновлять записи и файлы.

Прохоров не обвиняется в совершении каких-либо преступлений, и для состоятельных бизнесменов нормально использовать оффшорные юрисдикции и анонимные компании, чтобы скрыть свои активы или избежать налоговых обязательств на родине, отмечает издание.

«Компании в группе взаимодействуют с десятками банков по всему миру в рамках обычного ведения бизнеса. Михаил Прохоров не просил ни один банк скрыть его активы в связи с его выдвижением на выборы в 2012 году или в каких-либо других целях», — заявил представитель предпринимателя изданию. На запрос в «Онэксиме» не ответили.

FBME обратила на себя внимание властей США после того, как Департамент министерства финансов США по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) узнал, что с апреля 2013 по апрель 2014 года банк совершил переводов на сумму не менее $387 млн. Американские власти посчитали, что эта сумма несоразмерно велика масштабам кредитной организации, и обвинили FBME в отмывании средств.

«Другими словами, он функционировал как скрытый трубопровод для перемещения по миру финансов тех, кто, похоже, пошел на многое, чтобы скрыть это», — заключает Daily Beast.

В декабре 2015 года Центробанк Кипра лишил права на работу подразделение FBME на острове. На конец 2013 года активы FBME составляли $2,7 млрд, и 90% операций приходилось на Кипр. В мае 2017 года банк уже лишился лицензии в Танзании, где располагался его головной офис. Сейчас счета всех клиентов банка заморожены.

Прохоров — не единственный россиянин, чье имя фигурирует в отчете. По информации CBC, более половины клиентов банка были гражданами России, а 16% вкладчиков банка — политически значимыми лицами (Politically Exposed Persons, PEP). В беседе с «Ведомостями» партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов указывал, что банк был очень популярен у российских клиентов из-за простого комплайенса.

Среди клиентов банка называют первого председателя кооператива «Озеро» Владимира Смирнова, «давнего друга и делового партнера Владимира Путина», и Александра Шишкина, члена партии "Единая Россия" и бывшего члена Комитета безопасности и обороны Совфеда. В июне CNN сообщало, что в FBME также зависли деньги, якобы украденные в рамках «дела Магнитского».

По данным агентства "Руспрес", еще одним пострадавшим от приостановки работы банка на Кипре стал Дмитрий Каменщик. В октябре 2016 года кипрская DME ltd, владеющая всеми операционными компаниями и недвижимостью аэропорта «Домодедово», сообщила, что она не может вывести из банка заблокированные 1,9 млрд рублей. Удалось ли компании вернуть свои средства — неизвестно.

Как отмечает автор статьи, в соответствии с новым законом о санкциях против России (H.R. 3364, именуемый также как CAATSA), секретарь Минфина США обязан в течение 180 дней после его принятия сообщить Конгрессу США о российских «высокопоставленных политических деятелях и олигархах», среди которых «наиболее значимы ... те, кто наиболее близок к российскому режиму и те, кто наиболее богат». «Похоже, что Прохоров, Смирнов и Шишкин претендуют на включение в этот список, учитывая их биографии, и особенно учитывая роль Минфина в остановке деятельности FBME», — заключает он.