Финансы
04.08.2008

Вова-снегоход - царь природы

Новый глава Росприроднадзора родом из девяностых
Мало кто знает, что назначенный во вторник руководителем Росприроднадзора Владимир Кириллов еще и писатель. В 2001 году у него вышла объемная книга под названием «Старые стены, или О чем поведали камни Выборга». Книга историческая, краеведческая, написанная, как говорят, выборгскими школьными учителями, переуступившими свое авторство Кириллову. Правда, в ней не найдешь ничего о стачке на Выборгском ЦБК, о гангстерских войнах, контрабанде на российско-финской границе или о том, почему Кириллов в определенных кругах получил прозвище Вова Снегоход. Между тем словоохотливые камни Выборга, возможно, были бы не прочь рассказать и об этом.

О чем умолчали камни Выборга

Владимир Кириллов стал главой муниципального образования «Выборгский район» в 1994 году, а спустя еще пару лет подтвердил свою власть на местных выборах. Для бывшего замполита выборгского погранотряда это был большой карьерный успех. В это время Выборг, судя по газетным публикациям, превратился в вотчину одной из питерских криминальных группировок, лидером которой считали известного Илью Трабера (Антиквара). Антиквар, в свою очередь, прославился не только любовью к старинным вещам и необъяснимым влиянием, которым он пользовался в Морском порту Петербурга, но и своими неформальными отношениями с тогдашним мэром северной столицы Анатолием Собчаком.

Кириллов, в отличие от Собчака, не очень ладил с людьми Трабера. Интересы Антиквара в Выборге представляли, как говорят, братья Сергей и Спартак Рубиновичи, местные депутаты (Сергей позднее стал спикером выборгского муниципального собрания). И вот с этими Рубиновичами Кириллов на протяжении нескольких лет находился в состоянии самой немилосердной войны. Противники переругивались в местных газетах (у каждого был свой пропагандистский рупор), судах и городской Думе, а когда Рубиновичи возглавили стачку на Выборгском ЦБК, под окна кабинета Кириллова стали регулярно приезжать люди пролетарской наружности и махать красными флагами. Однажды рабочие даже взяли кабинет Кириллова штурмом и просидели там несколько часов, пока не надоело. Времена были смутные — демократия.

Тогда же широкую известность получила история, случившаяся, говорят, с Сергеем Рубиновичем, к которому ночью в квартиру якобы наведалась хорошо вооруженная компания вместе с Константином Яковлевым (Костей Могилой, еще одним питерским авторитетом, ныне покойным). Во время этой встречи, рассказывают, и была произнесена знаменитая фраза, перекочевавшая затем в телесериалы: «Не трогайте его, — якобы сказали ночные гости хозяину квартиры. — Это наш ишак, он на нас работает».

Сегодня сложно судить, чьим «ишаком» был мэр Выборга, и был ли вообще. Но то, что при нем группа Трабера вряд ли оставалась единственной, кто претендовал на контроль над городом, расположенным на российско-финской границе, — очевидно.

В апреле 1999 года вокруг имени Владимира Кириллова разразился скандал, который вполне мог стоить ему мэрского кресла. На границе был задержан автомобиль «Урал», принадлежащий выборгскому погранотряду. В машине, как сообщали газеты, находился снегоходод Polaris — без таможенных деклараций и уплаченных пошлин. Военные, сопровождавшие машину, якобы ссылались на то, что везут снегоход Кириллову (напомним, бывшему пограничнику-замполиту). Средняя стоимость снегохода Polaris по тем временам составляла около 7000 долларов. Дознание Выборгской таможни тут же вынесло постановление о возбуждении уголовного дела, однако материал был передан в Северо-Западную транспортную прокуратуру, где, судя по всему, и затерялся. После этой истории за Владимиром Кирилловым и закрепилось прозвище Вова Снегоход.

Мафия на броневиках

Осенью 1999 года стачка на Выборгском ЦБК переросла в настоящую революцию с классовыми битвами и перестрелками. Фактически делами предприятия заправляли муниципальный депутат Виталий Киряков (председатель стачкома) и бывший военный летчик Александр Ванторин. Оба считались креатурой братьев Рубиновичей, которые нередко сами выезжали в народ на шикарных джипах. Бронированные автомобили заменяли выборгским революционерам броневики, а предполагаемая поддержка Трабера позволяла чувствовать себя уверенно.

Кириллов в этом конфликте принял сторону Александра Сабадаша, известного водочного короля и владельца «Ливиза», который выкупил бастующий комбинат от имени кипрской фирмы «Нимонор Инвестментс ЛТД». Апофеозом революции стало открытое вооруженное столкновение судебных приставов, явившихся на комбинат вместе с Сабадашем, и рабочих, возглавляемых Киряковым и Ванториным. В потасовке Сабадаш был избит рабочими, а приставы — блокированы в производственном здании и фактически взяты в заложники. Лишь общероссийский скандал, разразившийся после этого, позволил прекратить стачку. Газеты рассказывали, что этому предшествовали переговоры с участием Трабера, Рубиновичей, Сабадаша и предположительно Кириллова, в результате которых комбинат отошел к водочному королю за миллиард долларов.

Худой мир

Владимир Кириллов покинул Выборгский район в 2000 году, перейдя в правительство Сердюкова на должность первого вице-губернатора Ленинградской области. После его ухода в Выборге началась война за передел собственности. При этом существенно изменилась расстановка сил в районе: Кириллов, как говорят, помирился с Трабером, а Рубиновичи, наоборот, поссорились. С этого времени Трабер Антиквар — это третья фигура, которую нередко связывают с бывшим замполитом наряду с Костей Могилой и Сабадашем.

В том же году Рубиновичи бежали из России (старший при этом был объявлен в розыск). Вскоре эмигрировал в Испанию и сам Илья Трабер, оставив на хозяйстве, как предполагала пресса, преемника Кириллова на посту мэра — Георгия Порядина и его помощников. Сам же Владимир Кириллов, отряхнув прах лихих девяностых, стал исполнять представительские функции второго человека в области. Наверное, это было не так обременительно, как участвовать в мафиозных войнах.

Валерий Береснев