Финансы
02.03.2018

«Роснефть» теряет CEFC и ExxonMobil

«Роснефть» теряет CEFC и ExxonMobil
  • Е Цзяньмин. Фото caixinglobal.com
Тиллерсон и Е Цзяньмин лишили Игоря Сечина сна

Сразу два ключевых зарубежных партнера «Роснефти» столкнулись с обстоятельствами, которые серьезно затруднят или вообще сделают невозможным дальнейшее сотрудничество. Владелец китайской компании CEFC был задержан по подозрению в финансовых махинациях, а американская ExxonMobil окончательно уходит из российских шельфовых проектов в связи с санкциями США. По данным агентства «Руспрес»  за реализацию этих контрактов в свое время был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» сын главы нефтяной корпорации Иван Сечин.

 
Авантюрист и махинатор

 

Владелец CEFC Е Цзяньмин, как и многие другие зарубежные партнеры Игоря Сечина, оказался жуликом. О том, что компания, собиравшаяся купить 14% российской нефтяной корпорации, не настолько состоятельна, как кажется, догадывались еще когда ей не удалось найти деньги для покупки акций. Пользуясь покровительством на верхах, родственник известного китайского маршала Е Цзяньина брал на проекты CEFC средства государственных банков, но потеряв влияние в результате очередной антикоррупционной чистки, утратил и деньги, и свободу. По данным РБК,  арест Е Цзяньмина санкционировал лично Си Цзиньпин, который укрепляет свою власть в том числе через резонансные аресты.

Первым о задержании Е Цзяньмина сообщило издание South China Morning Post, отметив, что оно произошло неожиданно. «Это примечательно, быстрое падение бизнесмена, который был так влиятелен еще только три месяца назад», — подчеркивает оно. Причины личного вмешательства Си Цзиньпина  в дело главы нефтяной компании газета не называет. Официальные обвинения пока не известны, однако источники CNBC утверждают, что дело связано с экономическими преступлениями. Е Цзяньмина уже допрашивали в прошлом году, тогда же был арестован экс-министр внутренних дел Гонконга Патрик Хо, который обвинялся в даче взяток лидерам африканских стран в пользу CNBC.

О заключении сделки по продаже СП катарского QIA и швейцарской Glencore 14,16% «Роснефти» китайской CEFC было объявлено в сентябре 2017 года. Тогда глава российской компании Игорь Сечин заявил, что она будет закрыта до конца 2017 года. Стоимость контракта должна составить $9,1 млрд. Однако в прошлом году завершить сделку не удалось. Причиной стали проблемы с финансированием. $5 млрд из общей стоимости пакета CEFC должна была получить в кредит от Внешторгбанка (ВТБ) под залог акций, остальная сумма должна быть занята у Китайского государственного банка развития (CDB). Но CEFC пока не удалось договориться с китайским банком о финансировании сделки, из-за чего сроки ее закрытия сдвинулись на первое полугодие 2018 года.

Сохраняется вероятность того, что из-за расследования сделка с «Роснефтью» может быть завершена позже и этого срока. Следственные действия в отношении руководителя компании, о которых сообщили СМИ, пока не дают оснований говорить об отмене существующих договоренностей с «Роснефтью», но риски вокруг сделки, конечно, возросли. CEFC — частная компания, и финансовые организации опасаются участвовать в ней из-за следствия, возбужденного в отношении ее руководителя а также возможности попасть под санкции. Как предполагает Forbes, если CEFC не найдет финансирование, сделка, вероятнее всего, сорвется, а компанию оштрафуют. Возможно, к дополнительному финансированию сделки привлекут крупные российские госбанки.

 

Странная история

 

Вся история с приватизацией была изначально очень запутанной, источники указывают на возникающие проблемы с приватизацией госпакета, рассказывает Владимир Веденеев, начальник управления инвестиций УК «Райффайзен капитал». По его мнению, в частности об этом сигнализировал спешный поиск партнера, котором стала загадочная китайская компания CEFC, возникшая из ниоткуда, про которую и в Китае известно совсем немного.

Пока что китайская компания не может привлечь финансирование, и сделка, которая должна была закрыться в 2017 году, перенеслась на первое полугодие 2018 года и по сути зависла в воздухе. Про эту сделку известно то, что ничего не известно — ни кто выступает кредитором, ни размеры финансирования. «Таким образом, изначально схема с завершением приватизации госпакета акцией «Роснефти» была весьма непрочной и непрозрачной, понятно, что расследование и следствие, возбужденное против главы компании, добавляют репутационные риски и шансы, что сделка подвиснет до конца года», — полагает Веденеев.

С приватизацией «Роснефти» все умышленно запутано, считает Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy. Больше 5% акций остается в подвешенном состоянии (катарцы и Glencore вместе с банком Intesa) выступали тут как фиктивное прикрытие весьма сомнительной схемы. По этой схеме за «приватизацию» заплатило само российское государство (частично из денег «Роснефтегаза», которые бюджету и так причитались как дивиденды «Роснефти», а частично — помощью из ВТБ, тоже госбанка).

«Китайская компания с сомнительной репутацией была привлечена в качестве еще одной ширмы. Она должна была выступить в роли номинального покупателя пока не пристроенного пакета, а средства взять в том же ВТБ под залог пакета. А потом объявить, что расплатиться не в состоянии, и пакет перешел бы в управление ВТБ. Китайские органы наблюдения, судя по всему, помешали этой сделке. Найти другую такую же ширму руководству «Роснефти» будет трудновато», — заключает Крутихин.

 
«И ты, Exxon»

 

К проблемам «Роснефти» на Востоке добавились и неприятности на западе, где в среду американская ExxonMobil  заявила о выходе из совместных проектов, которые были рассчитаны на десятки лет и предусматривали прямые инвестиции в размере $200–300 млрд.

Exxon уходит из проектов, о которых она договорилась с «Роснефтью» в 2011–2013 годах,— это освоение участков в арктических и Черном морях. Exxon в них принадлежало 33,3%. Компания обосновала уход тем, что в 2017 году Вашингтон расширил санкции (они распространяются на новые нефтяные проекты, где доля РФ выше 33%). «Роснефть» хоть и заявляет, что продолжит работу без Exxon, но, очевидно, сама потянуть многомиллиардные инвестиции, не обладая при этом собственными технологиями на шельфе, не сможет.

В 2014 году санкции сделали невозможной работу компании в Арктике. Свои убытки от остановки работы Exxon оценивала в $1 млрд. Бурение новых скважин было приостановлено, но сотрудничество не прекращено. В июле 2017 года минфин США был вынужден оштрафовать Exxon на $2 млн за то, что юридически обязывающие документы компания подписывала с главным исполнительным директором «Роснефти» Игорем Сечиным (в отношении его действуют персональные санкции США). Последние четыре года Exxon надеялась вернуться в российские проекты: просила минфин США снять ограничения, но безрезультатно.

По данным агентства «Руспрес», американская и особенно российская стороны рассчитывали на протекционизм со стороны госсекретаря США Рекса Тиллерсона,  ранее возглавлявшего ExxonMobil, но эти надежды совершенно не оправдались. Разрыв соглашений с Россией обойдется корпорации в $200 млн. Из всех российских проектов ExxonMobil санкции не затронули только нефтегазовый проект «Сахалин-1» в Охотском море, где Exxon является оператором, а «Роснефть» — одним из партнеров.