Финансы
20.03.2018

ВТБ доит "Нефтису" по праву кредитора

ВТБ доит "Нефтису" по праву кредитора
  • Михаил Гуцериев. Фото РБК
А Герман Греф инструктирует Михаила Гуцериева, как грамотно обобрать Сбербанк

Рост нефтяных цен наносит серьезный ущерб бизнесу Михаила Гуцериева. Ранее его компания "Нефтиса" заработала на рухнувших ценах на нефть $700 млн. Повторить эту операцию не удалось "РуссНефти": в расчете на дальнейшее падение, она заключила контракты на продажу нефти по установленной цене. С того времени нефть только дорожала, что обернулось серьезными убытками для предпринимателя. Вся прибыль достается Внешторгбанку (ВТБ) - крупнейшему кредитору "РуссНефти", который в свое время и настоял на хеджировании компанией Михаила Гуцериева рисков падения цен.

«На рынках будет сохраняться высокая волатильность цен на товары (...) падение цены на нефть ниже $35 может привести к отрицательным финансовым показателям компании», — говорится в отчете компании за прошлый год. Для защиты операционного потока «РуссНефть» в сентябре 2017 года заключила сделки по хеджированию цен на нефть марки Brent с ВТБ и Промсвязьбанком: купила пут-опционы (право продать базовый актив (в данном случае нефть) по фиксированной цене продавцу опциона) и продала колл-опционы (право на покупку базового актива по фиксированной цене). Инструменты действуют с 1 января 2018 года до 31 декабря 2020 года, расчеты проходят ежемесячно. Но пока «РуссНефть» терпит убытки по этим сделкам: из-за роста цен на нефть, а также «минимального изменения курса рубля по отношению к ценам на нефть» у компании возникли обязательства по колл-опциону, и за январь она выплатила банкам 89,9 млн рублей, говорится в отчете. Из них 74,2 млн рублей получил ВТБ, 15,7 млн рублей — Промсвязьбанк. Стоимость Brent в январе выросла на 2,5%, до $68,13 за баррель, а рубль укрепился относительно доллара на 2,3%: 31 января доллар стоил 56,29 рублей.

Из-за специфики сделок одновременный рост курса рубля и цен на нефть может привести к возникновению убытков у компании, говорится в отчете. Но обязательства по выплатам в случае исполнения колл-опциона значительно ниже, чем прибыль, которую компания получает при одновременном росте и цен на нефть, и курса рубля, сказал РБК представитель «РуссНефти».

Из годового отчета «РуссНефти» не следует, при каком падении цены на нефть и курса рубля компания начнет зарабатывать по опционам. Представитель компании это также не комментирует. В 2015 и 2016 годах «РуссНефть» не использовала производные финансовые инструменты для хеджирования цен на нефть, говорится в отчете компании за 2016 год. Компания и ранее не заключала такие сделки, добавил ее представитель. В 2017 году «РуссНефть» приобрела опционы по требованию банка ВТБ, объяснил представитель «РуссНефти». Это основной кредитор компании, ее общий долг — $1,4 млрд, из них перед ВТБ — $1,27 млрд, сообщало агентство Moody's.

Подобные опционы — это своего рода страховка для ВТБ, отмечает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Желание банка застраховать риски объяснимо: он — единственный крупный кредитор, а «РуссНефть» на фоне санации другого актива Гуцериева, Бинбанка, может выглядеть более рискованным заемщиком, чем другие нефтяные компании, добавляет он.

Гуцериев не первый раз хеджирует риски от падения цен на нефть. В 2015–2016 годах его другая нефтяная компания, «Нефтиса», захеджировала риски падения цен до $85 за баррель на 50 млн барр нефти, писал Reuters со ссылкой на собственные источники. Тогда на хеджировании Гуцериев, по его словам, заработал $700 млн. Опционы «Нефтиса» заключила со Сбербанком по совету его главы Германа Грефа, писало агентство. Вскоре после заключения сделки Сбербанк перепродал контракт одной зарубежной банковской группе, объяснял первый зампред правления Сбербанка Максим Полетаев. Как известно, Сбербанк является одним из крупнейших кредиторов семейного бизнеса Михаила, Саид-Салама Гуцериевых и Микаила Шишханова, который сейчас находится на грани краха. В этом ключе странное поведение руководства Сбербанка можно рассматривать, как удачную попытку за счет госбанка поправить материальное положение Михаила Гуцериева, которого СМИ давно уже называют "кошельком Германа Грефа". Источники агентства «Руспрес» среди топ-менеджеров Сбербанка указывают на нетрадиционные личные пристрастия, связывающие обоих мужчин.