Финансы
01.09.2008

Инну Гудавадзе признали единственной законной вдовой многоженца Патаркацишвили

Инну Гудавадзе признали единственной законной вдовой многоженца Патаркацишвили
Суд установил, какая из бывших жен покойного олигарха может претендовать на его наследство
Участок N363 мирового суда Хамовнического района Москвы вчера удовлетворил иск первой супруги покойного олигарха Бадри Патаркацишвили Инны Гудавадзе. Истица добилась признания его брака с москвичкой Ольгой Сафоновой от 1997 года недействительным. Данное решение, как считает защита госпожи Гудавадзе, внесет ясность в вопрос о наследстве господина Патаркацишвили. Накануне нью-йоркский суд признал документы, предъявленные двоюродным братом господина Патаркацишвили Джозефом Кеем на распоряжение его наследством, недостоверными.

Рассмотрение иска началось в мировом суде 11 августа. В своем заявлении вдова скончавшегося 12 февраля этого года в Лондоне Бадри Патаркацишвили Инна Гудавадзе утверждала, что о втором браке своего мужа с ответчицей Сафоновой узнала в день его смерти. Она сообщала, что состояла в браке с Бадри Патаркацишвили с 11 января 1979 года, и их союз был зарегистрирован отделом ЗАГСа Надзаладевского района Тбилиси. При этом госпожа Гудавадзе настаивала, что "указанный брак никогда не расторгался ни по месту его заключения в Грузии, ни в Москве".

Выступавшие в мировом суде адвокаты Инны Гудавадзе заявили, что брак, заключенный 16 мая 1997 года между Бадри Патаркацишвили и его бывшей секретаршей Ольгой Сафоновой в Санкт-Петербурге, является незаконным, "поскольку противоречит основополагающим принципам семейного права и нарушает личные неимущественные и имущественные права истицы, принадлежащие ей как наследнику первой очереди".

В свою очередь, адвокат ответчицы Константин Токмаков усомнился в подлинности некоторых из представленных суду копий и выписок, подтверждающих нерасторжение брака между Бадри Патаркацишвили и Инной Гудавадзе. В частности, копии повторного свидетельства о регистрации брака от 26 марта 2008 года и копии повторного свидетельства о заключении брака от 29 апреля 2008 года. "Я считаю, что представленные суду документы оформлены ненадлежащим образом. Кроме того, мы считаем, что суду представлено недостаточно доказательств, которые бы подтвердили заключение первого брака",— заявил господин Токмаков.

Однако судье Герману Бугынину позиция адвокатов истицы Гудавадзе показалась более убедительной и буквально через час после начала вчерашнего заседания он огласил резолютивную часть решения о признании брака господина Патаркацишвили с Ольгой Сафоновой недействительным. По словам адвоката Инны Гудавадзе Ивана Кочубея, "с юридической точки зрения это дело выглядит достаточно просто для его решения".

Защита Инны Гудавадзе считает этот иск абсолютно логичным шагом для внесения ясности в вопросе о наследстве покойного олигарха.

Наследство Бадри Патаркацишвили оценивается в сумму более $1 млрд. Согласно электронной копии завещания, предъявленной членам семьи господина Патаркацишвили его двоюродным братом Джозефом Кеем и адвокатом Эммануилом Зельцером (11 августа этого года он был приговорен к трем годам заключения в Белоруссии за "коммерческий шпионаж" и "использование подложных документов"), имущество между родственниками распределяется следующим образом. По 25% должны получить Инна Гудавадзе и Ольга Сафонова, по 10% — трое детей олигарха от разных браков. Оставшееся делится между матерью, двумя сестрами и братом. Это завещание, а также доверенность, дающая господину Кею право на сбор имущества и его разделение между родственниками, Инна Гудавадзе и ее адвокаты назвали фальшивыми, утверждая, что они утратили силу после смерти Бадри Патаркацишвили.

В минувший четверг федеральный суд Южного округа Нью-Йорка (Манхэттен) по иску Инны Гудавадзе и дочерей Лианы и Ии признал, что электронная копия завещания и доверенности в отсутствие их оригинала являются ненадлежащим документом, что дает им право рассчитывать на получение наследства без участия господина Кея.

Джозеф Кей заявил "Ъ", что не будет комментировать решения московского и нью-йоркского судов и их возможные последствия при разделе имущества. Защита госпожи Сафоновой собирается обжаловать решение суда.

Юрий Сенаторов


****

Война за миллиарды

Таинственная история вокруг многомиллиардного наследства оппозиционного грузинского предпринимателя Бадри Патаркацишвили продолжает обрастать все новыми захватывающими подробностями. На прошлой неделе эксперты нью-йоркского суда признали фальшивой подпись олигарха под завещанием, в котором он якобы доверил управление своими активами сводному двоюродному брату Джозефу Кею, ранее известному, как Иосиф Какиашвили. Но для настоящих наследников олигарха - его законной супруги Инны Гудавадзе и их двух дочерей - история с лженаследниками на этом не закончилась. Как считают ближайшие родственники бизнесмена, борьба за его миллиарды может преподнести новые сюрпризы, так как в стремлении заполучить активы Бадри мошенники не остановятся ни перед чем.

"Последняя воля" опального бизнесмена, уже признанная американским судом фальшивкой, с самого начала вызывала не меньше подозрений, чем сама внезапная смерть здорового крепкого мужчины. Крайне неубедительно выглядели обстоятельства возникновения документа, и, главное, абсолютно немотивированным было его содержание. По закону наследники так называемой первой очереди - это супруга, дети и родители усопшего. Изменить этот порядок может только сам наследодатель. Судя по "завещанию" Бадри Патаркацишвили, грузинский бизнесмен больше доверял пасынку своей тети, чем кровным родственникам и давним партнерам.

"Документ" был обнародован вскоре после смерти Патаркацишвили и сразу породил множество вопросов. По непонятным причинам предприниматель якобы доверил распоряжение всем своим имуществом лорду Джозефу Кею - сводному двоюродному брату Бадри. Возникли и другие загадки: так, кроме законной супруги Инны Гудавадзе, в счастливом браке с которой Бадри Патаркацишвили жил с 1979 года, вдруг всплыл и еще один "законный брак" Бадри - с гражданкой РФ Ольгой Сафоновой. Не меньше загадок вызвали и непосредственно обстоятельства возникновения документа: было установлено, что в день составления "завещания" Бадри весь день находился в Нью-Йорке, где встречался с партнерами по бизнесу в ресторане Nobu. По словам партнеров, никаких завещаний в тот день Бадри не подписывал. Но новоявленные наследники на этот счет имеют свою версию: мол, бизнесмен выходил из ресторана на пять минут и подписал завещание в присутствии нотариуса на улице под фонарем и на коленке. Заверил этот документ некий нотариус Фишкин (выходец из России) - человек с достаточно интересной репутацией. Что любопытно, завещание было составлено на английском языке, которым Бадри не владел. Подлинник же этого документа отсутствует: даже Джозеф Кей признал в суде, что никогда не видел оригинала "завещания". Аферисты своими действиями фактически загнали себя в угол и начинают противоречить самим себе. Так, есть информация, что господин Фишкин заявил о том, что при оформлении "завещания" присутствовал важный свидетель - сын Джозефа Кея, сам же Кей это категорически отрицает.

Весьма показательно, что к выводу о том, что загадочное завещание не что иное, как подделка, в марте 2008 года пришли и правоохранительные органы Белоруссии - тогда в Минске по обвинению в подделке документов был арестован адвокат Кея Эммануил Зельцер. Редкий пример единодушия американских и белорусских властей.

А вот позиция грузинского суда в истории с наследством Патаркацишвили трудно поддается объяснению. Не так давно Тбилисский суд, несмотря на явный подлог, признал права Джозефа Кея на распоряжение имуществом оппозиционного олигарха. Грузинские судьи даже доверили "лорду Какиашвили" право продажи всех активов Бадри, при этом по непонятным причинам запретив распоряжаться наследством его прямым наследникам. Под шумок лорд приобрел себе за символическую сумму основной медиа-актив Бадри - холдинг "Имеди". При этом оказалось, в частности, что если при жизни Патаркацишвили передал управление "Имеди" американской News Corporation, то после своей смерти он якобы "передумал".

Впрочем, сведущие люди совсем не удивляются, почему Кей столь вольготно чувствует себя на территории Грузии. В частности, наш герой любит рассказывать о совместном досуге на яхтах с президентом страны Михаилом Саакашвили.

29 августа стало известно, что мировой суд Москвы рассмотрел иск супруги бизнесмена Инны Гудавадзе о признании недействительным брака Бадри Патаркацишвили с упомянутой выше госпожой Ольгой Сафоновой. Суд аннулировал этот загадочный брак, что заметно поубавило оптимизма в стане лженаследников, которые рассчитывали после признания брака действительным получить долю наследства. И вполне очевидно, что доля госпожи Сафоновой досталась бы не ей, а тем, кто стоит за ней, в том числе и далеко за пределами России.

Как видно, Инна Гудавадзе в столь нелегкой ситуации проявила себя сильным человеком и сумела консолидировать команду юристов, которые помогают ей добиться справедливости. А интересных сюрпризов эта наследственная эпопея может предоставить еще много. Как говорят союзники Инны Гудавадзе, от противоборствующей стороны все еще можно ожидать новых подтасовок и фальсификаций. Например, в деле могут появиться некие "документы" о разводе Бадри и Инны Гудавадзе, или вдруг могут исчезнуть, например, в пожаре архивы Тбилисского ЗАГСа (о такой возможности сегодня ходит немало слухов). И совсем не исключено, что в деле могут появиться и новые липовые завещания и такие же липовые наследники.

Впрочем, родственников бизнесмена сегодня волнуют не столько грядущие юридические и финансовые баталии, сколько моральная сторона этого дела. Законная супруга Бадри Инна Гудавадзе, как говорят ее близкие, испытала настоящий шок, столкнувшись с цинизмом и алчностью людей, устроивших криминальную возню на могиле близкого ей человека. И их много. Помимо объявившего себя душеприказчиком покойного Джозефа Кея и его ныне арестованного адвоката Зельцера, думается, определенные вопросы у правоохранительных органов США возникнут к нью-йоркскому нотариусу господину Фишкину, который заверил липовое завещание. Кстати, Инна Гудавадзе, как говорят, к претендующей на наследство Ольге Сафоновой совершенно не испытывает личной неприязни и даже, наоборот, готова выделить внебрачному ребенку Бадри и Ольги Давиду такую же часть наследства, как и своим детям, - суммы, думается, хватит пяти поколениям его родственников. Но люди, фактически объявившие войну семье Бадри, судя по всему, желают получить именно все. И очевидно, борьба за миллиарды Бадри Патаркацишвили будет продолжаться еще долго.

Геннадий Петровский

Источник: Газета "Наша Версия", 01.09.2008