Финансы
28.05.2018

Центробанк одобрил побег Бориса Минца

Центробанк одобрил побег Бориса Минца

  • Борис Минц. Фото e-vesti.ru
Девелоперские проекты осиротевшего О1 отойдут старым друзьям Сечина
О том, что владелец O1 Group Борис Минц вместе с родными готовятся покинуть Россию в случае неблагоприятного развития событий, агентство «Руспрес» сообщало еще в январе, когда семья банкира получила мальтийское гражданство. Вчера стало известно о том, что Минц и его близкие беспрепятственно покинули Россию и находятся в Лондоне. Можно только предположить, какие аргументы нашлись у банкира для его старой знакомой Эльвиры Набиуллиной для того, чтобы Центробанк не стал чинить препятствий отъезду идеологу «московского банковского кольца» и участнику аферы с акциями Промсвязьбанка.

То, что Борис Минц и все три его сына уехали в Лондон, «Ведомостям» подтвердили два источника, близких к ЦБ, федеральный чиновник и человек, знающий об этом от близкого знакомого акционера O1 Group. «Ситуация сложилась напряженная, спокойнее уехать», – объясняет один из собеседников. По его словам, и старший, и младшие Минцы покинули страну с семьями.

По ри этом основной актив Минца – O1 Properties может достаться кипрской Riverstretch Trading & Investments (RT&I). Об этом рассказали один из кредиторов последней, два ее партнера и источник, близкий к ее акционерам. По их словам, переговоры идут, сделка может быть закрыта в период от двух недель до нескольких месяцев.

Хозяин офисов

O1 Properties – один из крупнейших владельцев московских офисов класса А: ей принадлежит 15 бизнес-центров общей площадью 743 000 кв. м. Но в сделку не войдут два объекта. Они не на 100% принадлежат O1 Properties, к тому же компания перестраивает их в жилье. Речь идет о комплексах «Аврора бизнес парк» около Павелецкого вокзала и «Большевик» на Ленинградском проспекте. Борису Минцу принадлежит 71% O1 Properties, остальное – у группы «Ист» (12,8%), Goldman Sachs (4,3%) и совладельцев девелоперской компании Forum Properties – Андрея Баринского и Владимира Зубрилина (11,2% на двоих).

Офисы O1 Properties приносят стабильный денежный поток, говорит управляющий партнер ILM Андрей Лукашев. Продажа связана с тем, что компания и ее владельцы не смогли договориться с рядом банков о реструктуризации кредитов.

Связанные с O1 Group Минца компании (например, «Прайм финанс» и «О1 груп финанс») сами допустили дефолты по облигациям.

В какую сумму оценивается сделка между О1 Group и RT&I, не известно. В отчетности компании сказано, что рыночная стоимость портфеля O1 Properties на конец 2017 г. составляла $4,23 млрд, а стоимость акционерного капитала за вычетом кредитов – $867,4 млн. Получается, что доля O1 Group может стоить около $616 млн. Близкий к одному из кредиторов O1 Properties человек и партнер компании утверждают, что доля в O1 Properties перейдет новому владельцу за долги.

O1 Group была должна Московскому кредитному банку 25 млрд рублей. Этот долг банк передал своему основному акционеру – концерну «Россиум», говорил его владелец Роман Авдеев в интервью «Коммерсанту» в марте. «Россиум» же нанял компанию RT&I для работы над структурированием сделки по возврату средств, сообщил представитель «Россиума».

Имеется в виду, что долг будет или уже переуступлен RT&I, уточняют два партнера O1 Properties. Залогом по этому кредиту являются 62,5% O1 Properties и 75% плюс 1 акция другого актива Минца – ФГ «Будущее», объединяющей негосударственные пенсионные фонды (НПФ) «Будущее», «Образование», «Телеком-союз».

Кто стоит за RT&I, точно не известно. Согласно кипрскому реестру ее владелец – ООО «Бизнестраст», которым через ООО «Финэстейт» владеет Павел Ващенко. До июля 2016 года бенефициаром «Бизнестраста» была структура группы «Регион», которая в том числе управляет пенсионными деньгами «Роснефти». Ранее участники рынка говорили, что RT&I действует в личных интересах главы «Роснефти» Игоря Сечина. Сама «Роснефть» связь с ней никогда не подтверждала.

RT&I успела засветиться в конфликте с основателем «Дон-строя» Максимом Блажко. Компания выкупила у Сбербанка долги бизнесмена примерно на $600 млн, залогами по которым были бизнес-центр Nordstar Tower на Беговой и торгово-развлекательный центр «Щука» на Щукинской. Первый зампред правления Сбербанка Максим Полетаев тогда говорил, что кредиты были куплены именно «Роснефтью». Как сообщало агентство «Руспрес», перед этим между Максимом Блажко и Игорем Сечиным возник конфликт относительно арендной платы для офиса ТНК-ВР. В конце 2017 году спор между Блажко и RT&I был урегулирован: последняя получила активы основателя «Дон-строя».

Кому достанутся НПФ

Минц искал покупателей и на НПФ, писали «Коммерсантъ» и Reuters со ссылкой на источники. К «Будущему» присматривался Сбербанк и даже проводил due diligence, но в итоге от сделки отказался – его не устроило качество активов фонда, писал «Коммерсантъ» и подтверждал один из кредиторов Минца. У фондов были проблемы с качеством активов и, судя по убыткам ФГ «Будущее» по итогам прошлого года, ситуация не изменилась и даже стала более серьезной в связи с санацией ФК «Открытие», отмечает управляющий директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павел Митрофанов. Новым инвесторам придется замещать активы НПФ, а делать это, заплатив за фонды деньги, видимо, никто не хочет, резюмирует Митрофанов. Не исключено, что нового акционера на пенсионные фонды Минца не найдется, говорил федеральный чиновник, а фонды требуют дофинансирования. Но закон о санации пенсионных фондов не готов, отмечал он.

Как сообщало агентство «Руспрес», Центробанк не препятствовал выезду за границу еще одним участникам «московского банковского кольца» - владельцам Промсвязьбанка Алексею и Дмитрию Ананьевым. Не насторожило пограничников ни то, что прокуратура расследовала исчезновение средств в ПСБ, ни того, что Алексей Ананьев, возглавляя госкомпанию «Системы управления», имел допуск к гостайне. После Алексей Ананьев возвращался в Россию для того, чтобы решить проблемы банка «Возрождение», но к нему снова не оказалось вопросов ни у контролирующих, ни у проверяющих органов.