Финансы
06.08.2018

Британская прокладка «Траста» сдала своих работодателей

Британская прокладка «Траста» сдала своих работодателей
  • Эльвира Набиуллина. Фото AFP
За деньги «Открытия» подставной британский трезвенник Уорсли отомстил банкиру Юрову за алкогольные русские кутежи

Бывший управляющий офшорными компаниями банка «Траст»  британский подданный Бенедикт Уорсли в начале десятых годов владел рекрутинговой фирмой и не имел никакого опыта работы в финансах. Однако именно ему экс-владельцы банка «Траст» (до санации 2014 года был одним из крупнейших частных банков в России) доверили возглавить сеть офшорных структур для обслуживания плохих долгов кредитного учреждения. Господин Уорсли даже помог экс-владельцам «Траста» Илье Юрову, Николаю Фетисову и Сергею Беляеву перебраться в Великобританию, однако по данным The Bell с началом расследования против своих работодателей, начал навать на них показания.

 
Идеальный посредник

 

Как и многие другие банки, во время кризиса 2008-2009 года «Траст» пытался скрыть от регуляторов свои проблемные долги,  для этого у него была разработана целая схема. Банк выделял кредиты кипрской офшорной компании, которая потом по запутанной схеме проводила эти средства через разные структуры и возвращала их в «Траст» для обслуживания долга. Это позволило банку продержаться на плаву еще несколько лет — о его санации было объявлено только в декабре 2014 года.

Важным условием работы офшорой сети было создание дистанции между ней и банком. Для этого совладельцам «Траста» Илье Юрову, Николаю Фетисову и Сергею Беляеву нужен был посредник, который помог бы управлять офшорными структурами. Этот человек не должен был быть русским — европейские юристы, почуяв русские деньги, повышали для них стоимость своих услуг.

Юров решил, что на эту роль подходил Уорсли, с которым глава «Траста» был знаком – банк привлекал рекрутинговую фирму Уорсли Central Search для поиска менеджеров. Юров считал, что у Уорсли было много связей с деловыми кругами и «от него веяло приятным духом мировой аристократии». Тот факт, что Уорсли ничего не знал об офшорах и не владел русским, банкиров не смущал. Осенью 2009 года Юров пригласил Уорсли в Москву, чтобы лично обсудить «секретное дело». Британец охотно согласился на предложение банкиров, тем более что у его компании в Лондоне тогда падала выручка.

 

Офшорная сеть

 

К удивлению самого Уорсли, войти в мир офшорных финансов оказалось довольно просто. В ноябре 2013 года он начал работать в своей новой компании Teos Corporate Services. Уорсли нанял с десяток сотрудников и оформил кредиты для 250 компаний. Русские давно использовали Кипр как «черный вход в европейскую финансовую систему», рассказывает WSJ,  поэтому появление еще одной офшорной компании не вызвало никакого подозрения.

Главная задача компании состояла в том, чтобы скрывать от клиентов, регуляторов и аудиторов плохие долги «Траста». Каждый раз, когда банку нужно было обслужить крупный долг, банкиры поручали Уорсли создать для этого новые компании. Банк выдавал им кредит, вырученные с этой сделки средства переходили в долг другим компаниям с Кипра или британских Виргинских островов, а потом деньги возвращались в «Траст» для обслуживания первоначального долга.

В год на поддержание всей этой схемы уходило около $4 млн. Свои услуги офшорным компаниям предлагали многие фирмы. По налоговым вопросам Уорсли консультировали специалисты Deloitte, аудит в одной из его компаний проводила KPMG, а кипрский филиал греческого банка Piraeus Bank обслуживал счета для десятков компаний из этой сети.

Для того, чтобы замаскировать бенефициаров всей структуры, Уорсли открыл для банкиров специальные трасты на острове Мэн, через которые те могли абсолютно анонимно управлять своими компаниями. Проводить все эти операции было нетрудно — банкиры, аудиторы и юристы были знакомы с подобными структурами и не задавали лишних вопросов.

 
Больше чем посредник

 

Уорсли не только создавал для акционеров «Траста» офшорные однодневки. Он также придумывал для них разные развлечения — возил в Стоунхендж, организовывал для Юрова боксерский поединок. В 2011 году он помог Юрову оформить визу и перевезти семью в Великобританию, получив за это $50 тыс.

С самого начала их взаимодействия Юров и Уорсли создавали впечатление близких друзей – они проводили вместе много времени, путешествовали, знакомили друг друга со своими родителями, семьями. Уорсли даже перешел в православие (а Юров стоял рядом с ним и переводил церемонию на русский).

Несмотря на все это, сам Уорсли считал себя «платным другом» Юрова. Непьющему Уорсли было тяжело веселиться с русскими, пишет WSJ. Неудобные ситуации возникали в том числе из-за языкового барьера.

 
Крах банка и отношений

 

К 2014 году «Траст» оказался на грани банкротства. Из-за американских санкций, падения цен на нефть и убыточных кредитов банку каждый месяц необходимо было около $30 млн на то, чтобы покрывать свои плохие долги. Акционеры даже думали продать банк, а среди возможных покупателей рассматривали «Роснефть» Игоря Сечина.  Но банкиры не знали, что в случае сделки делать с офшорной системой и в итоге отказались от этой идеи. В конце того же года российский Центробанк повысил ставку, но у «Траста» не оказалось средств, чтобы внести гарантийные депозиты. В результате он перешел под контроль ЦБ, который затем передал его в управление холдингу «Открытие» и обратился в правоохранительные органы с заявлением о выводе из банка денег. Группа «Открытие» в итоге также попала под санацию.

Несмотря на то, что его офшорные структуры уже не обслуживали «Траст», Уорсли потребовал от его акционеров еще денег на ее поддержание. Перевести средства он попросил лично Юрова, когда тот прилетел вместе со своим сыном на Кипр. У банкира это вызвало подозрение и он попросил предоставить ему отчетность. Просматривая счета, Юров обнаружил, что около $300 тыс были переведены на счет Уорсли в ОАЭ, а еще $45 тыс — на реконструкцию купленного Уорсли дома на юге Франции. Британец кражу денег отрицал. С похожим требованием Уорсли обратился и ко всем акционерам. «Сейчас я один из ведущих специалистов по офшорам в Европе», — писал он бывшим акционерам банка, требуя при этом компенсацию в $750 тыс за сворачивание сети.

Юрову Уорсли по-прежнему был нужен, но уже в его судебных разбирательствах. Российские следователи считали, что офшорная структура была создана для вывода денег из банка. Документы Уорсли помогли бы Юрову доказать, что он использовал структуру для поддержания банка на плаву. Но ввязываться в судебный конфликт банкира с холдингом Уорсли не хотел.

В 2015 году на Уорсли вышли юристы «Открытия» и предложили сотрудничество. Британца попросили помочь раскрыть офшорную структуру экс-владельцев «Траста», передать активы банка «Открытию» и предоставить информацию о его бывших партнерах. Решение далось Уорсли нелегко. Но когда он узнал, что Юров собирается подавать в суд на «Открытие», британец решил сменить сторону. Он договорился с «Открытием» о выплатах по $32 тыс. в месяц в течение года, а также о передаче ему до 4% активов, которые удастся получить из офшорной структуры. Уорсли также пообещали, что против него не будут выдвинуты обвинения.

Предательство Уорсли шокировало Юрова. В этом году стало известно, что бывший владелец «Траста» подал против него иск в Высокий суд Лондона, потребовав прекратить использование конфиденциальной информации о его активах, выплатить ущерб, нанесенный разглашением этой информации и сумму «взятки» (которой, по его словам, «Открытие» подкупило Уорсли).

 

Обвинения и изгнание

 

«Открытие» требует  от Юрова, Фетисова и Беляева компенсировать $830 млн, по данным истцов, выведенных из банка. Российские власти возбудили против них уголовное дело, обвинив их в растрате в особо крупном размере с использованием служебного положения. Юров и его бывшие партнеры заявляют, что стали жертвами заговора. По их словам, «Открытие» преувеличило потери в «Трасте», чтобы с помощью вырученных средств оплатить свои собственные долги.

Бывшие владельцы «Траста» покинули Россию еще в начале расследования: Юров сначала уехал на Кипр, потом в Великобританию, Фетисов тоже в Великобритании, а Беляев в США. В собственности семьи Юрова — несколько объектов недвижимости в Лондоне, своя винная коллекция и турецкий ковер за $55 тыс.

Уорсли переехал во Францию. Он боялся мести со стороны Юрова и даже попросил «Открытие» усилить в его доме безопасность. Он также беспокоился, что холдинг не будет выполнять свои обещания и перестанет выплачивать ему деньги. Cейчас он признает, что вся офшорная система разрушилась из-за банковского кризиса. «Я оказался в центре противостояния двух российских игроков», написал он в своих показаниях. Никаких обвинений самому Уорсли предъявлено не было.

После того, как летом 2017 года «Открытие» само подверглось санации, Уорсли написал своим бывшим партнерам письмо, предложив им выступить посредником в примирении с «Открытием» в обмен на помощь с их стороны.

Как сообщало агентство «Руспрес», на санацию «Траста» Центробанк в 2015 году потратил рекордную на то время сумму — 127 млрд рублей. Щедрость регулятора эксперты объясняли особыми отношениями, возникшими между владельцем банка-санатора Вадимом Беляевым и главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной.