Финансы
07.09.2018

Михаил Гуцериев — не родня своему племяннику Шишханову

Михаил Гуцериев — не родня своему племяннику Шишханову

  • Михаил Гуцериев. Фото ТАСС, Forbes-Россия
В топ-100 богатейших семей России — близкие недруги и заклятые родственники
Затянувшийся кризис в экономике привел к распаду двух из десяти богатейших семей

«Общие нравственные ценности позволяют нам братские отношения ставить выше бизнеса. [... ] Я лучше пересмотрю, скорректирую свою точку зрения, чем поссорюсь с братом», — так в 2006 году в интервью российскому Forbes говорил бывший совладелец Промсвязьбанка Алексей Ананьев.

До недавнего времени они с братом Дмитрием владели банковскими и другими активами на паритетных началах через компанию «Промсвязькапитал». Их семья занимала третье место с общим состоянием $2,7 млрд в списке богатейших семей 2017 года. Но модель бизнеса, в которой каждому из участников принадлежит по 50%, обычно работает плохо — партнерам бывает сложно договориться, и они расходятся, поделив бизнес. Самый известный случай — «развод» миллиардеров Владимира Потанина и Михаила Прохорова. Алексей Ананьев 12 лет назад был уверен, что в их семье это никогда не случится, но, как только Промсвязьбанк перешел под санацию Центробанка, братья Ананьевы сразу же разделили бизнес — Алексей забрал себе только компанию «Техносерв» (один из крупнейших системных интеграторов России), а Дмитрий — все остальное, в том числе Промсвязьбанк. Дмитрий всегда курировал банковский бизнес группы, и теперь сам разбирается с Центробанком. В новый рейтинг семья Ананьевых не вошла.

Аналогичная история произошла и в клане Михаила Гуцериева, основателя группы «Сафмар»: когда у ЦБ возникли претензии к Бинбанку, Гуцериев отправил решать проблемы банка своего племянника Микаила Шишханова, главного финансиста семьи, основного акционера и президента семейного банка. При «разводе» Шишханову достался Бинбанк, все привилегированные акции «Русснефти» и 49% акций строительной компании «А101». Шишханов передал все эти активы в тонущий Бинбанк, а сам банк попал под санацию ЦБ и перешел в собственность государства. Потеряв одного члена, семья Гуцериевых все еще остается на первом месте в списке.

Более других в этом году пострадали братья Магомедовы — их арестовали в конце марта по подозрению в хищении 2,5 млрд рублей бюджетных средств и с тех пор держат в СИЗО Лефортово. Сделка по продаже пакета Магомедовых в Новороссийском морском торговом порту (НМТП) так и не состоялась. Котировки компании с момента ареста ее акционеров значительно снизились. В результате общее состояние Магомедовых сократилось по сравнению с прошлым годом на $350 млн, до $1,4 млрд.

index1--jpg.jpg1 3 1.jpg  1536240418  374621423432534590439587943076095098349057045792385043-865345434
Просмотреть изображение в полном размере


Группа «Сафмар» (бывшая БИН) в прошлом году лишилась своего банка, а клан Гуцериевых — одного из своих членов, Микаила Шишханова. В сентябре 2017 года Бинбанк, который занимал 12-е место по активам, но находился в сложной финансовой ситуации, попал под санацию Центробанка и полностью перешел под контроль государства. Основатель «Сафмара» Михаил Гуцериев обвинил в крахе банка своего племянника Шишханова, поскольку именно он возглавлял финансовое направление группы с середины 1990-х годов. Гуцериев выделил Шишханову часть активов группы, в частности привилегированные акции компании «Русснефть», которые тот, в свою очередь, отдал ЦБ на спасение банка, и объявил, что никакой семьи Гуцериевых — Шишхановых больше нет, есть только семья Гуцериевых. Место одного племянника занял другой — 31-летний Билан Ужахов, которому Гуцериев передал 10% акций «М.Видео» и назначил его генеральным директором компании.

index2--jpg.jpg1 3 1.jpg  1536240418  374621423432534590439587943076095098349057045792385043-865345434
Просмотреть изображение в полном размере


Бизнесу Ротенбергов по-прежнему мешают санкции, введенные против них после украинских событий 2014 года. По сравнению с прошлым годом совокупное состояние семьи выросло на $650 млн, но все еще не достигло уровня четырехлетней давности ($5,55 млрд). В марте 2014 года Минфин США включил братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов в санкционный список. Под действие санкций попали и их компании, в том числе «Стройгазмонтаж» и СМП Банк. В июле 2014 года санкции против Аркадия ввел и Евросоюз. Борис, как гражданин Финляндии, их избежал. После включения Аркадия Ротенберга в санкционные списки его сын Игорь выкупил доли отца в компаниях «Газпром бурение», «Мостотрест» и TPS Real Estate. В апреле 2018 года Игорь сам был включен в санкционный список Минфина США вместе с Олегом Дерипаской, Кириллом Шамаловым и другими бизнесменами и был вынужден передать свою долю в TPS Real Estate сестре Лилии.

index3--jpg.jpg1 3 1.jpg  1536240418  374621423432534590439587943076095098349057045792385043-865345434Просмотреть изображение в полном размере

Семью Гапонцевых нельзя назвать дружной. Отец и сын последние 10 лет живут в разных концах света и практически не видятся, хотя строили бизнес вместе. В 1990 году 51-летний ученый-физик, специалист по лазерам Валентин Гапонцев учредил в СССР фирму «ИРЭ-Полюс». В 1998 году в США была зарегистрирована его IPG Photonics, которая к 2011 году заняла 80% всего мирового рынка волоконных лазеров. Его сын Денис к 1999 году окончил МФТИ и Имперский колледж Лондона и поехал в Штаты помогать отцу. Он проработал в IPG Photonics восемь лет вице-президентом по развитию. Со временем взгляды отца и сына на развитие компании разошлись, Денис вернулся в Россию и занялся недвижимостью. «Редко двум поколениям удается найти общий язык», — объяснял ситуацию Гапонцев-старший в интервью Forbes в 2011 году. Сегодня Денису опосредованно принадлежит около 2% акций IPG Photonics.

index4--jpg.jpg1 3 1.jpg  1536240418  374621423432534590439587943076095098349057045792385043-865345434
Просмотреть изображение в полном размере

Радик и Айрат Шаймиевы — самые богатые люди Татарстана. Сыновьям первого президента республики Минтимера Шаймиева принадлежит по 19,5% акций ТАИФ, в группу входят нефтеперерабатывающая «ТАИФ-НК», нефтехимические предприятия «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез» и генерирующая компания ТГК-16. За год их совокупное состояние выросло почти на $300 млн. Дочь Радика Камиля до мая 2014-го была миноритарным акционером ТАИФ, входила в совет директоров. В 2015-м она вышла замуж, покинув семейный бизнес. Камиля занимается своим медицинским стартапом Doc+. Сын Айрата Шаймиева Тимур, наоборот, укрепил позиции в клане. Он руководит небольшой татарской нефтяной компанией ООО «МНКТ», в декабре 2016-го получил в ней долю 30%, став учредителем наряду с дядей и отцом.

Мегдет Рахимкулов стал миллиардером благодаря связям с «Газпромом». Он начал работать в Министерстве газовой промышленности СССР в 1971-м, будучи студентом-заочником. В 1989–1992 годах был генеральным директором «Газэкспорта», дочерней компании «Газпрома». В 1992-м возглавил фирму «Интерпроком», поставлявшую в Россию IT-оборудование для «Газпрома» и ставшую соучредителем венгерского трейдера Panrusgas, который поставлял в Венгрию продукцию «Газпрома». На полученные от торговли газом деньги Рахимкулов скупал акции венгерских компаний. Семье принадлежат пакеты OTP Bank (8,02%) и нефтяной компании MOL, «Газпрома», ВТБ и др. Инвестициями управляет УК Kafijat (Будапешт). Старший сын Рахимкулова от первого брака Ринат (49 лет) вместе с братьями входит в правление Kafijat, но доли в активах не имеет.

Сергей Саркисов в советское время был главой представительства «Ингосстраха» на Кубе, а в 1991-м возглавил созданное Автобанком «Русско-европейское страховое общество» («РЕСО-Гарантия»). Младший брат Николай пришел в компанию спустя 4 года. За несколько лет братья собрали контрольный пакет «РЕСО-Гарантии», сегодня им принадлежит около 60% компании, еще 39,34% — у французской страховой и инвестиционной группы AXA. Саркисовым принадлежит по 50% в банке «РЕСО Кредит», опорном банке группы с капиталом $50 млн. Большая часть в их совокупном состоянии приходится на заграничную недвижимость: 115 га земли в Монако, три дома в Лос-Анджелесе, здание Торгово-промышленной палаты в Париже, особняк в Лондоне, замок и другая недвижимость во Франции, бизнес-центр, три пентхауса и земельные участки в Вильнюсе.

Кирилл Шамалов попал в американский санкционный список в апреле 2018 года. Минфин США пояснил причину: состояние Шамалова «резко выросло» после того, как в феврале 2013 года он женился на Катерине Тихоновой, которую Reuters называл дочерью Путина. Он быстро стал совладельцем «Сибура» и долларовым миллиардером. До недавнего времени Кириллу принадлежало 20,9% акций нефтехимической компании, но в апреле 2017 года он продал 17% акций из своего пакета основному акционеру «Сибура» Леониду Михельсону. У Кирилла остается 3,9% акций «Сибура» и место в совете директоров. Его отцу Николаю Шамалову принадлежит 10,2% акций банка «Россия». В 2014 году банк попал под санкции за работу в Крыму. Шамалов-старший также числится в санкционных списках как соучредитель кооператива «Озеро» и друг Путина.

Нефтяную компанию Alliance Oil Бажаевы продали осенью 2014 года «Независимой нефтегазовой компании» Эдуарда Худайнатова, бывшего президента «Роснефти». Муса Бажаев и его племянник Дени, сын основателя «Группы Альянс» Зии Бажаева, погибшего в авиакатастрофе в 2000 году, занялись драгметаллами. Их компания «Русская платина» занимается разработкой месторождений платины в Хабаровском и Красноярском краях. В Красноярском — совместно с «Норильским никелем» Владимира Потанина. «Русская платина» построила в Красноярске ледовую арену на 7000 зрителей и в мае 2018 года передала ее в госсобственность Красноярского края. Старший брат Мусы Бажаева Мавлит в этом проекте не участвует, зато он вместе с братом и племянником после продажи Alliance Oil купил курорт Forte Village на Сардинии за €180 млн.

Братья Магомедовы почти пять месяцев находятся в СИЗО Лефортово. Их подозревают в хищении и растрате 2,5 млрд рублей бюджетных средств, выделенных в том числе на строительство стадиона в Калининграде, и в организации преступного сообщества. Братья начинали бизнес вместе, но в 2002 году их пути разошлись: Магомед стал сенатором, а Зиявудин остался в бизнесе и создал группу «Сумма». В начале 2011-го «Сумма» вместе с «Транснефтью» закрыла сделку по приобретению 50,1% акций «Новороссийского морского торгового порта» (НМТП). Пока Магомед был сенатором, активы оформлялись на Зиявудина. Сложив с себя полномочия, Магомед попросил брата переписать на него половину активов «Суммы», но тот не спешил. На переоформление прав собственности ушло несколько лет. За это время отношения между братьями испортились.

В феврале 2017 года основатель «Группы Кокс» Борис Зубицкий скончался, его наследники продолжают делить акции предприятия. Последнее изменение произошло 30 июля 2018 года: вдова Зубицкого Галина передала все свои акции ПАО «Кокс» (24,5%) старшему сыну Евгению, его доля выросла до 78,1%. Незадолго до этого его младший брат Андрей разделил свои акции между матерью Галиной и женой Викторией Казак (ей досталось 16%). Борис Зубицкий с 1968 года работал на Кемеровском коксохимическом заводе и в начале 1990-х организовал его приватизацию. В 1995-м он возглавил завод. Его старший сын Евгений руководил коммерческой службой «Кокса», а младший Андрей после окончания института уехал за границу, занимался зарубежными контрактами предприятия. В 1999 году Борис был избран в Госдуму и передал бизнес старшему сыну.