Финансы
17.09.2018

Большой банкир маленького банка

Большой банкир маленького банка
  • Андрей Костин. Фото Blockru.com
Сколько стоят ролевые игры Андрея Костина

Что знают на Западе о самых богатых банкирах мира? Financial Times, например, убеждена, что в 2017 году самые богатые банкиры работали в крупных частных американских банках, имеющих самые большие балансы и число клиентов. Влиятельной газете даже не пришло в голову, что баланс и клиенты – все это не важно…

 

Куда важнее, одним словом, фразой, поднять панику на рынке или уронить курс национальной валюты, что с успехом удается российским финансистам. Например, буквально на днях это с успехом проделал глава ВТБ Андрей Костин, интервью которого опубликовал «Бизнес ФМ», а потом само же издание и отметило: «заявление президента — председателя правления ВТБ Андрея Костина по поводу рисков для валютных депозитов вызвало широкий резонанс на грани паники».

 

Костин всего лишь рассказал о плане банка, который предусматривает в случае новых рисков из-за американских санкций, выплачивать валютные депозиты в рублях. Заявление в духе дефолта 98-го года на фоне падающего рубля не могло не вызвать ажиотаж на рынке.

 

Для Костина пугать и путать рынок не впервой. В сентябре 2014 года, при среднем колебании курса в диапазоне 37,5-38,5 он заявил, что рубль остановится на границе 40 рублей за доллар. На какой результат от своего заявления банкир рассчитывал неизвестно, но как мы помним, остановить доллар регулятор смог лишь в пятью месяцами позже, когда доллар перешагнул рубеж в 69 рублей. К каким целевым показателям Костин хотел отправить национальную валюту в этот раз?

 

Глава ВТБ в принципе любит шокировать публику, и, кажется, не особо задумывается о последствиях. Хотя недавно ему все же пришлось просить прощения у экс-главы британского МИДа Бориса Джонсона, которого он мимоходом назвал «уродом».

 

Куда более, невинные развлечения главы госбанка, как правило, легко сходят ему с рук. У кого-то его выступления в роли «зайчика» или Змея Горыныча на детском утреннике могут вызвать умиление. Но вот уже появление в образе Сталина на вечеринке для инвесторов, вряд ли помогло убедить последних инвестировать в Россию, напоминанием о столетии революции 1917 года.

 

А где-то в гардеробе банкира хранятся костюмы Джеймса Бонда, Космонавта, Дирижера. Кто-то злословит, что эти костюмы идут в ход, когда в центральном офисе банка устраиваются оргии на троих с приглашенными девушками и человеком похожем на банкира. По слухам, на то чтобы удалить видео этих развлечений, размещенное сотрудником банка, со всех ресурсов было потрачено 800 тысяч долларов.

 

Впрочем, если история про оргию и фейк, то 800 тысяч для банкира, очевидно, сумма, которую он может позволить себе потратить. Это какие-нибудь «нищеброды», вроде Джеса Стейли, главы Barclays с его $ 10,2 млн дохода за 2017 год должны экономить.

 

Андрей Костин по информации журнала Форбс еще в 2015 году получил вознаграждение более чем в 19 миллионов долларов, что по сегодняшним меркам поставило бы его на пятое место в рейтинге самых высокооплачиваемых банкиров мира Financial Times. Впрочем, публикация доходов Костина в Форбс наделала много шума, издание закрыло информацию, а новые данные о доходах банкира из госбанка больше не публикуются.

 

Впрочем, можно посчитать, что если по информации Ведомостей «в 2017 г. на вознаграждение ключевому руководству госбанк потратил 3,8 млрд рублей против 2,4 млрд годом ранее», то при правление ВТБ в 12 человек на каждого приходится в среднем по 316 миллионов – около $ 5 млн. Но вряд ли Костин удовлетвориться средней зарплатой «по больнице». Президент — председатель правления ВТБ объективно должен получать больше других членов правления, и по той же методике Форбс на его долю может приходиться от 10 до 15 миллионов долларов за 2017 год. А это 10-е – 15-е место в рейтинге Financial Times.

 

Правда, все фигуранты рейтинга – это руководители частных банков, а Костин глава госбанка объем бизнеса которого, сложно сравнивать с финансовыми корпорациями, назваными в первой десятке рейтинга Financial Times. Скажем, если активы Barclays, которым руководит Джес Стейли, занявший 10-е место в Топ-10 рейтинга, оцениваются в $1,4 триллиона, активы JPMorgan Chase, чей глава Джейми Димон занял верхнюю строчку самых высокооплачиваемых банкиров мира, - около $2,4 трлн.

 

Не странно ли, что расположившийся где-то между ними по уровню доходов Андрей Костин руководит ВТБ, чьи активы уступают лидерам в 6-10 раз, а банк не попадает даже в первую сотню мировых банков. Примечательно так же, что самыми крупными в мире в 2017 году стали четыре китайских банка с активами от $2,6 до $3,4 трлн., сопоставимые по своему государственному статусу с российским ВТБ, но в десятки раз превышающие его по клиентуре и объемам активов. Но их главы не развлекают публику в костюмах зайчиков или Мао Цзэдуна, и, как ни странно не фигурируют среди самых богатых банкиров мира, а попытка уронить курс национальной валюты для них и вовсе закончилась бы печально, как впрочем, и для любого другого банкира. Ну, если это не Андрей Костин, конечно…