Финансы
16.11.2008

Бензиновый король умер…

О переделе наследства покойных Капыша и Виталия Рюзина сегодня договариваются «Петербургская топливная компания» и «ЛУКОЙЛ»
ПТК интересует прежде всего собственность «Балт-Трейд» в черте Петербурга, Вагита Алекперова – бензоколонки БФПГ в Ленобласти и скважины в республике Коми. Но в подковерную игру может неожиданно вступить третья сила – нефтяная компания «Славнефть», экспансия на северо-западный топливный рынок которой активно началась еще в прошлом году. И Михаилу Гуцириеву готовы подыграть некоторые топ-менеджеры БФПГ. Словом, бензиновый король Виталий Рюзин умер, а кто будет здравствовать на его месте теперь – вопрос пока открытый (продолжение материала «Тайна смерти бензинового короля»)

После Капыша

После гибели отца-основателя БФПГ Павла Капыша бизнес холдинга постепенно начал разваливаться.

Не оправдались надежды на ЮКОС. Совместное предприятие «ЮКОС-Нева», 51% пакет акций которого принадлежал БФПГ, успело построить в Петербурге лишь 3 из заявленных 50 заправок. Предполагалось, что в СП ЮКОС должен был заниматься поставкой нефтепродуктов на АЗС и их реализацией, а БФПГ - решать «нефтяные вопросы» с властями города. Но взаимодействовать с губернаторской администрацией оказалось некому – Капыша убили.

НК «ЛУКОЙЛ», которой Капыш в свое время помог поглотить строптивую «Коми-нефть», купив за копейки ее структурное подразделение «КомиАрктикОйл», переориентировалась в Петербурге на нефтетрейдерскую фирму «Фаэтон» и клан Мирилашвили, вложила немалые деньги в акции "Леннефтепродукта", "Нефто-Комби", нефтебазы "Красный нефтяник". Кстати, руководителя «Фаэтона» Владимира Хильченко петербургские СМИ называли в числе потенциальных «заказчиков» убийства родоначальника БФПГ. Якобы на рабочем столе Хильченко всегда держал (рядом с книгой "Крестный отец") список из десяти фамилий "авторитетов" и предпринимателей, которые должны были быть ликвидированы в течение дня, если с ним "что-нибудь случится". В этом списке был и Павел Капыш.

После «развода» с Вагитом Алекперовым БФПГ пришлось отказаться от планов налаживания собственной нефтедобычи в Коми. В 1998 году, когда фирма покупала месторождения в Ухтинском и Сосногорском районах этой республики (общие запасы 10,6 млн. тонн нефти), прогнозы обещали добычу 4-5 тысяч тонн нефти в месяц. Но БФПГ оказалось негде ее перерабатывать. Раньше это планировалось делать на Ухтинском нефтеперерабатывающем заводе. Но НПЗ перешел в собственность "ЛУКОЙЛа", которая, естественно, отказалась брать нефть у конкурирующей компании. По этой причине "глубоко замороженным" оказался и проект БФПГ по строительству нефтехранилища в поселке Янино Ленинградской области стоимостью $9 млн. Иметь собственную небольшую базу для хранения нефтепродуктов было бы целесообразно для «Балт-Трейд», но ее возведение так и не началось, хотя пятно под застройку было уже выкуплено. Кроме этого, в текущем году остро встал вопрос о продаже месторождений и скважин в Коми с потерей 40% тех средств, которые Балтийская финансово-промышленная группа успела в них вложить.

В мечтах осталась и модернизация аэропорта «Ржевка» - $10 млн. для этого проекта взять было неоткуда. Банки, естественно, отказывались выдавать кредиты, поскольку большая часть имущества БФПГ (в основном АЗС) была в них же и заложена.

Неуплата БФПГ процентов, а затем и самого кредита привела к закрытию линии "Альфа-банка" - крупнейшего финансового партнера компании. Собирался подавать иск в арбитражный суд БалтОНЭКСИМбанк, которому БФПГ не возвратила 760 тысяч долларов. Ужесточить условия кредитного договора с БФПГ потребовал даже банк "Зенит", в котором компания Рюзина владела 7-процентным пакетом акций, - банк попытался добиться получения в залог оборудования вместо нефтепродуктов. Распался финансовый альянс БФПГ с германским "БНП-Дрезднербанком". Участились трения холдинга в частности с "Кредит-Москвой" и "Русским коммерческим торговым банком".

Беспокойство банкиров было понятно. Большинство основных средств компании уже пребывало в залоге. Еще в 1999 году в одном из московских банков были заложены автозаправки общей стоимостью около 50 миллионов долларов (вероятнее всего, речь идет о вышеупомянутом "Зените"). Там же был заложен десяток новеньких бензовозов, составляющих автопарк БФПГ. Средства на строительство новых АЗС группа получала под залог действующих станций, но закладывать к концу прошлого года уже практически было нечего.

В одном из своих немногочисленных интервью Виталий Рюзин как-то заявил: «Своей работой мы покажем, что, убив одного человека, нельзя остановить целую организацию. Месть? Нет. Мне знаком спортивный азарт. Без азарта, без риска на нашем рынке далеко не продвинешься. Я обожаю экстремальные виды спорта. Нефтебизнес – тот же экстрим».

И после гибели основателя БФПГ Виталий Рюзин взял курс на агрессивную реструктуризацию своего бизнеса, так как оставшиеся совладельцы компании стали получать "настоятельные" просьбы о партнерстве от конкурентов. Официально было объявлено о новом юридическом оформлении холдинга БФПГ, куда бы вошли все компании группы. Но затем в начале 2000 года последовали заявления о реструктуризации БФПГ, в частности, о троекратном сокращении количества структурных подразделений. Рюзин начал все наиболее ликвидные активы собирать в нескольких компаниях и передавать их в аренду оставшимся "дочкам" группы. Таким образом, все АЗС перешли в собственности ОАО "Балт-Трейд", а все рыболовецкие суда – на балансе ЗАО "Ингрин". Владельцев этих предприятий руководство БФПГ не называло.

При этом выяснилось, что официально у Павла Капыша не было доли в Балтийской группе, но неофициально он совместно с несколькими соратниками владел всем. В результате после гибели предпринимателя его семья стала заложником этой ситуации и осталась практически без собственности. Официально ей принадлежал лишь небольшой пакет акций в уже "мертвом" АОЗТ "Балтийская финансово-промышленная группа". По словам члена совета директоров БФПГ Сергея Иванова, группа взяла обязательства по материальному обеспечению родственников Павла Капыша. То есть, семья Павла Капыша осталась и без возможности влияния на бизнес предприятия.

Специалистам были понятны структурные изменения в БФПГ – Рюзин хотел начать бизнес с чистого листа, повесив все долги на старую оболочку БФПГ. При этом новый руководитель рассчитывал на главный козырь – административный ресурс, точнее на тесные связи своего покровителя Константина Яковлева с чиновниками из Смольного.

Роковой тендер

Чтобы вернуть БФПГ былое финансовое процветание требовался какой-то мощный рывок. И он был сделан в начале 2001 года – «Балт-Трейд» неожиданно для многих выиграл тендер на поставку топлива для нужд петербургского госпредприятия «Пассажиравтотранс».

В течение пяти последних лет монополистом в сфере снабжения горючим муниципального транспорта Санкт-Петербурга была «Петербургская топливная компания» (ПТК). Годовая потребность 10 автопарков города составляла обычно около 40 млн. литров бензина марки А-76 и около 50 млн. литров дизельного топлива. Общая стоимость поставок оценивалась в $18-$20 млн. И эти деньги стабильно выделялись из городского бюджета, что являлось прежде всего залогом устойчивости ПТК, негласным руководителем которой всегда являлся в прошлом основной лидер «тамбовской» огпреступной группировки, а ныне – авторитетный питерский бизнесмен Владимир Барсуков (Кумарин). В Смольном топливные интересы ПТК активно лоббировал вице-губернатор Юрий Антонов (для этого он, собственно, и был внедрен в губернаторскую администрацию в 1996 году), Антонов же был и основным посредником между ПТК и главным поставщиком сырой нефти для топливного сектора Петербурга – нефтедобывающей компанией «Сургутнефтегаз».

И вот в начале 2001 года этот отлаженный механизм был сломан в одночасье БФПГ. Чтобы получить право участия в топливном тендере, изначально конкурсную документацию выкупили пять компаний: ООО "Фаэтон", ЗАО "Петербургская топливная компания" (ПТК), ЗАО "Балт-Трейд", ООО "ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт" и ЗАО "Восход". В самом тендере участвовали только первые четыре. Поставки "Пассажиравтотрансу" были разбиты на 10 лотов - по количеству автопарков. Тендер проводился в два этапа. На первом трейдеры представляли свои технические предложения по организации заправки транспорта. На втором заказчик - ГП "Пассажиравтотранс" - рассматривал предложения оставшихся претендентов с финансовой точки зрения (цены на топливо, порядок оплаты и форм взаиморасчетов).

Первый этап отсеял "Фаэтон" и "ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт". Вторую часть тендера, проведенную 22 декабря 2000 года, по официальной информации выиграли две компании: ПТК и "Балт-Трейд". Первая получила право на снабжение топливом шести автопарков (претендовала на все 10), вторая - на четыре автопарка (претендовала на семь).

С каждой из компаний до 20 января должны были быть заключены официальные договоры поставки. Однако, не дожидаясь выхода официального протокола конкурсной комиссии о результатах тендера, ПТК отказалась от обслуживания всех выигранных лотов. Почему?

Причина конфликта крылась в неприемлемости требований конкурсных условий. Руководство ПТК посчитало невыполнимым условие, связанное с ценой поставки топлива на уровне "среднерозничные цены минус 15%". Кроме этого, не устроил новый порядок расчетов за поставленное топливо и начисление пеней за неуплату или несвоевременную оплату заказчиком. По новым правилам выходило, что "оплата заказчиком поставок будет проводиться по мере поступления средств из городского бюджета". Используя эту лазейку, "Пассажиравтотранс" имел законную возможность максимально растягивать срок оплаты или не платить вовсе.

В своей конкурсной заявке руководство ПТК изложило альтернативные предложения. Однако организатор тендера Комитет по экономической и промышленной политике губернаторской администрации (КЭПП) во главе с вице-губернатором Анатолием Алексашиным не пошел на корректировку конкурсных условий. И в итоге ПТК отказалась подписывать договоры. Автоматически три лота ПТК перешли к "Балт-Трейду". А по оставшимся трем был объявлен дополнительный конкурс. Напомним, что по результатам прошлогоднего тендера ПТК обслуживала семь автопарков, "Балт-Трейд" - один и "ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт" - два.

В принципе, условия конкурса были неприемлемы и для «Балт-Трейда». Но это был единственный шанс для Рюзина получить необходимые оборотные средства от новых кредиторов и из городского бюджета. Особые надежды руководство БФПГ возлагало на вице-губернатора Анатолия Малышева. За его подписью в "Сургутнефтегаз" незамедлительно было направлено уведомление о назначении "Балт-Трейда" уполномоченной кампанией администрации Санкт-Петербурга. Одновременно с этим уведомлением "Сургутнефтегаз" получил заявку "Балт-Трейда" на 35 тысяч тонн топлива. Ранее договариваться с шефом «Сургутнефтега Владимиром Богдановым о поставках нефти «Балт-Трейду» Анатолий Алексашин летал лично, кстати, на самолете, принадлежащем БФПГ. Любопытно, что лишь после возвращения Алексашина из далекого Сургута "Балт-Трейд" принял условия, которые оказались неприемлемы для ПТК.

В дальнейшем негодование ПТК вызвал тот факт, что задним числом начался пересмотр условий тендера, приближаемых к предложениям ПТК, на основе которых питерский ТЭК функционировал последние пять лет. Главной же сенсацией стало выступление президента БФПГ Виталия Рюзина, выразившего готовность организовать собственный конкурс на обслуживание двух автопарков. Не справившись с обязательствами, Рюзин таким образом просто принялся облегчать себе жизнь, и чиновники в Смольном закрыли на это глаза – о предусмотренных в таких случаях штрафных санкциях вице-губернатор Алексашин почему-то запамятовал. А окончательно руководители ПТК пришли к выводу, что их нагло кинули, когда гендиректор "Пассажиравтотранса" подписал договор с льготными для "Балт-Трейда" условиями…

Неожиданная развязка

И весь Петербург застыл в ожидании новой криминальной войны. Многие ждали уже привычных громких заказных убийств, взрывов на бензоколонках и т. п. Но времена изменились. Петербург - теперь родина российского президента и «экспортная столица» России». Начало глобальных бандитских разборок в городе обязательно повлекло бы обвал рейтинга Владимира Путин внутри страны и окончательно испортило бы имидж президента в глазах мирового сообщества. Поэтому ответные, беспрецедентно жесткие действия федеральных силовых ведомств по зачистке берегов Невы от криминального элемента не заставили бы себя долго ждать. И в огне этой бензиновой войны дотла могло сгореть все, что было нажито непосильным трудом питерскими авторитетными бизнесменами за последнее десятилетие, а сами они неминуемо оказались бы за решеткой.

Исходя из новых реалий, противники стали разбираться друг с другом в духе времени – кровавой бойне предпочли войну информационную. Страницы местных и центральных СМИ запестрели обличительными публикациями.

Судя по всему, именно БФПГ оплачивала весьма дорогостоящую pr-кампанию против вице-губернатора Юрия Антонова. Разоблачительные резонансные материалы усилили недоверие к главному лоббисту ПТК со стороны «семьи» губернатора Владимира Яковлева до такой степени, что Антонов в Смольном лишился почти всех властных полномочий.

ПТК пошло по пути тихого сбора компрометирующих сведений на вице-губернатора Анатолия Алексашина. К началу лета на «крышу» БФПГ подобрали компромат такой убойной силы, что градоначальник Петербурга Владимир Яковлев, ознакомившись с ним, в одночасье отказался работать с Алексашиным и попросил своего заместителя немедленно написать заявление об увольнении. Опальный вице-губернатор ретировался в Москву, но и кремлевские покровители не смогли помочь ему восстановить былую влиятельность в Петербурге.

Без властной поддержки Алексашина тендерная затея БФПГ была обречена на провал. Вся структура городской власти после изгнания из Смольного Алексашина была демонтирована, полномочия перераспределены. Главное – контроль над топливным сектором городской экономики негласно вернулся к вице-губернатору Юрию Антонову.

Главное сражение еще впереди?

Так или иначе, с 10 января этого года "Балт-Трейд" стал основным поставщиком топлива для автобусных парков Санкт-Петербурга. Теплая забота КЭППа обеспечила "Балт-Трейду" гарантированные поставки и сбыт топлива, осталось только нормально работать. Но ни с технологической, ни с финансовой стороны новая уполномоченная компания оказалась к этому не готова.

Уже 19 января питерское Управление Федеральной службы налоговой полиции пресекло несанкционированный отпуск топлива автобусам с бензовозов "Балт-Трейда". Поскольку лицензии на такую форму снабжения потребителей компания не имела, завели уголовное дело. Впоследствии "Балт-Трейд" получил лицензию, но вопросов у налоговой полиции от этого только прибавилось: выдача таких разрешений по закону не допускается.

Врез ИА «Руспрес»: Александр Кармацкий, Владимир Кумарин и стрельба по-македонски, справка 2001. Руководитель Управления Федеральной Службы налоговой полиции по Петербург, экс-чекист Александр Кармацкий «параллельно получает ежемесячно от своего «агента» [Кумарина]-Барсукова В.С. в «Петербургской топливной компании» 1500 долларов США (из оперативных источников), просто за возможность обратиться к нему в любой момент с просьбой, например, периодически «наезжать» на «БФПГ» («Балтийская финансово-промышленная группа», которая тоже занимается торговлей бензином в Санкт-Петербурге).

Тем временем в нескольких парках замерзло дизельное топливо. Автобусы останавливались прямо на линиях. Выяснилось, что "Балт-Трейд" поставлял не зимнее дизельное топливо, а летнее с присадками.

Еще через несколько дней всплыла информация о финансовых проблемах фирмы. В поисках кредитных ресурсов "Балт-Трейд" обратился в Сбербанк с просьбой выдать кредит под гарантии городского правительства. Однако правительственные гарантии даются исключительно под правительственные же программы. На этом основании Сбербанк отказал в кредите.

И, наконец, в начале марта администрация Петербурга получила письмо от НК "Сургутнефтегаз". Сибирские нефтяники попросили принять меры к выполнению "Балт-Трейдом" своих обязательств, поскольку заказанное уполномоченной компанией топливо не выбиралось и не оплачивалось. Из-за этого дестабилизировалась работа дочернего предприятия "Сургутнефтегаза" - Киришского НПЗ.

Любой промах в деятельности «Балт-Трейд» теперь мгновенно становился достоянием гласности. Питерские газеты наперебой сообщали о скандальных последствиях изменений в расстановки сил на топливном рынке города, что напоминало спланированную pr-кампанию.

Все это не могло не повлиять и на жизнеобеспечение Петербурга. Комитет по транспорту губернаторской администрации принял решении сократить автопарк, занятый социально значимыми перевозками. Причина - удорожание топлива для автобусов. Эта вынужденная мера неизбежно могла спровоцировать массовое недовольство горожан, что грозило уже не только экономическим, но и социально-политическим кризисом. Кстати, инициатива по сокращению автобусных маршрутов принадлежала вице-губернатору Юрию Антонову, а следовательно - ПТК. Таким образом бывшему монополисту хотелось доказать несостоятельность конкурента и оказать давление на губернатора Владимира Яковлева, чтобы добиться изменения результатов бензинового тендера. После смерти Виталия Рюзина выяснилось, что со стороны ПТК предпринимались и другие подковерные действия.

На днях официальный представитель ПТК сообщил, что примерно два месяца назад член совета директоров БФПГ Сергей Иванов обратился к ним за помощью в подготовке сделки по продаже принадлежащего ему 57-процентного пакета акций ОАО «Балт-Трейд». И ПТК помогла Иванову найти покупателей - своих деловых партнеров. Виталий Рюзин о предательстве Иванова узнал примерно за две недели до своей смерти. 8 августа Иванов был уволен из БФПГ. Вскоре по оперативным каналам менеджеры ПТК узнали, что есть «заказ» на убийство Сергея Иванова. Удалось выяснить имена возможных исполнителей заказа. Вся информация была передана в правоохранительные органы. Учитывая эти криминальные обстоятельства, смерть Виталия Рюзина от передозировки наркотиков вряд ли можно назвать такой уж внезапной и неожиданной.

На следующий же день после смерти Рюзина Сергей Иванов собрал журналистов в одном из баров на Васильевском острове и открыто заявил о том, что в ближайшее время завершит сделку по продаже принадлежащего ему 57-процентного пакета акций ОАО «Балт-Трейд». По его словам, он объявил о продаже акций одного из крупнейших продавцов топлива в Петербурге, потому что опасается за свою жизнь. Иванов сообщил также, что он намеревался продать пакет акций «Балт-Трейда», который распределен между двумя его фирмами - ООО «Дрим» (25% процентов акций «Балт-Трейда») и ЗАО «Норд-Вест Ойл» (32%), за 18 миллионов долларов. Но, по утверждению Иванова, 8 августа он узнал, что за его подписью оформлены документы на передачу всего 57-процентного пакета акций «Балт-Трейда» группе сотрудников бухгалтерии БФПГ. В связи с этим Иванов подал иск о признании этой передачи недействительной. В Арбитражном суде Санкт-Петербурга состоялось предварительное рассмотрение этого дела. В ходе слушаний было принято решение провести экспертизу действительности подписей на документах о передаче всего пакета акций. Эта процедура будет завершена в течение 10 дней. Иванов так и не сообщил имена покупателей, но и без этого понятно, что они обязательно окажутся аффилированными с ПТК. По оценкам сотрудников Территориального управления по Петербургу и Ленобласти Министерства по антимонопольной политике РФ, в случае, если контроль над 57% акций «Балт-Трейда» получат близкие к ПТК структуры, то эта компания станет единоличным лидером топливного рынка города, однако доказать монополизм этой компании будет практически невозможно. Но, судя по всему, специалисты ТУ МАП несколько поторопились со своими оценками.

Руководство холдинга БФПГ предприняло ответные шаги, о чем объявило журналистам на экстренной встрече. Генеральный директор БФПГ Владимир Дворянчиков со всей ответственностью опроверг все высказывания своего бывшего сотрудника. Более того, по мнению руководства компании, г-н Иванов в настоящее время вообще не владеет какими-либо акциями ОАО "БалтТрейд". Злоупотребив служебным положением в холдинге, этот человек "с абсолютно темными намерениями", по словам Дворянчикова, использовал фальшивые печати и подделал подписи. Именно таким образом, г-н Иванов, который, по распространенной информации, уже привлекался к уголовной ответственности за кражу и подлог документов, якобы и стал "владельцем" солидного пакета акций. О прежней деятельности Сергея Иванова, кстати, известно, что, работая юрисконсультом на аптечном складе, в 93-м году он был осужден за кражу на 4,5 года условно и освобожден от наказания по амнистии. На вопрос, почему же такой сотрудник был принят на работу, члены совета директоров сослались на Павла Капыша, президента БФПГ, убитого в июле 1999 года: мол, тот его и взял на работу.

23 августа новым председателем совета директоров Балтийской финансово-промышленной группы была избрана Елена Шатилова. Ранее она занимала пост финансового директора БФПГ и компании "Балт-Трейд", владея 50% акций БФПГ.

После этого состоялась встреча акционеров холдинга БФПГ с наследниками Виталия Рюзина. Результатом встречи стало принятие решения о передаче акций, принадлежавших наследникам Рюзина, в доверительное управление юридическим лицам, входящим в состав БФПГ. "Это решение вызвано необходимостью сохранить целостность структуры и избежать распыления акций за пределы группы", - подчеркнули в пресс-службе БФПГ.

Позже советы директоров БФПГ и компании "Балт-Трейд" приняли решение о подготовке апелляционных жалоб в связи с иском бывшего начальника юридического управления БФПГ Сергея Иванова, уволенного 8 августа 2001 года с формулировкой "по недоверию". По заявлению нового председателя совета директоров группы Елена Шатиловой и гендиректора компании "Балт-Трейд" Сергея Сорокина, Сергею Иванову был передан в трастовое управление контрольный пакет акций ЗАО "Норд-вест ойл". Затем этот пакет был передан в залог коммерческому банку "Зенит", предоставившему БФПГ кредит для строительства восьми автозаправочных комплексов. Ныне АЗС работают под торговой маркой "Балт-Трейда”.

Почему же топ-менеджеры БФПГ, зная о плачевном состоянии дел своей компании, все же решились на конфронтацию с ПТК? Вряд ли такое решение ими было принято самостоятельно. Кто же сейчас стоит за всеми решениями менеджмента по сохранению «целостности группы»?

Чтобы ответить на эти вопросы, достаточно вспомнить, что 8 июня прошлого года Елена Шатилова была избрана членом совета директоров банка «Зенит», который с некоторых пор является основным расчетным центром нефтяных компаний «Славнефть» и «Татнефть». А до этого, 14 апреля 1998 года БФПГ и банк "Зенит" заключили кредитное соглашение о финансировании проекта по строительству 40 АЗС в Петербурге, рассчитанного до 2001 года. Общая сумма инвестиций составила $50 млн. долларов. Подписывая соглашение, председатель правления "Зенита" Алексей Соколов заявил: партнерство банка и БФПГ является стратегическим, поэтому взаимные предложения стороны будут рассматривать в приоритетном порядке. Заявление было весьма многозначительное, если учесть, что основным учредителем и клиентом банка "Зенита" является одна из крупнейших российских нефтяных компаний "Татнефть". Правда, Соколов категорически отрицал какое-либо отношение "Татнефти" к петербургскому проекту банка. Но вряд ли "Зенит" пошел бы на столь серьезные инвестиции, если бы в них не были заинтересованы его хозяева. В данном случае "Татнефть" с помощью "Зенита" предпринял попытку экспансии на петербургский топливный рынок, с которого в тот период фактически ушел "Сургутнефтегаз", считавшийся ранее его хозяином. Это вполне соответствовало стратегии "Татнефти", которой удалось закрепиться на самом привлекательном в России московском топливном рынке, став участником соглашения о сотрудничестве между правительствами Москвы и Татарии.

Определенное отношение к Татарии имела и БФПГ. Еще в 1996 году правительство республики заключило с петербургской мэрией соглашение "О принципах сотрудничества в экономической, научно-технической и культурной областях". Конкретные направления сотрудничества определялись двумя протоколами. Основное значение в них придавалось нефти. Декларировалось участие сторон в строительстве и реконструкции нефтяных терминалов для перевалки нефтепродуктов, создание совместной судоходной компании для перевалки и бункеровки нефтепродуктов (с использованием Петербургского порта), создание совместного акционерного общества по инвестированию средств в нефтедобывающую и перерабатывающую промышленность. Через два года, в августе 1998-го, было подписано еще одно соглашение между администрацией Петербурга, правительством Татарстана и АО "Татнефть". Протокол к нему закрепил стремление участников договора содействовать созданию на территории северной столицы предприятия "Татнефть-Балтика", специализирующегося на переработке татарстанской сырой нефти и реализации конечных нефтепродуктов на Северо-Западе. Для этого в 1999 2000 годах предполагалось построить 15 АЗС. До 20 декабря 1998 года рабочая группа должна была согласовать объем и процедуру нефтяных поставок. Оператором со стороны Петербурга по готовившемуся проекту была названа Балтийская финансово-промышленная группа (Павел Капыш входил в состав рабочей группы). К концу 1998 года был готов бизнес-план строительства 30 АЗС в 1999-2000 годах, получивший положительное заключение Министерства экономики Татарстана. Правительство республики выделило квоту на нефть - 1,2 млн. тонн.

На этом процесс застопорился. В декабре 1998 года в Петербург пришло письмо от совета директоров "Татнефти". Доли участников предполагалось распределять следующим образом: "Татнефть" 80%, БФПГ 10%, "Татнефть-Москва" 10%. На такие условия Петербург пойти не мог и предложил альтернативу: город + БФПГ 40%. Республика Татарстан 30%, "Татнефть" 30%. Но "Татнефть-Балтика" так и не была создана – помешал дефолт 1998 года. Татарстан, пытаясь оправиться от последствий 17 августа, начал качать свою нефть только за рубеж.

Вместе с тем известно, что на московском бензиновом рынке компания «Татнефть» действует в тесной связке со «Славнефтью» Михаила Гуцириева – их совместный бизнес практически неразделим.

Судя по всему, также рука об руку теперь эти две компании поведут свою игру в отношении БФПГ. Руководители БФПГ Ветков и Дворянчиков вместе с главбухом компании разработали схему утечки средств БФПГ через
липовые строительные заказы. Один из них состоит в любовной связи с дочерью генерала ФСБ Бориса Мыльникова, который возглавляет антитеррористический центр СНГ и имеет хорошие неформальные отношения с Михаилом Гуцириевым...

О бизнесе Гуцириева на питерском топливном рынке известно, что фирма "Линос", имеющая большое количество заправок и работающая совместно с нефтяной компанией "Славнефть", сегодня в Петербурге является лидером в процессе демонтажа и замены старых контейнерных заправок на новые стационарные, отвечающие всем европейским стандартам. Из 110 контейнерных АЗС, ранее принадлежавших мелким нефтетрейдерским фирмам, уже демонтировано 60 станций, хотя новых возведено пока меньше этой цифры. Но вряд ли такой амбициозный человек как Михаил Гуцириев ограничится только участием в этом небольшом по меркам «Славнефти» проекте.

Думается, хозяев «Татнефти» и «Славнефти» сейчас больше всего привлекает возможность размещать свои АЗС на территориях, прилегающих к строящейся Кольцевой автодороге вокруг Петербурга (КАД). И в этом плане помощь менеджмента БФПГ может оказаться весьма ценной.

В ноябре 2000 года при Минтрансе РФ была учреждена специальная структура - ГУ "Дирекция по строительству транспортного обхода Санкт-Петербурга", получившая функции и заказчика, и генподрядчика КАД. Эту структуру возглавил Егор Тратников, занимавший ранее посты вице-президента и гендиректора БФПГ. Как стало известно от представителей некоторых строительных фирм-победителей недавнего тендера на застройку КАД, при заключении договоров подряда они столкнулись с неожиданным предложением - заключить еще один договор, не связанный напрямую со строительными работами. В нем шла речь о поставках топлива для заправки строительной техники, причем эту функцию предполагалось возложить на вполне конкретную компанию – «Балт-Трейд». Более того, подразумевались и весьма невыгодные для строителей условия - топливо должно было поставляться по предоплате! В этой связи не остается ничего иного, как вспомнить о сохранившихся, очевидно, теплых отношениях нынешнего главы "Дирекции" и БФПГ.

Помимо этого, обнаружились и другие совпадения. На недавней пресс-конференции, организованной руководством "Балт-Трейда", тогда еще финансовый директор компании Елена Шатилова заявила, что ввод в строй КАД выявит на прилегающих к трассе территориях новые участки, пригодные для размещения автозаправочных станций. И г-жа Шатилова недвусмысленно дала понять, что "Балт-Трейд" вправе надеяться на не самые плохие места. В качестве аргумента она заявила буквально следующее: "Работа с бюджетом (дело было после того, как БФПГ выиграла у ПТК пресловутый бензиновый тендер) позволяет претендовать на лучшие пятна под застройку АЭС».

Строительство КАД закончится только в мае 2003 года, но нефтяные компании уже занимают места для заправок на будущей трассе. Егор Тратников, возглавляющий дирекцию по строительству КАД при Минтрансе РФ, сообщил недавно, что топливные компании подали уже 20 заявок на строительство АЗС в районе кольцевой дороги. Он отказался назвать их до объявления конкурса на покупку земельных участков под застройку (его планируется провести через несколько месяцев), заметив лишь, что проект КАД привлек в первую очередь крупные нефтяные компании.

"Мы еще не подавали заявок на приобретение земли, но заинтересованы, по меньшей мере, в 10 участках под АЗС вдоль кольцевой" – это официальное заявление вице-президента "Славнефти" Андрея Шторха.

Словом, руководству ПТК еще рано праздновать победу над извечным своим конкурентом БФПГ. При негласном участии «Славнефти» нынешняя ситуация – выигрышная пока для ПТК, - может кардинально измениться в пользу теневых игроков. «Ленправда» будет следить за развитием событий.