Финансы
06.02.2009

У Жеребцова отняли "Ленту"

Спасаясь от дефолта, петербургский бизнесмен продает свою часть сети гипермаркетов
Председатель совета директоров сети "Лента" (34 продуктовых гипермаркета) Стивен Огден вчера заявил, что один из владельцев бизнеса намерен продать свои 35% непрофильному инвестору. Миноритарии "Ленты" утверждают, что долю продает основатель "Ленты" Олег Жеребцов и она уже заложена нескольким банкам, включая The Royal Bank of Scotland Group и МДМ.

Как рассказал "Ъ" господин Огден, подготовка к продаже "части акций" Lenta Ltd (владеет 100% ООО "Лента", головной компании одноименной сети) связана с желанием одного из акционеров "заняться другим бизнесом и личными делами", в то время как остальные 13 акционеров по-прежнему намерены сохранять доли в бизнесе. Два миноритария "Ленты" уточнили, что продается доля Олега Жеребцова, а основная причина — долговые обязательства, требующие срочного погашения. "Для финансирования проекта "Норма" господин Жеребцов заложил свою долю в "Ленте" нескольким банкам — шотландскому The Royal Bank of Scotland Group (RBS), Dresdner Bank и МДМ, поэтому сделка должна быть закрыта в марте",— рассказал один из совладельцев. Сеть универсамов "Норма" была основана господином Жеребцовым в 2005 году, в течение 3,5 года он рассчитывал открыть 160 магазинов, но сейчас работает только около десяти в Петербурге (о закрытии московского дивизиона "Ъ" писал 20 октября 2008 года).

Собеседник "Ъ" также добавил, что особенно "Лентой" интересуются "иностранные фонды, уже имеющие инвестиции в России, но не в продуктовом ритейле". По его словам, возможен и второй сценарий — долю Олега Жеребцова выкупят другие совладельцы "Ленты". Другой миноритарий сети сообщил, что в конце 2008 года они сделали господину Жеребцову общее предложение о приобретении его доли, но ответа пока не получили.

ООО "Лента", владеющее одноименной сетью гипермаркетов, основано в 1993 году в Санкт-Петербурге. Сейчас работает 34 магазина "Лента" и строится еще три. Общая площадь сети — более 400 тыс. кв. м, в том числе торговая площадь — 270 тыс. кв. м. Объем продаж ООО "Лента" в 2008 году, по собственным данным, составил $2,344 млрд.

Возможен и вариант, что, объявив о продаже, Олег Жеребцов хочет проверить, насколько справедливо предложение акционеров, считает господин Клягин. По сведениям источников, знакомых с переговорами по продаже "Ленты", в августе 2008-го аудиторы оценивали "Ленту" в $1,5 млрд, в сентябре речь уже шла о $750 млн.

К продаже "Ленту" подтолкнул конфликт основных владельцев Августа Мейера (контролирует 36% "Ленты") и Олега Жеребцова (35%), ставший публичным в январе прошлого года. Тогда господин Жеребцов попытался сменить гендиректора сети Сергея Ющенко на лояльного ему Владимира Сенькина, а господин Мейер выступил против этого решения. Партнеры подали несколько исков против друг друга в суд Британских Виргинских островов (там зарегистрирована Lenta Ltd.) и в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, но позже отозвали свои претензии. Нынешний гендиректор Алексей Бобров вчера отказался от комментариев.

Анастасия Гордеева


****

Август Мейер: Жеребцов крадёт деньги "Ленты"

То, что Август Мейер решился на развернутый разговор, говорит, по всей видимости, о его решении вывести конфликт на публичный уровень. Также Мейер, вероятно, хочет повлиять на позицию других акционеров, среди которых Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).

Каковы основные причины конфликта с Олегом Жеребцовым и сколько он длится?

Олег – очень непостоянный человек. Первый раз он продемонстрировал это 4 года назад, неожиданно покинув пост генерального директора "Ленты". Потом Олег еще несколько раз возвращался и уходил с этого поста и очень расстраивался, если другие акционеры ему не поклонялись.

Почему вас и других акционеров огорчило решение Олега Жеребцова развивать собственный проект – сеть магазинов «Норма»?

Получая зарплату $1 млн. в год, этот человек открыл за спиной у своих партнеров конкурирующий бизнес – "Норму". Кроме того, мне известно, что он использует ресурсы "Ленты" для развития "Нормы". Мы не хотим платить за его неудачный бизнес. Мне известно о существовании денежных переводов между "Лентой" и "Нормой". Не могу назвать объем этих транзакций, потому что не знаю.

Не наносит ли урон бизнесу "Ленты" увлечение Олега Жеребцова парусным спортом и подготовка к гонке Volvo Ocean Race 2008 г.?

Он берет на это деньги из общего бизнеса и этим, соответственно, наносит ему урон. Использует деньги компании для своего увлечения. Он требует 5 млн. евро для своего хобби! У меня тоже есть хобби, значит, я тоже могу получить на него 5 млн. евро? Это вообще один из основных моментов – Олег использует компанию в частных целях, хотя он миноритарный акционер и у него меньше акций, чем у меня. Это не его личная компания и не его личная собственность.

Ранее вы заявляли, что рассматриваете возможность продажи своей доли "Ленты" стороннему инвестору. Ваши планы не изменились?

Вот вы хотели бы быть партнером Олега по бизнесу? Хотели бы отдать ему все свои сбережения, чтобы он ими распоряжался? Советую держать свои деньги подальше от Олега. Компания продается, и части компании тоже продаются. Все в игре! Можно сказать, что есть три разных блока акций. Моя группа – 54% акций, их владельцы – российские, британские и американские граждане. Вторая группа – ЕБРР, он владеет 11% акций и придерживается нейтральной позиции. И Олег Жеребцов, у него 35% акций. Я готов продать свои акции, и другие акционеры из моей группы тоже. Акции выставлены на продажу, и в принципе, любой может их купить. Я хотел бы подчеркнуть, что это не борьба русских против иностранцев. Это Олег против всех! Ни один из акционеров не поддерживает этого парня.

Ведутся ли переговоры с потенциальными инвесторами?

Продажа наших 54% акций осложнена тем, что покупателю придется стать партнером Олега. Могу с уверенностью сказать, что никто не хочет сотрудничать с ним, и это наша большая проблема. Из-за этого к нашим акциям очень маленький интерес, особенно у иностранных инвесторов. Кроме того, "Лентой" управляет генеральный директор Владимир Сенькин. В результате сейчас компания нарушает сроки договора с банком по кредиту. Банк нервничает. Я не знаю, что произойдет дальше. Возможно, даже банкротство, если конфликт не разрешится.

"Лента" – ваш единственный бизнес в России или есть еще активы?

Я думаю, что в России лучше быть скрытным. Поэтому скажу только, что сфокусировал все свое внимание на "Ленте". Когда в 1999 г. я впервые приехал в Россию, я искал возможность инвестировать свои деньги в какой-либо бизнес. На момент нашей встречи с Олегом у него было два магазина, такой русский бизнес на ранней стадии без бухгалтерии и аудита – никакой прозрачности.

Источник: "Деловой Петербург", 17.03.2008