Финансы
10.02.2009

Замашки "Семашки"

Замашки "Семашки"
  • "Тайный советник" (Петербург), 02.09.2009

    Юрий Щербук. Фото "Интерпресс"
Глава петербургского Комитета по здравоохранению Юрий Щербук, главврач больницы имени Семашко и компания "Интеррстрой" заигрались с бюджетными миллионами
Больница N 38 имени Семашко в Пушкине - наверное, единственное в городе медицинское заведение, в котором за последний год были провалены практически все государственные контракты, в ходе которых эту больницу предполагалось отремонтировать. Глава Комитета финансового контроля Дмитрий Буренин заявил, что при проверке расходования бюджетных средств этой больницей столкнулся с беспрецедентной хитростью.

Не чужие люди

Эта больница - одна из самых старых в Петербурге. Ее история начинается в середине XVIII столетия, во времена императрицы Екатерины I. Здание больницы - памятник архитектуры, находящийся под охраной КГИОП. Закономерно, что в нем нужно ремонтировать все, начиная от проводов и труб и заканчивая крышами и стенами.

В 2006 году власти всерьез озаботились приведением "живого" памятника российской медицине в приличный вид. Из бюджета Петербурга было выделено 175 миллионов рублей, в том числе 35 миллионов из резервного фонда городского правительства. Об этом, в частности, просил глава администрации Пушкинского района Вячеслав Коржов. Повод располагал: в 2010 году планируется праздновать 300-летие Царского Села.

В общем, "дорога в ад", как водится, начиналась с добрых намерений...
В 2007 году у больницы появились два крупных подрядчика: ООО "УСМР-4" и ООО "Интерстрой". Почему они? Руководству больницы виднее. Но заметим, что в ту пору в Комздраве отдел развития материально-технической базы учреждений здравоохранения (тот самый, что курирует вопросы капремонта больниц) возглавлял Валерий Ткаченко. Совладелец "Интерстроя" Сергей Урасов является его зятем. Более того, несколько лет назад оба они были совладельцами ООО "УСМР-4". В общем, не чужие люди получили право на освоение бюджетных миллионов.

Однако в прошлом году, когда к взаимоотношениям между подрядчиками и больницей N 38 стали проявлять интерес контролирующие органы, господин Ткаченко из Комитета по здравоохранению почему-то уволился.

Нам трудно судить, насколько сотрудничество между "Интерстроем", "УСМР-4" и больницей имени Семашко проистекало к взаимному удовольствию сторон. Позиция же по данному поводу Комитета финансового контроля изложена в акте проверки расходования бюджетных средств по соответствующим государственным контрактам.

"Установлено, что при исполнении государственного контракта... подрядчиком ООО "Интерстрой" фактически не выполнены работы, учтенные в актах выполненных работ, на общую сумму 3 142 000 рублей..." - резюмировал в письме в редакцию председатель КФК Дмитрий Буренин.

По поводу успехов "УСМР-4" на ниве ремонта исторической больницы у сотрудников Комитета финансового контроля сложилось похожее мнение. Руководство больницы N 38 подало к ООО "Интерстрой" иск в Арбитражный суд. Произошло это после того, как Комитет финансового контроля выявил те самые "лишние" 3 142 000 рублей, полученные "Интерстроем" за работу, которую фирма не сделала. В тот момент было логично предположить: теперь-то справедливость восторжествует! Как бы не так.

Сами разберёмся...

В мае 2008 года больница имени доктора Семашко предъявила "Интерстрою" иск: 2 074 860 рублей за якобы не полностью выполненные работы. "Интерстрой" с претензиями не согласился и, более того, предъявил встречный иск на 2 275 732 рубля. Якобы, наоборот, фирма выполнила какие-то работы сверх госконтракта, а больница их не оплатила. Если сложить оба иска, то получалось баш на баш - с легким перевесом в пользу "Интерстроя".

Нам, естественно, трудно судить, кто кому на самом деле остался должен: больница "Интерстрою" или наоборот. Удивительно другое.

В своих исковых требованиях главный врач больницы Эдуард Апханов почему-то не ссылался на результаты проверки, проведенной специалистами Комитета финансового контроля. Он ссылался на результаты другой проверки, проведенной неким ООО "Центр независимой экспертизы "Петро-Эксперт".

То есть государственный орган, официально контролирующий правильность расходования бюджетных средств, выявил при реализации госконтракта ущерб бюджету в 3 миллиона. А главврач больницы, надо полагать, принял это к сведению, но не придал значения: мол, мы сами знаем, кто, кому и сколько должен.

Но самое поразительное другое. Глава Комитета финансового контроля Дмитрий Буренин утверждает, будто узнал про эту ситуацию из публикации в "Тайном советнике". Мы обратили внимание читателей на странную нестыковку: КФК выявил нарушения у "Интерстроя" на 3 миллиона рублей, а больница им. Семашко предъявила претензии строителям на сумму чуть больше 2 миллионов.

Можно предположить, что главный врач больницы Эдуард Апханов и генеральный директор "Интерстроя" Кирилл Петров рассчитывали, что суд в той или иной степени удовлетворит их иски. После этого руководство больницы либо отчитается об истребованном у нерадивого подрядчика долге, либо разведет руками в связи с проигранным тому же подрядчику встречным иском.

Комитет финансового контроля предъявить претензии не сможет: деньги-то пытались истребовать! Вот для чего, как нам кажется, главврач больницы N 38 Эдуард Апханов предъявил претензии "Интерстрою", ссылаясь не на результаты проверки Комитета финансового контроля, а на результаты совсем другой проверки - от некоего ООО. Это законный повод для того, чтобы не допустить официального участия КФК в судебном процессе.

Деньги пришлось вернуть

На сайте больницы N 38 опубликована официальная позиция бывшего главврача Эдуарда Апханова. В частности, от имени господина Апханова там сказано:

"...38-я больница не существует отдельно от всего здравоохранения города, и ей нужно то же, что и другим, - соответствующее финансирование. Хотелось бы, чтобы к нашим проблемам правительство повернулось лицом, услышало о них..."

Жаль, что господин Апханов, как и представители "Интерстроя", наше предложение об интервью проигнорировал. Впрочем, Эдуард Родионович тоже пострадал после всех этих событий - он потерял пост главврача и стал скромным заместителем по общим вопросам. А новым главным врачом больницы имени Семашко стал Александр Гусев, который, к сожалению, прокомментировал ситуацию весьма поверхностно: мол, я тут человек новый, историей вопроса не владею.

Зато совершенно неожиданно пробудилась совесть у руководства "Интерстроя". В конце января компания перечислила в бюджет города те самые 3 142 000 рублей, в получении которых за невыполненные работы ее обвинил Дмитрий Буренин. Чем фактически признала его правоту.

Кстати, сразу после перевода денег, по чудесному стечению обстоятельств, новый главврач больницы N 38 Александр Гусев и представители "Интерстроя" одновременно отказались от взаимных исковых требований в Арбитражном суде. Гусев объяснил отказ от иска тем, что "Интерстрой" компенсировал ущерб бюджету. О том, что "Интерстрой" компенсировал совсем не ту сумму, которая была обозначена в иске, новый главврач упоминать не стал.

Строят с космической скоростью. Новые госконтракты больницы N 38 тоже вызывают вопросы

Создается впечатление, что руководство больницы N 38 из всего произошедшего сделало какие-то свои, не совсем понятные для посторонних выводы. Во всяком случае, в октябре прошлого года оно заключило еще два государственных контракта с некой компанией "Триострой". Как нам стало известно, Комитет финансового контроля расценил исполнение одного из них как невозможное.

Государственные контракты N 21 и N 97 от 21 и 27 октября 2008 года предполагали ремонт фасадов больницы и помещений терапевтического корпуса. По их условиям, все работы необходимо было выполнить полностью за 2 месяца. Из городского бюджета на эти цели было выделено около 24 миллионов рублей.

Наверное, предполагалось, что "Триострой" - суперкомпания, которая может справиться с таким объемом работ за рекордно короткий срок. Что, к сожалению, не подтвердилось. Как минимум сотрудники КФК выяснили, что компания не имеет разрешения, необходимого на ремонт фасадов зданий, являющихся памятниками архитектуры. Надо полагать, что до подписания контракта эта "секретная" информация была недоступна. Кроме того, контролеры КФК выяснили, что работники "Триостроя" нарушают простейшие технологические требования: например, штукатурят не расчищенный фасад, не соблюдают температурный режим.

Главный врач больницы Александр Гусев прокомментировал ситуацию так: мол, контракты подписало предыдущее руководство, поэтому причины, из-за которых в этих контрактах указаны столь короткие сроки, объяснить не могу. Строители в сроки не уложились, им не заплатили. Пусть теперь Комитет по здравоохранению ищет нового подрядчика...

Когда мы пытались запечатлеть вид учреждения с улицы, охранник вежливо поинтересовался: "Зачем вы снимаете нашу разруху?" Действительно, выглядит больница очень непрезентабельно.

Нам удалось пройти внутрь терапевтического корпуса. На третьем этаже должны находиться стационарные больные, однако там пока располагается строительный хлам. Строители оставили доски, банки из-под краски, коробки, пакеты, а также свисающие с потолка провода. Они бросили свой объект в весьма неэстетичном виде - наполовину покрашенные стены, бетонный пол, пустые дверные проемы, не установленная сантехника.

В общем, сегодня больница N 38 совсем не похожа на памятник архитектуры, который готовится к празднованию 300-летия знаменитого Царского Села.

Ошиблись в расчётах

На днях в Арбитражном суде закончилась еще одна серия конфликтов, в которых фигурировали те же действующие лица: компания "Интерстрой" и Комитет финансового контроля. Правда, в качестве заказчика в данном случае выступало другое государственное учреждение здравоохранения - Максимилиановская больница. Эта судебная эпопея для бюджета закончилась не столь победоносно.

Всего исков со стороны Максимилиановской больницы к "Интерстрою" было три: на 3314 рублей, на 63 729 рублей и на 658 929 рублей. Суть всех претензий главного врача больницы Андрея Лучина сводилась к несоблюдению "Интерстроем" сроков выполнения ремонтных работ, указанных в соответствующих государственных контрактах.
Андрей Лучин от интервью отказался, но в больнице нам рассказали о том, что все претензии к "Интерстрою" появились после того, как соответствующие нарушения были выявлены Комитетом финансового контроля. Судя по всему, главврач Максимилиановской больницы в данном случае обратился в суд формально - дабы его не обвинили в коррупции.

В результате почти полугодичных судебных тяжб выяснилось, что контролеры КФК несколько ошиблись в расчетах, из-за чего большинство претензий строители сумели отбить в суде. Из трех исков суд удовлетворил только самый "дорогой", последний, при этом снизив сумму почти в 10 раз.

Дмитрий Буренин: "Почему молчит прокуратура?"

Мы просили прокомментировать эту странную историю председателя Комитета финансового контроля правительства Петербурга Дмитрия Буренина. Вопреки сложившимся традициям высокопоставленный чиновник от разговора не уклонился. Но разговор получился намного более откровенным, чем можно было предполагать.

- Итак, история с тремя бюджетными миллионами, растраченными при ремонте больницы Семашко, закончилась благополучно: деньги вернулись в бюджет. Каково резюме?


- Не считаю, что данная история закончилась. Во-первых, по результатам проверки КФК, главным врачом одной из крупнейших больниц нанесен ущерб бюджету в размере не трех, а почти шести миллионов рублей. Из этой суммы сегодня возмещено лишь 3,14 миллиона, причем не благодаря действиям чиновников Комитета по здравоохранению и руководства больницы. Во-вторых, Комитет по здравоохранению не дал должной оценки действиям главного врача больницы Семашко. Я полагаю, что они цинично уклонялись от возмещения ущерба, несмотря на указание губернатора обеспечить возврат незаконно израсходованных средств. По нашему мнению, руководитель больницы обратился в суд с заведомо нереальными исковыми требованиями - чтобы суд проиграть и дискредитировать работу Комитета финансового контроля: мол, после проверки комитета мы пытались взыскать деньги, но ничего не вышло - из-за непутевости проверяющих. Так же формально Комитет по здравоохранению обратился в прокуратуру Пушкинского района. По понятным причинам прокуратура не могла ничего сделать, ведь тот же вопрос рассматривался в суде. Я считаю, это была имитация активной деятельности по возвращению денег в бюджет. Фактически главный врач больницы не понес никакой ответственности, кроме порицания журналистов. Более того, он переехал во вновь отремонтированный кабинет с вновь купленной шикарной мебелью.

- Но результат-то все равно "в плюсе": "Интерстрой" вернул городу злополучные 3 миллиона. Ущерб возмещен, а работа Комитета финансового контроля признана самим "злодеем".


- Вы забыли добавить: случайно и, как говорилось выше, не в полном объеме. Я случайно узнал из вашей газеты, что сумма исковых требований больницы Семашко к подрядчикам не соответствует сумме причиненного ущерба, выявленного сотрудниками Комитета финансового контроля! Бывший главный врач больницы пытался применить хитроумную юридическую схему, описанную в вашем материале. При этом Комитет по здравоохранению создавал иллюзию активных действий. Не скрою, с такими действиями чиновников мы сталкиваемся впервые. Это прецедент. На фоне борьбы с коррупцией - недопустимый.

- Вы все время говорите про бывшего главврача больницы имени Семашко. Но ведь выгодоприобретателем мог оказаться не он, а "Интерстрой". И именно "Интерстрой" вернул городу деньги.


- А к "Интерстрою" у меня нет претензий. Его руководители поняли, что заигрались, нашли в себе силы признать это и компенсировали нанесенный бюджету ущерб. Но ситуации вообще бы не случилось, если бы представители больницы не подписали акты приемки выполненных работ на те работы, которые не были выполнены. Никто не заставлял руководителя больницы платить "Интерстрою" за то, за что платить не следовало.

- И как вы полагаете, почему это произошло?

- Мы возвращаемся в начало нашего разговора. Надеюсь, что, в соответствии с резолюцией губернатора, Комитет по здравоохранению даст полный, недвусмысленный ответ, поскольку ущерб установлен и, как мне кажется, была попытка невозврата денег в бюджет. Надеюсь и на оценку прокуратуры.

- Ну хорошо. А почему Максимилиановская больница проиграла почти все суды с тем же "Интерстроем"? Ведь они направили иски в суд также после проверок, проведенных КФК.


- Вы задайте, пожалуйста, этот вопрос главному врачу Максимилиановской больницы: почему он проиграл суды? Зачем вы спрашиваете меня про судебный спор, в котором Комитет финансового контроля не принимал участия? Мы не можем отвечать на такие вопросы. А у главного врача Максимилиановской больницы спросите заодно: почему он не использовал в процессах наши материалы в полном объеме, почему он не пытался привлечь к процессу наш комитет в качестве третьего лица? Уж не по той же ли самой причине - чтобы мы не могли повлиять на результат, не будучи участниками процесса?

- В общем, вы столкнулись с серьезным противодействием. Какие выводы? В работе Комитета финансового контроля что-нибудь изменится?


- Вы чересчур корректны: это не противодействие. На мой взгляд, это намного хуже. Надеюсь, этот прецедент первый и последний. В работе нашего комитета теперь, конечно, кое-что изменится. Мы разослали письма всем главным распорядителям бюджетных средств с требованием обязательно привлекать нас к участию в судебных процессах в тех случаях, когда по результатам наших проверок приходится истребовать нанесенный ущерб через суд.