Все статьи раздела

Финансы
28.09.2009

От Александра Лебедева утекла нефть

От Александра Лебедева утекла нефть
  • "Ъ"

    Александр Лебедев
Подконтрольная ему TOG утратила основные активы
Получив контроль над нефтекомпанией Timan Oil & Gas (TOG), владелец Национального резервного банка (НРБ) Александр Лебедев обнаружил, что она утратила контроль над своими основными активами, в том числе стратегическим Нижнечутинским месторождением. Их новым владельцем стала казахская Kamanisk Holdings, принадлежащая бизнесмену Тимуру Куанышеву. И хотя Kamanisk должна вернуть полученное, Александру Лебедеву придется заплатить за это половину стоимости самой TOG, которая может превышать $100 млн.

Британская Timan Oil & Gas (TOG) сообщила, что ведет переговоры со своим кредитором — Kamanisk Holdings (контролируется казахским бизнесменом Тимуром Куанышевым) — о возврате активов TOG. Речь идет о ее дочерних структурах — "Тиман Менеджмент", "Нефтегазопромысловые технологии" и "Коминефтегаз",— владеющих основными активами TOG. "Нефтегазопромысловым технологиям" принадлежат две лицензии — на стратегическое Нижнечутинское месторождение (извлекаемые запасы С1+С2 по российской классификации — 102 млн тонн нефти, по международной — 26,1 млн тонн по 2P) и блок "Тиманский-4" (запасы не утверждены). "Коминефтегаз" — владелец лицензии на Худоельское месторождение в Коми (извлекаемые запасы по С1 и С2 — 17,6 млн тонн конденсата, или 20 млн тонн конденсата по 2P).

Все эти активы перешли Kamanisk Holdings, поскольку были залогом по кредитной линии на $100 млн, полученных TOG от казахской компании. Теперь у TOG осталось только 80% "Геотермнефтегаза", владеющего лицензиями на геологическое изучение участков "Избербаш-2" и "Сулак-4" в российском секторе шельфа Каспия. Ресурсы первого участка по категории С3 — более 438,7 млн тонн, оценка второго не завершена.

Фактически TOG выбрала только $11 млн из кредитной линии Kamanisk Holdings, после того как в мае у компании сменились акционеры и финансирование прекратилось. До этого момента 25% TOG принадлежало ее создателю и руководителю Александру Капалину, 20% — Борису Ройтеру и 14% — банку Credit Suisse (у него же в залоге были акции господ Капалина и Ройтера). Credit Suisse передал свой пакет структурам НРБ Александра Лебедева, который затем получил контроль над пакетами господ Капалина и Ройтера, консолидировав 62,5% TOG (см. "Ъ" от 1 июня и 26 августа).

В конце мая Kamanisk уведомила TOG о дефолте по кредиту, и хотя 24 июня уведомление о дефолте было отозвано, еще 18 июня активы были перерегистрированы на Kamanisk, где и остаются до сих пор, говорится в сообщении TOG, размещенном на Лондонской бирже. "Хотя Timan и Kamanisk достигли соглашения о том, что подразделения должны быть возвращены, переговоры сосредоточены на достижении лучших условий возврата как с точки зрения закона, так и коммерции",— объявила TOG.

У Kamanisk есть обязанность вернуть активы, признает Александр Капалин. Но вернуть для этого полученные $11 млн недостаточно, пояснил он "Ъ". По условиям кредитного соглашения Kamanisk может претендовать на 51% от стоимости TOG. До 8 июня компания торговалась на площадке AIM Лондонской биржи, но торги были приостановлены и с тех пор не возобновлялись. В последний день торгов компания стоила $34,3 млн. В мае ее цена достигала $43,8 млн. Сейчас цену должен определить выбранный сторонами независимый оценщик с международной репутацией, говорит Александр Капалин (25 августа на собрании акционеров TOG он лишился места главы компании, но по-прежнему возглавляет "Тиман Менеджмент").

Александр Лебедев считает, что активы были переданы кредитору незаконно, добавляя, что смена владельца лицензии на стратегическое месторождение должна утверждаться правительственной комиссией. Господин Лебедев уверяет, что новые акционеры TOG уже обратились с заявлениями в российские и британские правоохранительные органы.

Исходя из объемов и качества запасов компании и начального уровня разработки месторождений, ее цена может достигать $50-70 млн, полагает Валерий Нестеров из "Тройки Диалог". А Денис Борисов из ИК "Солид" не исключает, что цена может превышать $100 млн. Но смена собственника и связанное с этим нарушение нормальных финансовых потоков могут негативно повлиять на работу компании, добавляет Валерий Нестеров.

Денис Ребров, Ольга Мордюшенко, Евгений Хвостик