Финансы
10.06.2011

"Российский капитал" слился вместе с Юрченко

"Российский капитал" слился вместе с Юрченко
  • "Ъ"

    Евгений Юрченко. Фото "Ъ"
Средства из банка выводились по вексельным схемам
В деле вывода активов из банка "Российский капитал", спасение которого стоило государству миллиарды рублей, появились новые подробности. Вывод значительной части активов случился в период его санации Национальным резервным банком с использованием вексельной схемы: сотни миллионов рублей исчезли из банка по подлинным векселям, на законных основаниях предъявлявшихся к погашению известными на рынке людьми, среди которых — бывший гендиректор "Связьинвеста" Евгений Юрченко.

Об одном из эпизодов хищения средств из банка "Российский капитал" вчера рассказал первый замгендиректора АСВ Валерий Мирошников. АСВ санирует этот банка с мая 2009 года, сменив в этом статусе Национальный резервный банк (НРБ), который после полугода санации "Российского капитала" вышел из проекта. По словам господина Мирошникова, незадолго до первичной санации банка осенью 2008 года "Российский капитал", которым тогда руководила Ирина Киреева, выдавал заведомо невозвратные кредиты компаниям, которые не вели хозяйственную деятельность. "Кредит приходил на расчетный счет такой компании в этом же банке, далее эти средства внутри банка перебрасывались со счета на счет, и в конце концов с одного из счетов покупался вексель самого банка,— рассказал господин Мирошников в интервью интернет-порталу "Маркер". — То есть в активах появлялся кредит, а в пассивах — векселя, которые принадлежали некой компании—клиенту банка". В апреле 2011 года Ирине Киреевой было предъявлено обвинение по ст. 201 УК "Злоупотребление полномочиями", ущерб от ее действий предварительно оценен в 700 млн руб.

Впрочем, физически этот ущерб реализовался вовсе не в период руководства "Российским капиталом" госпожой Киреевой, а в период его санации под управлением подконтрольного предпринимателю Александру Лебедеву Национального резервного банка, получившего на оздоровление "Российского капитала" кредит от ЦБ в 8 млрд руб. Полученные от Банка России средства НРБ выдал "Российскому капиталу" также в виде кредита, рассказал господин Мирошников. А вот дальше часть этого кредита покинула баланс банка совершенно нецелевым образом. Когда в "Российском капитале" появился "кэш", эмитированные в 2008 году векселя банка были предъявлены к погашению и погашены, говорит Валерий Мирошников. Ввиду того что источник оплаты подлинных векселей их первичными владельцами был фиктивным, погашение этих бумаг было фактически легализованным выводом активов из банка, указывает он. Допустив погашение векселей, НРБ как санатор, по мнению господина Мирошникова, поступил "непрофессионально". Вины самого Александра Лебедева агентство в происшедшем не видит.

Описанная господином Мирошниковым схема существенно расширяет представление о том, что именно подразумевалось под лаконичной формулировкой "нецелевое использование средств государственной поддержки", на основании которой в НРБ в ноябре 2010 года правоохранительными органами были проведены обыски.

У Александра Лебедева есть собственная позиция по этому вопросу. Погашение векселей он объяснил тем, что они были подлинными. "Мы проверили — деваться некуда: настоящие векселя, надо гасить, или они нас обанкротят",— пояснил бизнесмен. Впрочем, АСВ, по словам Валерия Мирошникова, выступая в роли конкурсного управляющего банков-банкротов, в похожих случаях всегда отказывается платить по подобным векселям, предпочитая доказывать свою точку зрения в суде. "Ситуация сложная,— говорит старший вице-президент Бинбанка (санирует Башинвестбанк) Кирилл Любенцов.— Обязанности отказывать в погашении векселей у банков-санаторов в таких случаях нет. К тому же по закону вексель — безусловное обязательство, которое подлежит удовлетворению". Однако, продолжает он, сложно представить, что, проведя в банке несколько месяцев, санатор не понимал историю происхождения векселей и последствия их погашения.

Ввести в заблуждение банк могли личности предъявителей векселей — среди них были очень известные и уважаемые люди, рассказал источник "Ъ", близкий к банку. Эту информацию подтвердил Александр Лебедев. По его словам, главными получателями средств по векселям стали бывший гендиректор "Связьинвеста" Евгений Юрченко ("у него и его структур находились векселя примерно на 600 млн руб.") и бывший начальник банковского отдела управления "К" СЭБ ФСБ Владимир Сергеев (130 млн руб.). "Если у АСВ есть какие-либо доказательства, что эти два человека фиктивно получили свои векселя,— ради бога, вперед, я их только поддержу",— заявил Александр Лебедев. Евгений Юрченко сообщил "Ъ", что в 2009 году предъявлял к погашению в "Российский капитал" векселя этого банка, уточнив, что приобрел их на рынке на свои личные средства. Связаться с господином Сергеевым вчера не удалось.

Как бы там ни было, вопрос привлечения к ответственности менеджеров НРБ, управлявших процессом санации "Российского капитала", не рассматривается, указывают в АСВ. "Для уголовного преследования за мошенничество нужно доказать умысел, а учитывая природу векселя, которая не изменилась ввиду особенностей его появления, это сделать будет крайне сложно,— говорит партнер адвокатского бюро "Партнерство правовой помощи" Сергей Романов.— Под халатность, то есть преступную небрежность при исполнении обязанностей, такие действия также сложно подвести, особенно если решения по погашению векселей принимались коллегиально".

***

Как выводили из Национального резервного банка

Схема братьев Егиазарянов


Миллиардер Александр Лебедев, которому принадлежат российская «Новая газета» и британское издание The Independent, уходит из бизнеса в политику, потому что устал бороться с коррумпированными чиновниками.

На прошлой неделе он объявил, что оставит большую часть своего бизнеса и присоединится к «Народному фронту» — союзу политических партий, возглавляемому Владимиром Путиным (и которому, предположительно, гарантирована победа на парламентских и президентских выборах 2011 и 2012 годов). [...]

С тех пор, как он вернулся в бизнес, Лебедев, по сути, жил на два города — Лондон и Москву, и продолжает вести политическую деятельность, только она теперь носит оборонительный характер. Он призывает власти обуздать коррупцию и службы безопасности и обвиняет их в попытках захватить его самый важный актив, Национальный резервный банк. [...]

В интервью журналу RUSSIA! Лебедев сказал, что покушения на его банк начались в 1996 году. Он написал об одном из таких случаев в открытом письме премьер-министру Владимиру Путину: «В нашей недавней истории был сюжет, когда «человек, похожий на генпрокурора Скуратова», пытался отобрать у меня бизнес и посадить в тюрьму. Эта травля продолжалась четыре года, и в нее были вовлечены, с одной стороны, высший командный состав генпрокуратуры и отдельные «оборотни» из ФСБ, с другой — братья Егиазаряны и ореховская преступная группировка. Одни фабриковали уголовные дела, потрошили Национальный резервный банк обысками и тысячами часов допрашивали его сотрудников, другие применяли стрелковое оружие, гранатометы и пластит, захватывали в заложники родственников руководителей НРБ. Это и есть механизм уголовных репрессий».

Лебедев подробно описал покушения на НРБ — те самые покушения, которые, вероятно, заставили его вернуться в политику.

Вот прекрасный пример: В конце 1996 года у нас был клиент, который держал деньги в банке, а потом разорился, вернее был преднамеренно обанкрочен. И в результате сделки мены по ценным бумагам у нас клиент украл 7,5 миллиона долларов. Его звали Игорь Федоров, он умер несколько лет назад. Он имел вид на жительство в США и российское гражданство. Соответственно, мы обратились в правоохранительные органы, но шел 96-й год... Нам пришлось нанять детективное агентство за границей, «Интерфор», и оно отыскало деньги в швейцарском банке. Он назывался FondErnest. Мы арестовали в швейцарском суде эти деньги и должны были начать судебные преследования в двух странах — США и Великобритании.

Вместо того чтобы заплатить нам за акции согласно договору, Федоров эти деньги из другого банка отправил на свой частный счет в Швейцарию. Дальше он начал сотрудничать с братьями Егиазарянами, Ашотом и Суреном, а они в это время уже был в тесных отношениях с генеральным прокурором РФ, у них было несколько конспиративных квартир для работы. Одна из них -— известная «Воронья слободка на Полянке», и она даже попала на ТВ.


Случай, о котором вспоминает Лебедев — знаменитое в России видео, показанное по центральному российскому телевидению, в котором генеральный прокурор, вернее «человек, похожий на прокурора», развлекается в компании нескольких женщин. Камеры были, скорее всего, установлены в квартире, которую российские СМИ связывали с братьями Егиазарянами.

Вероятно, Егиазаряны заставили Федорова написать два доноса. Эти документы находятся сейчас у нас. Итак, Федоров из Америки пишет генеральному прокурору, что мы украли все деньги, какие только можно было украсть в Российской Федерации, что мы ему угрожали. Короче, все, что традиционно пишется в ложных доносах. Кроме краж, Федоров обвинял нас с Черномырдиным (бывший премьер-министр РФ) в том, что мы планируем незаконные политические действия, а Федерова вынудили убежать в Америку, и он просит нас привлечь к уголовной ответственности.

Доносы отправлены по почте США. А согласно закону «О коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях» (RICO), использование почты и телефонов на территории Соединенных штатов является основанием для применения акта. Это основание для использования американской юрисдикции по закону RICO [в отношении Егиазаряна]. Мы изучаем эту возможность. В отношении россиян пока еще не удавалось применить закон RICO, тем более, что Верховный Суд в Соединенных Штатах в прошлом году предписал ограничиваться по существу, когда иностранцы пытаются использовать американскую юрисдикцию. Мы пока еще только готовимся с юристами предъявить эти обвинения.

У нас есть масса [подтверждающих] документов: платежки Федорова, который переводит Сурену Егиазаряну на Кипр два миллиона долларов через банк Луидор. Через этот же банк на Барбадосе его брат Ашот Егиазарян отмыл, как минимум, миллиард долларов. В Москве братья Егиазаряны получили контроль над двумя банками: Московским Национальным Банком и УникомБанком. Они оттуда вывели несколько сотен миллионов долларов. Кроме того, они проводили сделки с Министерством финансов, и отмывали деньги в банке Луидор на Барбадосе. Федоров заплатил Егиазарянам за то, чтобы они дали команду генеральному прокурору начать против нас работу по ложному доносу. Это и есть суть этой истории. [...]

Источник: Business Insider, США, 31.05.2011