Власть
28.06.2013

Клан Магомедовых против семьи Тимченко-Франк

Клан Магомедовых против семьи Тимченко-Франк
  • Николай Токарев. Фото “Ъ 

Конфликт в Приморском порту из-за буксиров «Совкомфлота» и «Роснефти» может парализовать российские нефтепроводы
О том, что конфликты между крупными компаниями вполне могут поставить под угрозу экономическую безопасность государства, говорится давно. О том, как это может выглядеть на практике, мы можем увидеть на примере затяжного конфликта возглавляемой Игорем Сечиным «Роснефти» с руководимой Николаем Токаревым «Транснефтью». Любопытно, что — по крайней мере номинально — обе компании являются государственными структурами, первая добывает нефть, вторая монопольно владеет российскими нефтепроводами, по ним сырье поступает к морским портам на Балтике. Вокруг этих портов и происходят основные сражения, которые могут привести к самым неожиданным и крайне неприятным последствиям.

Как сообщает «Ъ», в результате борьбы компаний за буксировочный рынок порта Приморск оказался под угрозой экспорт нефти и нефтепродуктов. Стивидор не захотел принимать танкер с "чужими" буксировщиками, нарушив график отгрузок. Это дало повод капитану порта остановить заход судов в акваторию.

Информацию о том, что в порту Приморск остановлена отгрузка на танкеры нефти и нефтепродуктов подтвердил и советник президента "Транснефти" Игорь Демин. По его словам, по решению капитана порта Игоря Золотых (назначен Минтрансом, отвечает за безопасность судоходства в порту) запрещен заход в акваторию судов "из-за невключения в суточный график движения нефтяных и нефтепродуктовых танкеров". "По нашему мнению, капитан прямо нарушил свои полномочия",— сказал господин Демин. В администрации порта от комментариев отказались, заявив, что у капитана постоянно идут совещания. По мнению экспертов, запрет движения грузовых судов по акватории порта угрожает переполнением резервуарного парка нефти, что, в свою очередь, может привести к остановке прокачки нефти в системе магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов «Транснефти», а также приема нефти в систему с месторождений европейской части России. По словам представителя «Транснефти», если ситуация не разрешится в течение нескольких суток, монополии придется остановить прокачку нефти по Балтийской трубопроводной системе. К критическим последствиям это не приведет, отмечает собеседник. «Зимой труба бы замерзла», — говорит он. Однако это может нанести серьезный ущерб всем заинтересованным сторонам.

Поводом для конфликта стал отказ стивидора ООО "Приморский торговый порт" (ПТП, подконтролен группе "Сумма" и "Транснефти") принимать 25 июня танкер "Совкомфлота" "Лиговский проспект" на 100 тыс. тонн. Танкер заходил в порт с буксировщиками "Роснефтефлота" (51% у "Роснефти", 49% у "Совкомфлота"). Эти буксировщики не отвечают стандартам безопасности, недавно разработанным стивидором. Нарушение графика отгрузки дало капитану формальный повод закрыть акваторию порта с 0:00 27 июня, и с утра была сорвана отгрузка нефтепродуктов "Газпромнефти" и ЛУКОЙЛа. Игорь Золотых разрешил работу нефтепродуктовым танкерам с 15:00. В противном случае могли бы остановиться несколько НПЗ — Киришский, Ярославский, Рязанский и «Танэко». «Была поставлена под угрозу работа всей прокачки, так как система не предусматривает большого резервирования нефтепродуктов», — отметил представитель «Транснефти». Возобновление работы подтверждается и журналом движения судов на сайте системы служб капитана порта. Но "Лиговский проспект" значится как стоящее на якоре судно. "Мы намерены подать в суд иск на действия капитана в связи с прямыми убытками: трубопроводная система работала с дополнительной нагрузкой",— пояснил господин Демин. В "Сумме" от комментариев отказались.

Преследуя интересы своей компании, "Транснефт­ь" ставит под угрозу работу крупнейшег­о экспортног­о нефтяного узла России, считает представит­ель "Роснефти"­. "Мы благодарны­ "источника­м" за рекламу наших возможност­ей по части блокирован­ия работы крупнейших­ портов, но хотели бы напомнить,­ что регулирова­нием портовой деятельнос­ти занимается­ не Приморский­ порт, а Минтранс",­ — сказал он­.

Затяжной конфликт начался в середине июня, когда стивидоры, подконтрольные "Сумме" и "Транснефти", опубликовали новые стандарты безопасности. "Роснефтефлоту" не удалось согласовать с владельцами причалов соответствие стандартам своих буксировщиков. Капитан порта 22 июня отменил дополнительные требования и потребовал отменить стандарты. Конфликт дошел до северо-западного управления Ространснадзора, предложившего главе ПТП "строго выполнить" требования капитана и "предостерегшего" топ-менеджера от нарушения законодательства. Но источник, близкий к ПТП, говорит, что стандарты действуют.

ПТП работает со своими буксировщиками через "Союзфлот порт". "Это типичный конфликт интересов",— пояснил эксперт. Он считает, что дополнительные стандарты безопасности могли быть попыткой ПТП защититься от прихода структуры "Роснефти". Источник, близкий к "Роснефтефлоту", заявил, что новые требования стивидоров являются неправомерными. "Юридические лица и их объединения имеют право устанавливать для себя любые требования, но они не могут иметь обязательного значения для других юридических лиц",— добавил другой источник. Он говорит, что соответствующее заключение "Роснефтефлот" получил и от Ространснадзора, и от транспортной прокуратуры.

По оценкам Надежды Малышевой из PortNews, рынок буксировочных услуг по нефтяным танкерам в порту Приморск оценивается в среднем в 850 млн руб. в год, лоцманские услуги —еще около 150 млн руб. в год. Сейчас весь этот оборот в Приморске под контролем структур, близких к "Сумме", поясняет эксперт, подчеркивая, что "их сопротивление приходу других сервисных компаний вполне понятно".


В случаях простоя ответственность обычно несут покупатели, объясняет сотрудник одной из российских трейдерских компаний. Крупные компании за две недели до отгрузки запрашивают даты подхода танкеров в порт, на погрузку дается два дня, если это не соблюдается, то покупатель платит серьезный штраф порту, говорит он. Штрафы для танкеров могут быть разными — от $4000 в сутки для бункеровочных судов тоннажностью 1000-5000 т до $20 000 для крупных танкеров (150 000-300 000 т), добавляет источник в другой трейдерской компании.

Демин заявил, что «Транснефть» намерена подать иск по возникшим убыткам на капитана порта Приморск. Сумму собеседник не назвал. «Ведутся подсчеты», — отметил он. Глава Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций Елена Корзун отметила, что в ассоциации обеспокоены сложившейся ситуацией и будут ее изучать на предмет подачи судебных исков.

Стоит отметить, что оба враждующих концерна имеют своих лоббистов в самых высоких коридорах российской власти. Танкер «Лиговский проспект» принадлежит государственной компании «Совкомфлот», она же на паях с «Роснефтью» управляет спорными буксирами. Возглавляет ее бывший министр транспорта Сергей Франк. Его сын Глеб Франк – муж Ксении Франк, дочери петербургского друга Путина Геннадия Тимченко. Отец и дочь занимаются совместным топливным бизнесом, их капитал создан на вывозе российской нефти на Запад танкерами Сергея Франка.

С другой стороны, Приморский и Новороссийский порты принадлежат братьям Зиявудину и Магомеду Магомедовым (группа «Сумма») и «Транснефти». Токарев продолжает вести дела с Магомедовыми даже сейчас, когда эта дагестанская семья в окружении Владимира Путина считается политически ненадежной в силу своей особой близости к Дмитрию Медведеву. Прочность позиций руководства «Транснефти» вызвана рядом факторов. В частности, у дочери Николая Токарева Майи Болотовой имеется миллиардный фармацевтический бизнес со Станиславом Чемезовым – сыном влиятельного лоббиста, главы госкорпорации «Ростехнологии» и близкого приятеля Путина Сергея Чемезова.