Власть
24.03.2014

Ковальчук, Тимченко, Ротенберги - кто и сколько теряет на санкциях США

Ковальчук, Тимченко, Ротенберги - кто и сколько теряет на санкциях США
  • Аркадий Ротенберг. Фото innovations.rbc.ua
Опасный бизнес друзей Владимира Путина

Ситуация, сложившаяся вокруг западных санкций против России, заставляет крупных бизнесменов, близких к Владимиру Путину, искать способы поведения в новых обстоятельствах. Так, после того, как на несколько дней оказались заблокированы операции по картам банка «Россия», стало понятно, что нанести удар американцы могут в любое время и в любом месте. Выход из ситуации каждый видит для себя сам. Кто-то, как Тимченко переписывает свое имущество на доверенных лиц, а остальным остается больше уповать на судебные решения споров.

 

Из 30 российских политиков, чиновников и военных, подпавших под санкции США и Евросоюза, зарубежный актив по данным "Ведомостей" нашли только у сенатора Андрея Клишаса, в прошлом работавшего президентом «Интерроса»: он задекларировал жилой дом площадью 432 кв. м и дачный участок площадью 543 кв. м в Швейцарии. Сенатор уже заявил, что эта страна не входит в ЕС. Поэтому для него, как и для большинства других фигурантов, санкции скорее всего выльются в проблему с поездками за рубеж.

У четырех близких к президенту России Владимиру Путину бизнесменов — Геннадия Тимченко, Юрия Ковальчука, братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, которых включил в санкционный список минфин США, могут возникнуть проблемы с бизнесом.

Возможность работать в глобальной экономике для них будет сильно ограничена: возникнут проблемы с финансовым обслуживанием и проведением сделок в Европе и США, а также с привлечением средств за рубежом, объяснил высокопоставленный сотрудник минфина США. Санкции должны применяться к активам, в которых доля бизнесменов больше 50% (см. таблицу), но могут распространиться и на компании, в которых у этих людей фактический контроль.

 

14032014rotenberg2

В полном размере изображение здесь


«Американские санкции противближнего круга” Владимира Путина и их бизнесов могут стать болезненными для российской экономики, поскольку некоторые людиближнего круга” занимают главенствующее положение в отдельных сегментах рынка», — переживает партнер одного из фигурантов списка. «Ведомости» выяснили, кому и о чем стоит беспокоиться.


Активы Ковальчука: финансы и медиабизнес

 

Банк «Россия», крупнейшим акционером которого является Ковальчук, отдельно включен в список минфина США, назвавшего этот 17-й по величине российский банк с активами в $10 млрд и многочисленными корреспондентскими счетами в США и Европе «личным банком высокопоставленных чиновников РФ». Долларовые счета банка будут заморожены, все корсчета с американскими финансовыми организациями — заблокированы. У его клиентов, а также принадлежащего ему Собинбанка уже возникли проблемы.

Из крупных активов за рубежом у банка «Россия» есть 54,9% в кипрской Telcrest, которая владеет 25,2% акций СТС Media. Казалось бы, под «правило 50%» эта медиакомпания не подпадает, но ее акции торгуются в США на NASDAQ. В прошлую пятницу по итогам дня они подешевели на 1,5% до $8,58. «Окажут ли санкции эффект на бизнес компании, сейчас совершенно не ясно», — говорит аналитик «Сбербанк CIB» Анна Лепетухина. Представители CTC Media отказываются комментировать ситуацию.

Структурам банка принадлежит и 30% акций крупнейшего продавца телерекламы в России — группы компаний Vi (ранее — «Видео интернешнл»). Весной 2010 г. источники, близкие к банку, рассказывали, что он приобрел 100% группы, но официально эта информация не подтверждалась.

Если санкции распространятся на Vi, рекламодателям со штаб-квартирами в США могут рекомендовать прекратить сотрудничество с Vi. Правда, опрошенные участники рекламного рынка уверены, что так или иначе продолжат работать с селлером — ни один из них не может отказаться от партнера, контролирующего 60% российского рынка телерекламы. В Vi этот вопрос не комментируют.

Активы Ротенбергов: трубы и недвижимость

 

Ротенберги, в юности занимавшиеся дзюдо вместе с Путиным, владеют компанией «Северный европейский трубный проект» (СЕТП) — основным поставщиком труб для газовой монополии. А принадлежащий им на треть (33,35%) немецкий торговый дом Eurotube на эксклюзивной основе продает трубы европейского концерна Europipe не только «Газпрому», но и «Транснефти», «Сургутнефтегазу», «Росатому» и «Ростехнологиям». «Газпром» закупал у Eurotube трубы, которых не может найти в России.

В 2010 г. Eurotube поставила в Россию около 200 000 т труб примерно на 300 млн евро. Это составляло до трети всего импорта труб в страну, подсчитал тогда аналитик «Уралсиб кэпитал» Дмитрий Смолин.

Пока никаких уведомлений о санкциях и даже никакой реакции на них Eurotube не получала, говорит близкий к компании человек. Введение санкций может обернуться издержками для европейских производителей, эксклюзивным поставщиком которых является торговый дом, говорит он: «И непонятно, кто и как будет компенсировать эти издержки».

В «Газпроме» даже обсуждать возможность санкций считают преждевременным: «Фантазировать на эту тему сейчас можно бесконечно», — заявил представитель «Газпрома».

Кроме трубного торгового дома у Ротенбергов в Европе есть спортивные и девелоперские проекты, а также гостиница.

Борис Ротенберг занимается бизнесом в Финляндии с 1990-х гг. Вместе с финским спортсменом Ауво Нииникето он зарегистрировал компанию Rinimex OY — по адресу основанного Нииникето клуба японской борьбы джиу-джитсу в Хельсинки. В регистрационных документах говорилось, что компания должна заниматься торговлей нефтепродуктами и топливом. Но, как в 2010 г. рассказывал Нииникето, Rinimex продавала только детские игрушки и мебель из Центральной Европы в Россию. «Но даже и эта деятельность завершилась», — говорил он. Зато у компании появился земельный участок с правом застройки в Лапландии неподалеку от лыжного курорта Пюхатунтури. У них с Ротенбергом был план застроить участок бревенчатыми домиками на продажу. Но проект затянулся, по словам Нииникето, «из-за зависимости от других, более крупных компаний, которые уже работают в этом районе».

В 2013 г. стало известно, что финская Arena Events OY, принадлежащая наполовину братьям Ротенбергам, а наполовину Тимченко, купила 100% Hartwall Arena — домашнего стадиона хоккейного клуба Jokerit в Хельсинки, а также долю в этом клубе. Hartwall Arena — крупнейший ледовый дворец в Финляндии.

В финской провинции Киркконумми, неподалеку от Хельсинки, Борису Ротенбергу принадлежит конгресс-холл Langvik Congress Wellness Hotel на 100 номеров — бизнесмен вложил в его реконструкцию $20 млн.

Сын Бориса Ротенберга Роман говорит, что пока в Европе он не видит каких-либо угроз, связанных с американскими санкциями: «Раньше на месте Langvik было просто пустое здание, которое никому не было нужно. Сейчас это рентабельный бизнес. Мы инвестировали средства, создали рабочие места. Langvik является одним из самых крупных налогоплательщиков в своем муниципалитете. Мы развиваем также арену в Хельсинки и не видим для этого никаких препятствий. Работаем в штатном режиме».


Активы Тимченко - от нефти до хоккея

Гражданин России и Финляндии Тимченко, когда-то сосед Путина по кооперативу «Озеро», еще в 2013 г. обратился к американской лоббистской фирме Patton Boggs с заданием развенчать «необоснованные утверждения» о том, что он входит в близкий круг Путина, сообщало Reuters. «Тимченко не хотел, чтобы его имя ассоциировали с Путиным, не потому, что его беспокоили разговоры на эту тему внутри страны, а потому, что он мог предвидеть возможные политические риски», — говорит знакомый бизнесмена. Тем не менее Минфин на прошлой неделе написал, что«деятельность Тимченко в энергетическом секторе непосредственно связана с Путиным». Владельцем Gunvor Тимченко перестал быть за день до введения санкций минфина США, продав долю партнеру Торбьорну Торнквисту.


Но и осталось у него за рубежом немало. Через инвестиционную группу Volga Group, зарегистрированную в Люксембурге, Тимченко владеет финансовыми, строительными, химическими, торговыми, рыбными, транспортными и энергетическими компаниями.

В их числе трейдер IPP (International Petroleum Products), финский авиационный оператор Airfix Aviation и выделившийся в начале 2014 г. из группы Gunvor нефтетрейдер Warly International, зарегистрированный на Британских Виргинских островах. Последним в равных долях владеют Тимченко и Торнквист.

Warly, торговавшая в 2010-2012 гг. за рубежом продукцией «Роснефти», была создана по настоянию этой госкомпании, не желавшей, чтобы ее и Gunvor «лишний раз обсуждали в прессе», рассказывали источник в «Роснефти» и предприниматель, который работал с госкомпанией. Продолжает ли Warly работать с «Роснефтью», в госкомпании не говорят.

«Warly — компания-загадка, какой Gunvor был много лет назад. Gunvor стал прозрачнее, но ситуация, в которой оказался один из его бывших совладельцев, требует прежнего подхода, а именно зарегистрированного в глубоком офшоре трейдера, который не обязан ни перед кем отчитываться», — делится мнением знакомый Тимченко.

Airfix Aviation, принадлежащая IPP, по данным финского регистра воздушных судов, с 2003 г. была оператором самолетов, зарегистрированных на офшорные дочерние компании «Роснефти», с 2006 г. — оператором бизнес-джета австрийской компании «Газпрома», а с 2009 г. — бизнес-авиации «Транснефти». Представитель «Роснефти» сообщил, что сейчас с Airfix Aviation не работает, его коллеги из других компаний от комментариев по этому вопросу отказались.

Финансовый директор IPP в Женеве Харри Миккола называть клиентов и комментировать ситуацию с Тимченко не стал. «IPP работает в нормальном режиме, мы не видим причин менять наши деловые принципы и деловые отношения. Конечно, ситуация сложная и может стать еще сложнее. Мы тщательно следим за развитием событий и продолжаем заниматься нашим бизнесом», — сказал Миккола. Пока никакой реакции со стороны клиентов нет, отмечает он: «Наши клиенты и поставщики вполне довольны [сотрудничеством]».

Офшор на службе родине

 

Подпавшие под действие санкций бизнесмены «ближнего круга» могут уйти в тень. Тем более что у российского бизнеса и государства богатый опыт использования подставных структур и«доверенных лиц». «Возможно, деофшоризация пойдет совсем в другом направлении. Государство хочет получать реальные доходы от бизнесов налогоплательщиков не только в России, но и за границей. Но в случае введения санкций внешняя торговля или другие операции за рубежом могут потребовать использования тех же офшоров в интересах государства и крупного бизнеса, который может стать неугодным Западу», — рассуждает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Если представители крупного бизнеса будут подпадать под санкции, они скорее всего перейдут в разряд теневых собственников. А для управления своим капиталом будут использовать доверенных лиц, говорит он.


На что направлены санкции


После обнародования указа Обамы телефоны вашингтонских юристов стали разрываться от звонков клиентов. Они пытались понять, должны ли разрывать отношения с российскими компаниями, которые могут быть так или иначе связаны с фигурантами санкционного списка, пишет FT. Ведь в указе, например, говорится, что под санкции «по согласованию министра финансов и государственного секретаря» могут подпасть компании, доли в которых принадлежат фигурантам. По словам американского чиновника, «санкции вступают в силу немедленно, финансовые институты должны в течение 10 дней заморозить любые активы людей и организаций, включенных в список, и сообщить об этом» в Управление по контролю за иностранными активами (OFAC, подразделение минфина США, которое занимается реализацией санкций).

Документ также гласит, что санкции могут быть применены к целым секторам российской экономики, таким как финансовые услуги, энергетика, металлургия и горная добыча, машиностроение, оборона и продукция военного назначения. Критерии включения их представителей в санкционный список неопределенные, объяснил руководитель вашингтонской юридической фирмы Ferrari & Associates, P. C. Эрик Феррари. OFAC может ввести санкции фактически против любых людей и компаний, как российских, так и иностранных, которые работают в этих секторах.

Как пояснила представитель OFAC, в отношении компаний, связанных с фигурантами списка, будет применяться «правило 50%». Блокируются только организации, в которых фигурантам списка принадлежит 50% или более. Вместе с тем, по ее словам, правительство «советует американским физическим и юридическим лицам с осторожностью подходить к рассмотрению операций с неблокируемой организацией».

Опрошенные юристы говорят, что позднее появится список компаний, с которыми запрещается вступать в любые отношения. Так было, например, с Ираном и Белоруссией.

Американским юридическим и физическим лицам будет запрещено иметь дела с фирмами и лицами, попавшими в расширенный черный список, говорит партнер юридического бюро «Сирота и Мозго» Олег Мозго. На практике это будет означать, что их деятельность в США будет приостановлена, они не смогут производить расчеты в долларах США по всему миру, отмечает юрист.

«Подходить с осторожностью» означает, что компании должны проводить доскональную проверку того, владеет ли подпавшая под санкции сторона мажоритарным пакетом в контрагенте компании или «полностью его контролирует вне зависимости от того, какая доля ей принадлежит на бумаге», говорит Феррари. Многие американские компании предпочтут не работать с ними, поскольку сочтут риск слишком высоким, уверен он. Бывали случаи, когда иностранные банки, имеющие активы в США, не были обязаны блокировать счета подпавших в США под санкции лиц, но делали это, чтобы не рисковать, говорит Феррари. Но все зависит от конкретного случая и соотношения риска и доходности, добавляет он.

Связанным, но не принадлежащим напрямую фигурантам санкционного списка также потенциально грозит букет рисков, говорит партнер Gide Loyrette Nouel Борис Прозоров. Проблемы могут возникнуть с привлечением финансирования, может вырасти его стоимость, кредиторы могут потребовать досрочного погашения.


Эффект санкций

США давно практикуют внешние санкции — экономическая блокада Кубы действует более полувека. Но многие из инструментов были разработаны после терактов 11 сентября 2001 г., отмечает FT. Поначалу они применялись в отношении людей и компаний, которых США подозревали в финансировании терроризма. Но в последние годы санкции были применены и против Ирана, не желавшего сворачивать ядерную программу. Последняя их серия, стартовавшая в 2010 г. (первые были наложены еще в 1979 г.), привела к тому, что с начала 2012 г., по данным американской администрации, экспорт нефти страны сократился на 60%. Это лишило страну более $80 млрд доходов и в конечном счете привело к победе на президентских выборах в июне 2013 г. Хасана Роухани, сменившего Махмуда Ахмадинеджада.

Ключевым фактором санкций является широкая многосторонняя поддержка (ЕС в 2012 г. тоже ввел эмбарго на закупку нефти в Иране и ограничил финансовые операции с иранскими банками), но ее, как правило, трудно добиться из-за разнящейся позиции стран, отмечает европейский чиновник. Пока Евросоюз предпочитает занимать в отношении России более сдержанную позицию, чем США.

Это объясняется еще и тем, что за последний год несколько подпавших под европейские санкции людей и компаний (семь иранских банков и судоходных компаний) успешно оспорили их в суде. Иски подаются в Европейский суд в Люксембурге, пояснила Майя Лестер из лондонской юрфирмы Brick Court Chambers. Основной риск, по ее словам, слишком неопределенная причина включения в список или нарушение процедуры (у фигуранта не было возможности представить аргументы в свою защиту).

В США оспорить включение в санкционный список значительно сложнее. Фигурант может ходатайствовать о рассмотрении вопроса в OFAC, представив документы о том, что санкции были введены на основании недостоверных данных или что основание для них отпало, говорит Феррари. Иногда это срабатывает, добавляет Мозго. В 2010-2013 гг., вспоминает он, некоторые белорусские предприятия, обвинявшиеся в поставках в Иран, Ливию и Северную Корею военной продукции и продукции двойного назначения, добились исключения из черного списка. Но поскольку добиваться отмены санкций можно только в административном, а не в судебном порядке, прецеденты не имеют значения для других случаев, указывает он
.