Власть
27.06.2008

Жену замгенрокурора Буксмана вернули в нотариусы

Жену замгенрокурора Буксмана вернули в нотариусы
  • "Ъ"

    Александр Буксман, фото "Ъ"
Басманный суд озаботился нарушением прав родственников высокопоставленных чиновников

Получил развитие скандал вокруг уголовного дела о назначении в 2005 году нотариусом Ирины Буксман — жены нынешнего первого заместителя генпрокурора РФ Александра Буксмана. Вчера стало известно, что Басманный суд поддержал генпрокурора Юрия Чайку, запретившего главе следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину расследовать это дело. Тем временем в СИЗО оказалась инициатор расследования — конкурентка госпожи Буксман в борьбе за пост нотариуса Инна Ермошкина. Она потребовала через суд лишить статуса нотариуса супругу Александра Буксмана, а также сына начальника столичного ГУВД Владимира Пронина Александра, однако была арестована по обвинению в квартирных мошенничествах.

"Ъ" стало известно вчера, что Басманный суд Москвы рассмотрел жалобу кандидатов в нотариусы Галины Кремлевой, Эллы Боруновой и Инны Ермошкиной. По их мнению, 4 июня этого года генпрокурор Юрий Чайка "незаконно и необоснованно" отменил решение главы следственного комитета при прокуратуре РФ Александра Бастрыкина от 12 мая этого же года, возобновившего расследование по факту проведения в 2005 году конкурса на вакансию нотариуса, на котором председателем конкурсной комиссии являлся тогдашний глава управления Росрегистрации по Москве Александр Буксман, а победителем стала его жена Ирина. Отметим, что, по мнению заявителей, предметом уголовного расследования должно было стать даже не столько этическое поведение господина Буксмана, использовавшего свою должность для содействия в назначении жены нотариусом, сколько предоставленные Ириной Буксман на конкурс биографические данные. В частности, речь идет о юридическом стаже, без наличия которого невозможно назначение нотариусом. Госпожа Буксман до конкурса девять лет была домохозяйкой, а до этого три года, согласно предоставленным ею документам, работала юрисконсультом в частной фирме "Гусьторф" в поселке Гусевский Владимирской области. В последнем факте следователи усомнились, так как в те годы, когда Ирина Буксман, по ее документам, трудилась в "Гусьторфе", ее муж работал заместителем Бутырского межрайонного прокурора и постоянно жил в Москве. Следователи подготовили запрос в "Гусьторф", однако отправить его не успели из-за запрета генпрокурора на продолжение следствия.

На заседании Басманного суда выяснилось, что Инна Ермошкина присутствовать при рассмотрении жалобы не может: еще 16 мая этого года она была арестована вместе с мужем и обвинена в двух эпизодах квартирного мошенничества. Главное следственное управление при ГУВД Москвы инкриминировало ей завладение в 1999-2000 годы обманным путем двумя квартирами москвички Аллы Данилочкиной. По версии следствия, "супруги Ермошкины восемь-девять лет назад искали людей, склонных к употреблению алкоголя, и, обещая им помощь в обмене или продаже квартиры, обманным путем вывозили их в другие регионы России", где приобретали для них дешевое жилье, а разницу в стоимости квартир клали себе в карман. По словам милиционеров, подобных эпизодов в деле госпожи Ермошкиной в итоге может быть более десяти, пока же она обвинена в хищении путем мошенничества только по двум из них.

Адвокат госпожи Ермошкиной Сергей Широченко сообщил "Ъ", что квартиры у потерпевшей по делу госпожи Данилочкиной были законно куплены, о чем имеется ее расписка в получении денег. Кроме того, по словам защитника, имеется и решение опекунского совета управы "Люблино" о том, что интересы несовершеннолетнего ребенка госпожи Данилочкиной не нарушены. По мнению адвоката, на самом деле супруги Ермошкины были арестованы в отместку за то, что Инна Ермошкина в своем иске в Симоновский суд просила аннулировать результаты проведенного 30 сентября 2005 года конкурса, по итогам которого нотариусами стали не только Ирина Буксман, но и сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина Александр.

Между тем в Басманном суде представитель Генпрокуратуры просил отказать в удовлетворении жалобы о незаконности постановления Юрия Чайки, так как "генпрокурор вынес его в рамках своих полномочий, к тому же все обстоятельства проведения конкурса, на котором нотариусом стала Ирина Буксман, были ранее тщательно исследованы прокуратурой Юго-Западного округа, вынесшей в августе 2006 года решение о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления". Суд с этим согласился и оставил постановление господина Чайки в силе. Адвокат госпожи Ермошкиной Сергей Широченко сказал "Ъ", что все заявительницы будут обжаловать это решение в кассационной инстанции, так как убеждены, что "порядок назначения нотариусов в Москве по блату и невозможность занять эту должность честным путем остаются прежними".

Екатерина Заподинска

 

****


"Буксман и Пронин больше шутить со мной не собираются"


Столичные силовики ясно дали понять «возмутительнице нотариального спокойствия» Инне Ермошкиной, что она «рамсы попутала»

В распоряжение сайта «Скандалы.Ру» попало открытое письмо юриста Инны Ермошкиной, инициировавшей скандал, разразившийся в Московской нотариальной палате. В середине мая этого года Ермошкину арестовали по обвинению в «мошенничестве в особо крупном размере».

Случайно или нет, но неприятности у возмутительницы нотариального спокойствия начались через три дня после того, как глава Следственного Комитета при Генпрокуратуре РФ Александр Бастрыкин распорядился возобновить расследование уголовного дела, возбуждённого в 2005 году по фактам превышения должностных полномочий и вымогательства взятки при проведении конкурса на замещение должности московского нотариуса. Основным фигурантом этого дела являлся нынешний первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман, в то время работавший в должности руководителя управления Федеральной регистрационной службы по Москве, на которую его назначил тогдашний министр юстиции Юрий Чайка.

По версии следствия, господин Буксман в октябре 2005 года возглавил конкурсную комиссию при московском управлении Росрегистрации по избранию на вакантную должность нотариуса, заведомо зная, что среди множества претендентов на эту должность есть его супруга, домохозяйка с девятилетним стажем Ирина Буксман. Которая, кстати, в итоге и выиграла должность нотариуса. Хотя у десятков других соискателей на это место, в отличие от вновь назначенного нотариуса со знаковой фамилией, имелся многолетний опыт работы и успешного участия в судебных делах.

Одна из проигравших — помощник нотариуса Инна Ермошкина — написала в прокуратуру жалобу на господина Буксмана, который, по ее мнению, нарушил закон "О государственной гражданской службе". В своем заявлении она утверждала, что за право стать нотариусом у нее вымогали $ 200 тысяч.

Заявление Ермошкиной явилось основанием для возбуждения уголовного дела, в котором фигурировал нынешний первый заместитель Генпрокурора. Через месяц после вступления Буксмана в эту должность дело было прекращено «за отсутствием события преступления», а недавно Генпрокурор Юрий Чайка запретил следователям СК при Генпрокуратуре РФ проводить следственные действия в отношении своего всесильного коллеги.

С тех пор, как скандал, инициированный Ермошкиной и её «обиженными» коллегами, юристами Галиной Кремлёвой и Эллой Боруновой (которые так же безуспешно не раз пытались пробиться в нотариусы) стал достоянием прессы, их имена прочно ассоциируются с источником бури в тихом омуте московской нотариальной службы. А деятельность Управления ФРС по Москве, от которого зависит принятие решений по кандидатурам нотариусов, стала объектом пристального внимания со стороны правоохранительных органов.

Не в последнюю очередь благодаря жалобам Ермошкиной выяснилась подозрительная закономерность: судя по итогам последних «нотариальных аукционов», победить в них могли только лица, принадлежащие к семейным кланам российской властной элиты. Так, в сентябре 2005 г. «мёдом намазанные» места нотариусов достались таким претендентам, как Александр Пронин (сын начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина), Алексей Кузовков (зять главы МЧС Сергея Шойгу), Людмила Радченко (жена зампреда Верховного суда России Владимира Радченко), и Ирина Буксман, жена первого заместителя Генерального прокурора РФ. По искам Ермошкиной суд отстранил от должности почти три десятка столичных нотариусов, еще 52 человека могут лишиться своих мест в ближайшее время.

Реакция на «плохое поведение» борца с клановыми назначениями была вполне предсказуемой. На Инну Ермошкину обрушился шквал угроз со стороны представителей различных «спецслужб», которые постоянно назначали ей встречи, от которых нельзя было отказаться. После одного из таких «разговоров за чашкой кофе» она попала в больницу с сильнейшей аллергической реакцией.

По всей вероятности, последней чашей, переполнившей терпение силовиков, стала жалоба Ермошкиной в Администрацию Президента РФ, в которой она сообщала, что, по её мнению, сын начальника ГУВД незаконно получил лицензию на право нотариальной деятельности и незаконно передал печать нотариуса своей жене, которая от его имени совершала нотариальные действия в 2006-2007 годах. Правоохранительные органы столицы отреагировали на такой демарш адекватно. Сотрудники СК при ГУВД Москвы возбудили против Ермошкиной уголовное дело. А спустя некоторое время её «эффектно» арестовали, дав при этом понять, что она, выражаясь уголовным жаргоном, «рамсы попутала».

Впрочем, как именно действовали подчиненные начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина, чей сын стал нотариусом в результате одного из «конкурсов», можно понять из открытого письма Ермошкиной в адрес Госдумы, Общественной палаты и Уполномоченного по правам человека в РФ.

Источник: Скандалы.Ру, 11.06.2008

 

****

 

Открытое письмо Инны Ермошкиной

 


В Общественную палату РФ
В Государственную думу РФ
В аппарат уполномоченного по правам человека в РФ


В соответствии со ст.155 УПК РФ в случае, если в ходе предварительного расследования становится известно о совершении преступления, не связанного с расследуемым преступлением, следователь выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела.

15.05.2008 г. в 22 часа 30 минут у подъезда моего дома ко мне подошли трое мужчин в штатском, заломили руки назад, один из них стал бить мне в спину кулаком и вталкивать в машину.

Затем на большой скорости автомобиль направился в сторону области. Я спросила у них, кто они? Мужчина, который сидел слева от меня, нанес мне удар по уху и выше по голове, и приказал замолчать. Мужчина, находящийся за рулем, закричал: «Заткнись, сейчас тебя вывезем за кольцевую и убьем». Я спросила у них: «Кто вы, бандиты или милиционеры, и куда они меня везут?».

Я в правой руке держала телефон и набрала повтор последнего номера, соединение с номером произошло. Это был домашний телефон Елены Васильевны, которая работает в ФГУ, поликлинике консультативно-диагностической, управления делами Президента РФ, расположенным по адресу: г.Москва, Старопанский переулок, д.3. Она трубку держала, соединение шло, поэтому прошу допросить ее в качестве свидетеля.

Водителю кто-то позвонил по телефону и сообщил, что мой мобильный телефон в рабочем состоянии. Водитель резко остановился на перекрестке с проспекта Мира, напротив м. Сухаревская, закричал, чтобы два других его сослуживца отняли у меня сумку, мобильный телефон.

Все трое стали наносить мне удары по голове, лицу, в левый бок живота, по уху левому, и кричать: «Отдавай … диктофон». Я ответила им, что у меня нет диктофона, и просила их не бить меня. Водитель стал все вынимать из сумки и проверять, потом спросил мой пин-код, потом выключил, включил телефон, два раза телефон уронил на пол, забрал мою дамскую сумку и телефон.

Мужчина, который находился слева от меня, наносил удары кулаком по затылку, по шее, когда я подставила руки, он закричал, чтобы я руки убрала.

Водитель нанес удар по лицу, в нос, я прикрыла лицо руками, и на них возникли гематомы, синяки, царапины.

Мужчина, который управлял автомобилем, заявил мне, что Буксман А.Э. (первый зам.генпрокурора) и Пронин В. (начальник ГУВД) больше со мной шутить не собираются, он сказал, что мне конец настал, что я теперь на том свете буду правду искать. Он кричал, что они высокопоставленные чиновники, а я никто и посмела с ними судиться, и пишу на них заявления, создаю им проблемы, которые они не собираются терпеть.

Как я поняла, это были оперативные работники из ГУВД Москвы.

Водитель – оперативник приказал мне, чтобы когда они меня привезут к следователю, я должна подписать все, что она мне даст, и признать вину. Если я буду «чудить», то они меня вывезут за кольцевую, а там убьют, потом заявил, что если я долго буду давать показания, то когда они повезут меня на Петровку, 38, все мозги выбьют и сделают инвалидом.

В 23 часа 30 минут меня они привезли в ОВД 3 отдела СЧ ГСУ при ГУВД Москвы к следователю Марченко Елене Борисовне, которая меня ознакомила с постановлением о возбуждении уголовного дела по факту завладения квартирой неизвестными лицами в 2000 году.

На обороте постановления я написала, что ознакомилась с постановлением и что меня избили мужчины, которые доставили меня к следователю, время 00 часов 28 минут 16.05.08 года.

Я кратковременно потеряла сознание, у меня кружилась голова, тошнило, болела кожа головы, была оцарапана левая рука, гематома на левом боку живота, на голове слева, на затылке, горело ухо, синяк возник на кисти правой руки, оперативники мне порвали блузку, оторвали пуговицы в блузке, стоимостью 250 евро (купила в г. Берлине), оторвали подол пиджака, когда толкали в лифт и выталкивали из автомобиля.

Следователь мне вызвала скорую помощь, которая зафиксировала побои, однако оперативники врача позвали в коридор и просили не писать побои, давление зафиксировал врач 230 на 120. Врач записал все в карту вызова и отвез меня в ГКБ №20, где мне сняли побои, сделали рентген, оказали медпомощь.

16.05.2008 года в здании Тверского суда мне повторно вызвали скорую помощь, которой я показала повторно побои, давление высокое сохранялось. 16.05.2008 в 23 часа мне вызвали в третий раз скорую помощь на Петровку, 38 так как от побоев у меня сильно болел живот, голова, гематомы. И опять отвезли в ГКБ №20 для оказании медпомощи.

Таким образом, побои зафиксированы в ГКБ №20 16.05.08, и тремя бригадами скорой помощи, рваную одежду я им так же показывала.

Следователь Марченко Е.Б. бездействует по моей жалобе и письменному на постановлении о возбуждении уголовного дела, что меня избили лица, которые доставили к ней. А так же сама Марченко Е.Б. незаконно вынесла решение о том, чтобы меня задержать, поскольку дело было ею умышленно возбуждено незаконно, по моему мнению, по приказу начальника ГУВД Москвы Пронина В., так как с ее слов и со слов оперативников ГУВД, которые меня к ней доставляли, мой телефон прослушивается более шести месяцев ГУВД г. Москвы.

8 мая 2008 года я подала кассационную жалобу в Пресненский районный суд города Москвы на решение суда, которым суд не удовлетворил мое требование признать совершенный нотариальный акт от имени нотариуса г. Москвы Пронина А.В. (сына начальника ГУВД) незаконным, поскольку от его имени расписывалось неуправомоченное лицо. 14 мая 2008 года мне позвонила нотариус Ивановской области Борунова Элла Олеговна и сказала мне, что заказала экспертизу в управлении Минюста по Ивановской области подлинности подписи на доверенности двух, сделанных от имени Пронина А.В. Эксперт взял трубку и сообщил мне, что в доверенностях, удостоверенных от имени нотариуса Пронина А.В., подпись от его имени сделана другой рукой.

Таким образом, прослушав мой телефон, оперативникам ГУВД стало известно, что доказательства Борунова Э.О. привезет в Москву 20.05.08 для приобщения в суд. А так же 30 мая 2008 года должно состояться судебное заседание по моему иску к УФРС по Москве об оспаривании конкурса на замещение вакантных должностей нотариуса, в случае вынесения решения суда, нотариусы, которые стали победителями данного конкурса, сложат полномочия по приказу руководителя УФРС, среди них сын начальника ГУВД Пронина – Пронин А.В., жена первого зам генпрокурора – Буксман И.И.

Таким образом следователь по приказу Пронина В., незаконно меня задержала, чтобы судебное заседание не состоялось и суд в мое отсутствие оставил бы иск без рассмотрения и дело бы было прекращено.

А так же, что бы я не продолжала судебную тяжбу с Прониным А.В. и не смогла у Боруновой Э.О. забрать результаты экспертизы почерка Пронина А.В.

В то время, когда меня увезли оперативники, моего мужа другие, их было более десяти человек, задержали, потребовали открыть квартиру, никаких документов не предъявили, привели своего понятого и начали в присутствии моих детей, одна дочь малолетняя, в ночное время в 23 часа 15.03.08 обыск в моей квартире, в которой изъяли два компьютера, множество документов, которые не относятся к теме возбужденного дела. В компьютере доказательства о том, что нотариус Пронин А.В. мне 03.07.07 нотариальные действия не совершал, в частности, фото с датой и временем его нотариальной конторы, аудиозапись совершенного нотариального действия Е.Горбачевой вместо Пронина А.В..

Таким образом Пронин В. под видом уголовного дела, которое ко мне никак не относится, незаконно изъял мои компьютеры с тем, чтобы лишить меня доказательств для суда.

Мой мобильный телефон, мою дамскую сумку с документами, ювелирные изделия следователь забрала у меня и не возвращает моей дочери. Она мне заявила, что будет по записной книжке в телефоне устанавливать с кем я общалась. Считаю такие действия следователя, превышением полномочий, так как в постановлении о возбуждении уголовного дела указано, что неизвестными лицами квартиру несовершеннолетней дочери Данилочкиной А.С. захватили. Однако, как мне пояснила следователь, документы из УФРС она давно получила, из Михайловского городского суда Волгоградской области получила решения суда, что в иске Данилочкиной о признании сделки отказано, а так же нотариус предоставил реестры.

В частности, Данилочкину А.С. заставили расписаться под текстом такого заявления, в котором искажены фактические обстоятельства дела.

В феврале 2000 года Данилочкина А.С. продала квартиру в пятиэтажке своей несовершеннолетней дочери по ул.Совхозная, 39-29 на основании разрешения опекунского совета, подписанного главой управы «Люблино», в котором написано, что Данилочкина А.С. обратилась в опекунский совет с заявлением, в котором просит разрешить ей продажу квартиры, поскольку она с семьей проживает в Волгоградской области в пос. Реконструкция, и желает там купить двухкомнатную квартиру для несовершеннолетней дочери, продав квартиру в Москве.

Опекунский совет разрешил продажу квартиры и обязал Данилочкину А.С. купить двухкомнатную квартиру для несовершеннолетней по указанному адресу, разницу в деньгах положить в сбербанк, зарегистрировать ее по новому месту жительства, и копии всех документов представить в опекунский совет в течение десяти дней, что Данилочкиной А.С. и было выполнено в строгом соответствии.

Таким образом, следователь имела до моего задержания все правоустанавливающие документы на квартиру в Москве и поселке Реконструкция в Волгоградской области, имело решение суда Михайловского городского суда Волгоградской области, которым в 2005 году в иске Данилочкиной А.С. было отказано, поскольку сделка не может быть признана недействительной, так как совершена в соответствии с законом, нотариально удостоверенная с письменного разрешения опекунского совета района «Люблино». А так же, учитывая, что квартира находится в Люблино, предварительное расследование должно проводиться именно в том районе, а не в ОВД СЧ ГСУ при ГУВД по г. Москве. Таким образом следователь на момент моего задержания имела письменные доказательства полученные, как с обыска, а именно: договор нотариально удостоверенный купли-продажи квартиры, нотариально удостоверенную записку Данилочкиной А.С. о том, что деньги она получила, претензий не имеет, нотариально удостоверенный акт передачи квартиры плюс разрешение опекунского совета, так и полученные по ее запросу.

Следовательно, именно сама Данилочкина А.С. продала квартиру с разрешения органов опеки и не существует никаких неустановленных лиц, якобы похитивших квартиру.

Следователь Марченко Е.Б. и заместитель начальника ГСУ г.Москвы Степанцев А.В. превысил свои полномочия в нарушении ст.ст. 91, 92, 93, 94, 97, 98, 99, 100 УПК РФ без законных оснований задержали меня в ночное время, без предъявления документов, произвели в ночное время в моей квартире, а затем и в квартире моей мамы обыски при этом в моей квартире моя малолетняя дочь, состоящая на учете у кардиолога страшно была испугана, что в квартиру явилась в ночное время около десяти человек и проводили обыск до утра, ребенок всю ночь не спал и утром в школу не смог пойти из-за плохого самочувствия и бессонницы, в результате ребенок на нервной почве заболел и не ходит в школу, а старшая дочь 20 лет вынуждена была не посещать академию, так как ухаживала за сестрой, заболевшей после ночного обыска и возить передачки мне в СИЗО-77/6, а моему мужу Ермошкину Алексею Анатольевичу в изолятор на Петровку, 38, так как и его задержали, хотя мы с ним не участники сделки.

20.05 08 на очной ставке я просила освободить нас из-под стражи, поскольку отсутствуют основания для задержания, однако Марченко Е.Б. отказалась и заявила мне, что будет держать нас в СИЗО несколько месяцев.

На мою повторную просьбу предоставить мне согласно Конституции РФ (ст.24) копию постановления о возбуждении уголовного дела, копию протокола задержания (с которым меня вообще не ознакомили), копию протокола обыска квартир, следователь Марченко Е.Б. отказала мне, однако заявила, что если бесплатный адвокат Главатских С.А., которого она пригласила мне для защиты, захочет она ему предоставит копии этих документов, а мне нет.

Следовательно, Марченко Е.Б. нарушила ст.24 Конституции РФ и такие действия квалифицируются по ст.140 УК РФ, то есть не предоставление гражданину информации затрагивающей его законные права.

16 мая 2008 года следователь Марченко Е.Б. вместе с другим мужчиной в форме подошла в Тверском районном суде к судье Севалкину А.А. и напомнила ему, что с ним договорилась женщина (имя, отчество не помню, то ли Елена, то ли Ольга) о том, что он меня без очереди примет и возьмет под стражу.

Судья Севалкин А.А. выгнал из зала других лиц, а нас пригласил в зал судебного заседания и в постановлении от 16.05 08 об избрании меры пресечения ни следователь Марченко Е.Б., ни судья Севалкин А.А. не указали в каком именно преступлении я подозреваюсь.

Поскольку водитель-оперативник, который меня доставлял к следователю, заявил мне, что с судьей есть договоренность и меня посадят в тюрьму, то можно сделать вывод, что группа лиц по предварительному сговору незаконно лишила меня конституционного права на свободу и неприкосновенность, нанесли побои, без законных оснований изъяли мое имущество, продолжают меня и моего мужа удерживать в тюрьме, а дети (2) бес средств существования остались одни дома, чем нарушены их права и причинен детям вред здоровью, то при таких обстоятельствах прошу возбудить уголовное дело по ст.286 ч.3 УК РФ на следователя Марченко Е.Б., начальника ГУВД Пронина В., на Степанцева А.В., на судью Севалкина А.А.. Установить личности оперативных работников, доставивших меня и мужа к следователю и производивших обыск и так же привлечь их к ответственности.

Аналогичное заявление передано в администрацию Президента РФ и журналистам, которые на протяжении четырех лет освещают в СМИ мою борьбу с коррупцией при проведении конкурсов на замещение вакантных должностей нотариусов.

Прошу освободить немедленно меня из под стражи, поскольку считаю реальными угрозы со стороны оперативников ГУВД Москвы о том, что в тюрьме меня убьют, а напишут, что суицид. Я не собираюсь совершать суицид, поскольку у меня дети, больная мама и я психически здорова, что подтверждается справками ПНД и НД от апреля 2008 года, взятых для получения водительских прав.

Следователь Марченко Е.Б. заявила мне и ее адвокат приглашенный Главатских С.А. о том, что реально меня прослушивает ГУВД полтора года, с того момента как я стала оспаривать конкурс на должность нотариуса в котором победил сын начальника ГУВД Пронина В. И пока я под стражей она, следователь с оперативниками, выдумает десять эпизодов и посадит меня в тюрьму на двадцать лет, чтобы я не писала жалобы на Пронина В. И А.В. и не судилась с ним по оспариванию конкурса и незаконной выдачи лицензии на право нотариальной деятельности Пронину Александру Владимировичу.

Мое заявление, поступившее из управления кадров и госнаград администрации Президента РФ в СК при прокуратуре РФ находится на контроле у Бастрыкина А.И., в котором указано, что сын начальника ГУВД незаконно получил лицензию на право нотариальной деятельности и незаконно передал печать нотариуса своей жене, которая от его имени совершала нотариальные действия в 2006-2007 годах (ст.159 УК РФ, ст.202 УК РФ). Поскольку СК при прокуратуре РФ по этим фактам бездействовал, начальник ГУВД Пронин В. отправил меня незаконно в тюрьму с тем, чтобы лишить меня жизни и тогда не будет свидетеля, хотя кроме меня есть и другие свидетели, в том числе и журналисты. Прошу ответ дать в письменной форме и защитить жизнь и здоровье меня и моих детей от Пронина В. и Буксмана.

Ермошкина Инна Олеговна