Власть
15.07.2008

Черная касса судьи Майковой и другие беззакония законников

Черная касса судьи Майковой и другие беззакония законников
  • Источник: Трели.Ру, 15.07.2008

     

    На фото: Люмила Майкова

Владимир Соловье продолжает личный антисудейский джихад в поддержку группы "Ист Лайн"

Я полностью расстался с иллюзией о роли Генеральной прокуратуры. Прокуратура не сделала ничего. Этот орган и люди, которые им руководят, не настроены защищать законность и простых граждан. А Высшая квалификационная коллегия судей демонстрирует пассивное сопротивление намерениям главы ВАС Антона Иванова очистить судейские ряды.

Вчера началось заседание Высшей квалификационной коллегии судей. Рассмотрение вопроса об отставке Людмилы Николаевны Майковой стоит в повестке на среду, но уже вчера эта тема была затронута. Председатель ВККС Валентин Васильевич Кузнецов очень хочет перенести этот вопрос как можно дальше, только бы им не заниматься. Для этого сделан запрос в Конституционный Суд: члены комиссии вдруг засомневались, как им голосовать: тайно или открыто…

Тогда Антон Иванов говорит: хорошо, если рассмотрение вопроса переносится, то нужно на это время приостановить полномочия Майковой. Вполне здравая идея, так ведь? Об этом пишут сегодня «Коммерсант» и «Ведомости». Это будет решаться завтра на заседании Высшей квалификационной коллегии, так что будет интересно.

Тем временем любопытные комментарии появляются на сайте TRELI.ru в связи с материалами о Людмиле Николаевне Майковой. Вот мне понравилось (великий русский язык!). Суд, где Майкова является председателем – это кассационный суд. Так слушатели-читатели пишут: среди юристов «кассационный суд» называется сокращенно «КАССА».

И ещё пишут: «Взятка в размере 50.000 долларов - это статья 290 часть 4 Уголовного кодекса, тяжкое преступление, по которому с 2000 года срок давности еще не прошел… то есть дело как закрыли – так ведь можно и открыть снова…»

А вот некто Михалыч пишет в комментариях к моей статье: «Смею предположить, дело было так: взятку давали под контролем. Возможно, записали на аудио и видео. Через какое-то время судье предъявляют "убийственные" доказательства, после чего предлагают ей сотрудничество, в обмен на то, что дело помогут замять. Судья соглашается и пишет заявление о "даче" взятки (подкупе) под диктовку, что она якобы сама первая добровльно заявила. Обычная схема посадить на "крючок" судью. Всё! После этого судья - "РУЧНАЯ"! Таких "судей" БОЛЬШИНСТВО!»

Что ж, не исключено, что так и было…

Я спросил у одного знающего человека из органов следствия: а не проявлялся ли по этому делу некто Каланда? Собеседник на меня так красноречиво посмотрел и говорит: а можно я не буду отвечать на этот вопрос?

Дело о взятке началось в апреле 2000 г., закрыто было в январе 2001 г., – и именно в 2001 г. в окружении Майковой появилась Лариса Каланда…

Сюжет ведь очень старый – знакомый нам ещё по детскому киножурналу «Ералаш»: чтобы добиться расположения прекрасной дамы, нужно спасти её от хулиганов. А чем дожидаться неведомых хулиганов – лучше всего самому организовать такое как бы нападение, и в нужный момент эффектно выйти на сцену – агрессор, по предварительной с ним же договорённости, повержен, прекрасная дама готова на всё ради своего избавителя…

Кстати, и с квартирами, вполне возможно, вначале был такой же сценарий. Может, чувство благодарности с годами притупляется, и его нужно время от времени «освежать»? Тот аноним, кто прислал копии документов на мой почтовый ящик, думаю, хотел Майкову сначала встревожить, а потом, когда дело будет спущено на тормозах, сказать ей: я замял эту историю, ох, каким трудом мне это далось… И вот он герой, и вот оно чувство благодарности… Искусство вербовки, которым так хорошо владеют некоторые генералы ФСБ, одинаково сведущие и в миграции, и в наркоконтроле. Не просчитали только одно обстоятельство: что Антон Иванов решится вынести сор из избы и поставит вопрос всерьёз.

Мне тут ещё рассказали одну интересную вещь о ФАС МО. Оказывается, там есть заведённый годами порядок, по которому в определённых случаях судья ещё до заседания по делу должен (обязан!) прийти на доклад к руководителю суда или зампреду и доложить ему своё мнение по делу. Ещё раз подчеркну: заседания ещё не было, стороны ещё не выступали, а судья уже должен доложить начальству, какое решение он собирается принять. Мне кажется, комментарии излишни. Знают ли об этом в Высшем арбитражном суде и в квалификационной коллегии?

Также вчера Автозаводский районный суд в Нижнем Новгороде огласил приговор по мучительному 247-му делу. По первому впечатлению, приговор довольно противоречивый – наверное, это отражение того, какие внутренние противоречия раздирали судей. Но предварительные итоги уже можно подводить.

Во-первых, никого не отправили в тюрьму. Это главное. Слава Богу. Хватило мудрости не умножать число страданий, и без того слишком большое. А ведь начальник отдела Следственного управления ФСБ Роганов Сергей Викторович уже заранее доложил своему руководителю Николаю Олешко о полной победе и строгом наказании виновных, а тот доложил зам.начальнику ФСБ Ушакову, а тот, наверное, господину Патрушеву, до сих пор не отошедшему от руководства ФСБ…

Думаю, план был такой: добиться, чтобы пару подсудимых попали в заключение, а там уж с ними поработать как следует – глядишь, и покажут на кого-нибудь, будет какое-то продолжение у дела…

Второе наблюдение. В приговоре есть проблески справедливости. Из четырёх эпизодов так называемой контрабанды три полностью исключены судом. Формулировки такие: непричастность к преступлению и отсутствие состава. Обвинения в лжепредпринимательстве и неуплате таможенных платежей также полностью закрыты – по сроку давности.

С учётом того, какие силы были задействованы для того, чтобы добиться именно обвинительного приговора – этот результат или означает, что система даёт сбои и позволяет судьям проявлять эти проблески справедливости, или же может означать, что следствие было проведено настолько плохо, что не исправить вообще никакими усилиями…

Впрочем, суд ведь ещё 2 с половиной года назад сказал, что обвинение имеет неисправимые недостатки. Потом очень и очень долго пытался исправить неисправимое. Не вышло. Вернулись к тому, с чего начали.

Вот человека восемь с лишним лет обвиняли, что он организатор преступной группы. Самый главный в этом деле злодей! Два года он отсидел в СИЗО, потерял здоровье. А вчера сказали: да конечно, он не организатор и вообще не член группы. И дело по нему прекращают по сроку давности. Зачем столько времени мучили человека? Хотя я согласен, что свершилось меньшее зло. Могли ещё год назад, не моргнув глазом, реально упрятать его лет на 9…

Юристы, кстати, с которыми я говорил, не в силах объяснить, как это может быть – по одним и тем же эпизодам для четверых преступная группа есть, а ещё для двоих – нет.

Третье наблюдение. Следователи ФСБ, как классово близкий элемент, пользуются у суда пониманием и снисхождением. Ну, отвратительно провели следствие, ну, продали вещдоки. По хорошему, надо вообще дело прекращать. Но ведь им будет обидно, что 8 с лишним лет работали вообще впустую. Не обижать же людей – поэтому один эпизод на всех оставляют, и дают Коршунову и еще одной подсудимой по 7 лет условно, а двум подсудимым, кто сотрудничал со следствием – по 3 с половиной условно.

И вашим, и нашим. Мол, вам скинули три эпизода и в тюрьму не посадили – так скажите спасибо. И будьте довольны…

И не смейте обращать внимание, что Коршунова наказывают за умышленное искажение документов, а в обвинительном заключении вообще нет слова «умысел» и просто даже не написано, кто заполнял эти документы.

То есть – мы вас не сажаем в тюрьму, а вы закрываете глаза на «дыры» в обвинении… Но так или иначе серьёзные вопросы сейчас будут возникать. Когалымский эпизод отпал – а там ведь продано под видом вещдоков полторы тысячи мест груза на 57 тонн, и с одним Домодедовским эпизодом то же: там продано около 600 грузовых мест. Эпизоды отпали – надо возвращать товар?

Ещё в эти дни активизировалась медийная поддержка Нижегородского проекта. В Нижнем накануне прошла такая подготовка в местных газетах. Факты переврали, но написали: мол, начинается оглашение приговора, Соловьёв приедет. А вчера в зале суда наблюдалось скопление телекамер. Этакая студия «Ушаков-Фильм».

Господин Ушаков, зам.директора ФСБ, курирует и следственное управление, и центр общественных связей. Вот он и решил в последний день организовать широкое освещение суда в прессе.

Решение довольно самоуверенное – так мог поступить только человек, которому кажется, что он знает приговор суда заранее, и единственное, о чём осталось позаботиться – это возвестить погромче о своём триумфе.

Интересно, оправдались ли ожидания господина Ушакова?

Четвёртое наблюдение, неутешительное. Я полностью расстался с иллюзией о роли Генеральной прокуратуры. Прокуратура не сделала ничего. Этот орган и люди, которые им руководят, не настроены защищать законность и простых граждан. Высокие чины встречаются с тобой, выслушивают аргументы, даже воспринимают их, качают головой, сверкают очами, говорят: ну если так, это меняет дело, говорят: мы разберёмся, но не делают ни-че-го.

Прокуратура серьёзно больна. У неё, похоже, импотенция.

Владимир Соловьев